Родная Земля. Марш мертвецов

Font size: - +

Глава 8

Рано утром, когда прозрачные солнечные лучи еще не успели окраситься теплым золотом, Рита вышла на охоту. И хоть в одиночку она не могла рассчитывать на добычу крупную, звать собой кого-то не хотелось.

Да, поселенцы позволяли женщине брать в руки оружие, если она хорошо с ним обращалась, но это не значило, что над ней никто не потешался и не ставил под сомнение любое ее действие.

Рита ненавидела, когда мужчины принимались критиковать ее. Девушка знала: в этом лесу она лучшая охотница. Если б ей позволили вести за собой отряд, хоть небольшой, их добычи хватило бы на всю деревню. Но, разумеется, лидировать девушке никто не позволял. Само ее присутствие в рядах охотников было лишь потехой для скучающих мужланов. Пожалуй, это единственная причина, почему поселенцы до сих пор не запретили Рите владеть оружием.

Девка на зверя ходит - это ведь так смешно! Она слышала, как сплетничали односельчане за ее спиной, видела, как неодобрительно качали головами женщины, как скалились в злой усмешке мужики.

Место девушки ее возраста у домашнего очага. Ее работа - дом, дети и муж. Негоже бабе ходить по лесу да убивать дичь!

Придерживались этого мнения не только горделивые мужланы, но и их безропотные жены и дочери. "Уж лучше бы, - то и дело говорили Рите сестрины подруги, - замуж вышла и отдала свой арбалет мужу. Зря только портишь дорогое оружие!".

Она понимала, отчего не любят ее охотники. Мужчины боялись. Боялись, что хрупкая девчонка утрет им нос. Ущемит их достоинство. Но почему им потакали женщины? Почему не понимали, что Рита одним только желанием стать полноправной охотницей выставляла их равным мужчинам?

Это злило девушку до безумия. Глупое бабье! Им лишь бы сидеть на шее мужа, ничего не решать, не думать, не развиваться... А ведь любая из них могла сделать из себя значимого человека! Любая из них могла похвастаться талантом... Талантом, который никогда не вырастит, лишь потому, что его хозяйке в тяготу работать над собой и думать самостоятельно...

Пройдя в тихий утренний лес, переполненный запахом влажной земли, росы и хвои, охотница глубоко вдохнула свежий воздух и тут же ощутила, как гнев отпускает ее, а умиротворение распространяется по телу. Тишина, временами нарушаемая криком одинокой птицы и стуком дятла, казалась самой прекрасной музыкой на земле. По мягкому, еще не заледеневшему ковру из мха было приятно ступать. А вечные лесные сумерки успокаивали глаза.

Когда Рита была маленькой, отец часто водил дочерей сюда. И хотя Вита ныла и жаловалась на букашек, на усталость, еще на какую-то ерунду, ее сестра с восторгом растворялась в лесной жизни. Позже она начала ходить в чащу одна, под предлогом собирания грибов да ягод. Часто, набрав полную корзину, Рита укладывалась прямо на землю, глядела на голубое небо, испещренное ветками и сосновыми лапами, слушала звонкое чириканье птиц и сливалась воедино со всем лесом. Порой мимо нее проходили дикие звери. Однажды прямо через отдыхающую девочку перескочило несколько зайцев, тяжелой поступью, совсем рядом, прошел громадный лось, с рогами такими массивными, что тяжело было представить, как он пробирается через лес. А одним вечером, когда фиолетовое небо окрасилось огнем тонущего на горизонте солнца, маленькая Рита увидела одинокого волка. То была самая невероятная встреча в ее жизни. Она тогда резко дернулась и приподнялась с лежбища, почувствовав чей-то внимательный взгляд. На отдалении, между двумя соснами, стоял он, огромный, тихий, как смерть. Тогда девочка узнала, насколько не походят волки на собак и как они близки человеку. Образ этого зверя до сих пор оставался в мыслях девушки и, стоило ей закрыть глаза, она вновь видела эту широкую грудь и тощий живот, тонкие ноги, которые, казалось, состояли только из костей и жил, огромные когтистые лапы и большую пушистую голову. А глаза у волка… Глаза холодные, умные. Они смотрят сквозь душу, оценивают тебя. Не такой грозный, как медведь, не столь яростный, как вепрь, но, безусловно, самый опасный лесной зверь. Она не знала, почему хищник не напал на нее. Волк тихо, внимательно всматривался в девочку, словно оценивая, а потом, быстро отвернувшись, отправился глубже в лес.

Тогда она и решила взять в руки оружие. Охотнице казалось, будто одинокий волк принял ее за свою, потому и не напал. И она готова была доказать, что умный, смертоносный зверь не ошибся. Доказать, как бы рьяно не мешали ей односельчане, как бы громко не смеялись, как бы упорно не призывали сменить холод леса теплом очага, запах крови - ароматом пищи, а рокот дикого зверя - звенящим плачем ребенка.

Когда Рита начала охотиться, она представляла саму себя волчицей. Пыталась почувствовать лес так, как ощущает его этот зверь. Стать бесшумной при выслеживании и непобедимой в схватке.

Потому, выходя на охоту, Рита долго блуждала по лесу, пыталась настроиться на нужный лад, заставить себя слышать и чуять все, что находится поблизости. Порой она закрывала глаза и шла в лесную чащу вслепую, доверяясь только интуиции.

Сегодня охотница, как и всегда, надышавшись лесным воздухом и растворившись в его всеобъемлющем духе, двинулась наугад вперед. Она тихо, почти неслышно ступала по мокрой земле, легко огибала деревья и огромные муравейники. Рита знала: чутью виднее, где начать охоту. Если сразу ориентироваться по следам, что можно увидеть возле границы леса – наткнешься на зверя наученного прятаться от человека. Те же, что живут в чаще, не ожидают встретить охотника на своей территории.

Вдруг справа послышался треск веток, тяжелая торопливая поступь и частое дыхание. Кто бы это ни был, он приближался быстро, без страха. Рита схватилась за арбалет, что доселе спокойно висел на спине, и решительно оглянулась на зверя. Но замес опасного хищника перед ней возник озорной Нико, который, чуть завидел оружие, непонимающе остановился и тут же забыл сове веселье. Рита закатила глаза и тяжело выдохнула. Пес напугал ее.



Анна Корнеева

Edited: 31.01.2017

Add to Library


Complain




Books language: