Робот с моралями

//

Заряжавшийся робот лежал на рабочем столе Роджера, который учёный предварительно накрыл бледно-голубой тканью, чтобы робот не испачкал его стол. Осматривая платье, Роджер понял, что испортил его, так как по всему подолу растеклись черные ручейки масла.

Отдавать платье в таком состоянии было рискованно, поэтому Роджер отбросил его в сторону, решив, что отправит его в химчистку обратно и объяснится перед сестрой, почему так произошло.

А пока он подошёл к экрану и, закрыв все документы с его изобретениями, начал рыться в интернете в поисках информации о белых роботах, которые прилетают из другой системы планет и гнездом для зарядки над копчиком. Серьёзно, Роджер никогда не видел роботов с гнездом для зарядки в таком, гм, деликатном месте.

За всем этим исследованием он не заметил, как прошло полтора часа. Робот в тепле ламп оттаял, стопы его расцепились, а ладони отпустили колени.

Приняв решение действовать дальше, учёный усадил робота ровно и на всякий случай прислонил его к стене. Вытащив зарядное устройство (что далось ему с огромным трудом), Роджер сел напротив дроида и начал рассматривать иероглифы, которых не было видно под инеем. Альбонские. Значит, робот прибыл с Альбони. Планеты-кормилицы, Али-экспресса галактики, самого большого зелёного яблока... да, в общем, как угодно.

Прошло ещё немного времени. Роджер задремал на стуле, надеясь на то, что робот сам очнётся. И не разнесёт ему всю лабораторию. И не придушит, пока он дремлет.

- Анализ. Вода.

Это не было голосом уборщика или даже девушки из приёмной, которая отправляла Роджеру сообщения о том, который сейчас час, если он подолгу не выходил из своей лаборатории.

Встрепенувшись, учёный распахнул глаза и увидел, как оживший эскорт-дроид оглядывает намокшую ткань вокруг себя. Робот поднял голову и встретил Роджера безразличным взглядом.

- Анализ. Человек.

Тот улыбнулся.

- Работает, - в душе Роджер безумно гордился собой, ведь заставил работать то, что, по определению, уже не должно.

- Работает? - механическим голосом переспросил робот, - работает что? Человек в курсе, что вода вредна для механизмов робота?

- Н-нет, - запнулся учёный и, заметив что-то на щеке дроида, попытался убрать его волосы от щеки и рассмотреть надпись.

Уже дотронувшись до мягких волос робота и едва коснувшись его холодной и сырой щеки, Роджер вдруг остановился. Щека была гладкой и блестящей, словно новый пласт металла, который только спустили с конвейера. Уж кто, а Роджер знал, насколько приятным бывает гладкий металл.

Но эйфория длилась недолго.

Робот ударил Роджера током, и тот отдёрнул руку.

- Полегче, учёный, - дроид поднял одну ногу и скрестил руки на груди, - я робот с моралями, знаю тебя меньше пяти минут, а ты уже лапать лезешь!

- Да было бы ещё за что! - обиделся Роджер, - у тебя там что-то написано на щеке, может быть, непристойность какая-нибудь! А ты сразу током бьёшь! Робот с моралями, чёрт бы эти морали.

Он отошёл к экрану и начал искать по сети альбонских роботов. Картинка с роботами, как две капли воды с Ампером, перетаскивающими ящики, драящими полы и корабли, ухаживающими за детьми...

- Фу, терпеть не могу детей, - робот повернул голову в его сторону и поморщился.

- С чего бы это? Да ты их, судя по поведению, даже в глаза не видел. Такой заносчивый, я бы к тебе ребёнка ни за что не подпустил, - Роджер пролистал ещё несколько фотографий и наткнулся на статью о металлическом крещении.

Робот фыркнул из другого конца комнаты.

- Представь, видел.

- И сколько конечностей тебе оторвал этот ребёнок?

- Нисколько...

***

Учёный, уже успев смириться с тем, что жизнь подсунула ему кота в мешке, а точнее робота в платье, встал, нацепил на себя резиновые перчатки и подошёл к роботу, ковырявшему иероглифы на своей тазовой панели.

- Ладно, ты меня задолбал, ложись на спину и раздвигай ноги, - он взял в руки отвертку.

- Э, костлявый, совсем страх потерял? - Ампер попытался отползти назад, но упёрся в стену, - собрался меня по частям разобрать и на Альбони обратно толкнуть? Только тронь, я тебе руку оторву!

Роджер зарычал от злости.

- Я просто посмотрю! У роботов панели откручиваются на внутренней стороне бёдер, там у них трубы проходят, - любопытство снова взяло верх над злостью, и учёный едва сдержался, чтобы не прочитать целую лекцию о таких моделях роботов и чем чревато такое расположение труб.

Обычно у роботов второй системы планет трубы, по которым бежали жизненно необходимые жидкости для стабильной работы роботов, как раз располагались там, куда сейчас отвёрткой указывал Роджер. Если происходил какой-нибудь казус, и нужно было пополнить объем этой жидкости, можно было просто подвести трубку к бедру робота и через неё накачать жидкость. Конечно, были свои неполадки, например, роботы очень часто били током, случайно отрывали кусок заправочного шланга, самовозгорались (в основном российские модели) или глючили.

Но, так как робот был альбонским, то, видимо, труба находилось в другом месте. И учитывая то, что в интернете информации по таким роботам было ничтожно мало, Роджеру придётся разбирать робота полностью, возможно, что после этого он не сможет собрать его обратно.

Стоп.

- А как тебя зовут? - Роджер на секунду перестал злиться.

- AR0386, - спокойно произнёс робот и посмотрел на учёного, - а тебя, костлявый?

- Роджер...

- Как Миколкинс Роджер?

- Кто это?

- Революционер. Роботов перепрограмировывал, - это слово далось роботу с огромным трудом, - устраивал бунты. Хотел устроить полномасштабную революцию. Влюбился в наёмницу от тамошнего мэра. Попался на крючок правительства. Нашли убитым в собственном кабинете. Зарезали агитационным буклетом. Две тысячи двести восемьдесят один порез.

Поразившись альбонской бумаге (и, видимо, экзотическим предпочтениям Миколкинса в интимной сфере), Роджер задумался. Робот на Миколкинса никак не был похож. Возможно, на каком-нибудь бунте он побывать успел, но это не точно.



Чубрик в кастрюле

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться