Родительская любовь (бонус к "Шаману")

Размер шрифта: - +

Глава 1. Тебя больше нет

На собственное свадебное платье я теперь смотрела как на врага. Зачем выбрала модель с корсетом? Тонкую талию хотела? Зря. Рука не поднималась утягивать беременный живот, пусть никакого живота ещё и в помине не было. Я вообще как-то резко передумала выходить замуж. Перелёт в столицу, куча волнений – зачем? Расписались бы тихо в ЗАГСе Якутска, и я бы дальше лежала. Но билеты на самолёт уже куплены, чемоданы упакованы и до момента, когда нужно садиться в машину, осталось два часа. Прорва времени, ага. Я оделась, накрасилась, собрала волосы в короткий хвостик и снова нырнула под одеяло.

- Не лежи слишком долго, - хмуро сказал Изга, заглядывая в спальню. - Это плохо отражается на составе крови. Гематокрит падает. Двигаться нужно.

- Мне хватает того, что я хожу по лестнице с первого на второй этаж, - проворчала я в ответ. - Живот тянет от любой мелочи.

- Тебе кажется, - мягко ответил мой почти-муж. – Беременность долгожданная, на воду дуешь.

Я не злилась на его беспечность. Тем более что её не было. Шаман по ночам просыпался, когда я просто с боку на бок переворачивалась. Переживал сильно.

- Возраст у меня, операция недавно была.

На упоминание возраста Изга стабильно закатывал глаза и через раз вздыхал. Но сегодня был серьёзен.

- Если действительно болит – спазмолитик выпей. Не пройдёт через два часа – никуда не поедем.

Мне бы порадоваться, но эффект от новости получился прямо противоположным. «А замуж? Я на свадьбу хочу».

Проклятый гормональный всплеск. Жажда меня до сих пор мучила. Кроме всего, что можно выпить, хотелось то копчёной горбуши, то солёных помидор в собственном соку, а от перепадов настроения силы окончательно пропадали. И как в начале прошлого века женщины рожали по десять детей? В поле. Без эпидуральной анестезии. Без моральной поддержки мужа. Бог с ними, с партнёрскими родами, это уже перебор, но поныть-то кому-нибудь нужно.

- Не тянет, - сморщилась я. – Потерплю.

- Так «потерплю» или «не тянет»? Ты уж определись.

Георгий поправил одеяло и сел на край кровати. Я уже привычно прислушалась к ощущениям. Лёгкий дискомфорт никуда не делся, но вполне мог быть психосоматикой. «Сама себя накрутила», если говорить по-простому.

- Тебя что-то беспокоит, - уверенно заявил шаман. – Отсюда и блуждающие боли. То там кольнёт, то здесь потянет. Душа пытается достучаться до разума.

- Все женщины волнуются перед свадьбой, - попыталась я увильнуть от разговора. Но уже понимала, что пока врач и шаман в одном флаконе не поставят точный диагноз, из дома мы не выйдем.

- Меня статистические «все» совершенно не интересуют, - тихо ответил он. – Мне важна именно ты.

Значит, придётся думать.

Я со вздохом поднялась на локтях и подтянула к себе ноги. Подушек под спиной стало достаточно, чтобы полулежать и смотреть на кофейную мандалу. Меня успокаивала причудливая вязь её лепестков. Каждый завиток уже наизусть знала.

- Я обещала отцу, что отправлю приглашение на свадьбу, а сама даже не позвонила. Да, мы обсуждали это, и я настаивала, что не хочу, а внутри всё равно не спокойно.

- Ты можешь позвонить прямо сейчас.

- Знаю, - дёрнула я плечом. – Даже знаю, что услышу в ответ. «Ирина у тебя совсем мозгов нет? Я же просил не делать глупостей!» И тут придётся ссылаться на беременность, хотя заявление мы подавали, когда ещё не знали про две полоски, отец завопит, что я выхожу замуж по залёту, и разговор окончательно превратится в скандал. Я не хочу так. Это моя жизнь. Я не обязана спрашивать у отца разрешение поставить штамп в паспорт, но мне всё равно гадко. Будто моя дочь, наша с тобой Кристина, вот так же не хочет видеть родителей на собственной свадьбе. Понимаешь?

Изга кивнул раньше, чем я договорила, но молчал в ответ долго.

Сложна ситуация. И за полгода она не стала легче. Альбина готовилась к родам, таскала Карла Римана на занятия для будущих родителей, а я кроме как «круто» ничего отцу в чат не отвечала. Ничего о себе не рассказывала. «Да, всё ещё под Якутском. Нет, домой возвращаться не надумала. Хватит, папа, когда решусь, ты узнаешь первым». Я лгала, недоговаривала, разрывалась на части и никак не могла собраться с духом.

- Свадьба - ещё полбеды, - продолжила я под молчание Георгия. – Отцу нужно сказать, что я – художник. Причём не тот, что выставки в модных галереях устраивает и картины за двадцать тысяч евро продаёт, а профиль в Инстаграмме на двести подписчиков. Ах, да. Вместо реализма а-ля «великий Репин» я рисую магические мандалы. Жутко престижно, правда? Как раз для дочери главы строительного холдинга «Альянс».

- Не принижай себя, пожалуйста, - строго попросил Изга. – И не сравнивай своё начало пути с чьей-то вершиной. Отцу придётся принять твоё увлечение…

- Даже не подумает…

- Понять, что его дочь уже взрослая…

- Мысли не возникнет…

- Перестать давить…



Дэлия Мор

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться