Родная Земля. Бог из машины

Глава 3

В небольшой темной комнате стояло несколько странных, увешанных незнакомыми устройствами кресел. Хотя их и креслами сложно было назвать: сидение длинное, такое, что на него нужно уложить ноги, как на кровать, а спинка откидная. Над подушкой, куда следовало класть голову, находилась изогнутая стальная пластина.

Елизавета решила провести процедуру немедленно. Оставлять Шиндо на ночь в центре, не убедившись заранее, что он не столь опасен, как кажется, она не собиралась. Пока Риту и Тайса осматривал местный лекарь, серьезный и грубый, Елизавета наблюдала, как несколько работников приготавливали кресла к процедуре. Шиндо под пристальным надзором Тамары и ее людей также изучал оборудование, чтобы убедиться в его пригодности. Амнистос беспокоился. Люди создали ХПИ на основе имперских аппаратов по избавлению от воспоминаний, а он все еще помнил, как неприятно было проходить процедуру, и какая слабость потом сковывала тело… И ему еще повезло! Песня уберегла, а его менее везучий брат, Виндо, ногами с трудом волочил!

Когда лекарь, закончив проверять молодых людей, подтвердил, что те здоровы и готовы к процедуре, Елизавета уверила: скоро они приступят.

Тайсанд, опершись о стальной холодный стол, размещенный в небольшом уголке, что оборудовали под нужды лекаря, с волнением следил за приготовлениями. Он уже не был столь уверен... Непонятная новая процедура пугала. Да и лекарь слишком долго оглядывал его свежую рану. Впрочем, юноша знал: отступать нельзя. Только действие, движение отрывали от мыслей. Только они позволяли идти вперед, давали силы не оглядываться, не вспоминать… Продолжать верить, что ничего не произошло.

Рита устроилась рядом с другом, уселась на столе и, обхватив себя руками, думала о чем-то малоприятном.

- Привет, - вдруг раздалось за спиной. Рита нервно вздрогнула, а Тайсанд удивленно нахмурился. Обернувшись, молодые люди увидели перед собой Ингу, дочь Тамары. Ее молодое лицо налилось смущенным румянцем, - Меня зовут Инга, - она скованно пожала плечами, - меня попросили помочь вам с ХПИ.

- Помочь? - переспросила Рита удивленно.

- Вам будут внедрять в голову новую информацию, - начала пояснять детали процедуры Инга, - но вместе с тем наглядно продемонстрируют историю человечества, - девушка шагнула к друзьям и остановилась возле Риты, - это будет как сон, в котором вы можете самостоятельно думать и принимать решения. Я же просто прослежу, чтобы вам все было понятно.

Тайсанд учтиво кивнул, его подруга, поежившись от волнения, протянула то ли Инге, то ли никому:

- Это очень страшно?

- Поначалу да, - сказала та понимающе, - но потом осознаешь, насколько это невероятно и хочется увидеть как можно больше... - она помолчала, - по крайней мере, так было у меня.

Рита быстро позарилась на Ингу, внимательно ее осмотрела. Черноволосая, как мать, она была все же намного мягче. В ее серых глазах виднелась природная робость, но притом искрился интерес. Девушка заинтриговано глядела на Риту и лишь временами, мельком, озиралась на Тайсанда, будто бы боялась, что он уловит на себе взволнованный девичий взгляд.

Всматриваясь в Ингу, тихую, молчаливую, Рита вдруг ощутила: они с ней похожи, - подобное чувство охотница испытывала доселе разве что к Нессе. Наверное, поэтому девушка решила довериться пока еще малознакомой ровеснице. Наверное, поэтому она успокоилась и приготовилась к процедуре.

Ведь разве может быть хуже, чем сейчас? Нет. Хуже уже никогда не будет. Даже если этот странный аппарат выжжет ее изнутри, убьет, превратив в горсть пепла – станет только легче.

Вскоре суетившиеся у кресел люди выпрямились довольно и заявили: все работает. Елизавета сухо кивнула, оглянулась на все еще раздраженного Шиндо. Тот подтвердил, что считает ХПИ исправным. Тамара жестом подозвала к себе дочь и молодых людей.

- Садитесь в кресла, - указала она.

Инга встрепенулась и с готовностью подошла к матери. Более вяло за ней двинулись чужаки. Медленно, осторожно, словно страшась что-то сломать, Тайсанд и Рита заняли свои места. Тут же работники нацепили им на руки, чуть выше локтя, какие-то ремни с вшитыми в них крохотными устройствами. На головы надели странные шапки с круглыми холодными вставками, прилегавшими к коже. К этим кругам были присоединены твердые веревки, что на другом конце прикреплялись к большому квадратному устройству за креслами. Когда ремни на шапке затянули так, что все круги прикасались к коже, стальные пластины, которые крепились к креслу возле подушки, опустили, и сидевшие могли видеть только множество мигающих огоньков на ее тыльной стороне.

Стало жутко. Рита принялась внимательно вслушиваться в шаги суетящихся работников, в неразличимое ворчание Шиндо. Тайсанд же постарался не обращать на множество звуков внимание. Они только зря пробуждали в нем доселе утихомиренное волнение.

Наконец, раздался звонкий щелчок, тяжелое гудение аппарата за креслами. Стальные круги, примыкавшие к коже, чуть защипали голову. Огни на тыльной стороне пластины зажглись так ярко, что сидевшим пришлось сощуриться и закрыть глаза. Но свет прорывался и сквозь веки, отчего привычная темнота стала невыносимо белой.

- Будет немного неприятно сначала, - Тайс и Рита различили голос Елизаветы, - просто расслабьтесь.

Просто расслабиться оказалось непросто. Огни, бившие в закрытые глаза, мерцали, переливались, множество различных оттенков танцевали друг с другом, соединялись в невероятные узоры. Это было так неестественно, так странно, что хотелось как можно быстрее распахнуть веки. Молодые люди вдруг ощутили, как их тела становятся невероятно легкими, словно пух. Им начало казаться, что кресла, на которых они лежали, растворяются в пространстве, или, быть может, сами Тайс и Рита исчезают, становятся невещественными.

Внезапно руки, ноги задрожали. Молодые люди нервно дернулись, как просыпаются люди от ночного кошмара, открыли глаза и увидели… ничего.



Анна Корнеева

Отредактировано: 16.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться