Родная Земля. Марш мертвецов

Font size: - +

Глава 21

Крик. Громкий, пронзительный, яростный.

Крик пронесся над всей деревней, пробуждая поселенцев ото сна. Он вибрировал, сотрясая воздух. От крика не было спасенья, он слышался везде, в каждом уголке, охватывая улицы, округу, казалось, весь мир.

И столь же внезапно, как начался, этот вопль прекратился.

Воцарившаяся тишина казалась оглушающей, и вдруг вернувшееся спокойствие утра не внушало доверие. Поселенцы, которых разбудил этот неистовый многоголосный крик, со страха вжались головой в подушки и замерли, спрятавшись под одеялами в своих постелях.

Тайсанд чувствовал, как Вита вцепилась в него руками и спрятала лицо, упершись в широкую спину мужа. Через мгновение как только стук сердца унялся, и юноша смог различить иные, кроме гулкого биения, звуки, он осторожно поднялся.

- Тайс! – тут же испуганно взвизгнула Вита, хватая его за локоть.

- Все хорошо. – Юноша быстро на нее обернулся, - не волнуйся.

Жена тяжело вздохнула и нехотя выпустила руку Тайсанда. Молодой супруг, утвердительно кивнув, торопливо двинулся в коридор.

Тот крик не могли не слышать остальные.

В проходе столпились все: Рита и Несса непонимающе зарились на Виктору, что высунулась из-за дверей своей спальни и внимательно вслушивалась в гудящую тишину. Тайс, как и остальные, замер, стараясь различить незаметные, тихие шорохи деревни. Но душераздирающий крик как будто не только охватил весь мир, но и уничтожил все прочие звучания. Не распознать было даже взволнованного прерывистого дыхания собравшихся в коридоре.

Вдруг громом пронзил звенящую тишину отчаянный собачий лай. Послышался вой, надрывное рычание. Одновременно подали голос все псы деревни, пытавшиеся предупредить хозяев о чем-то невероятном важном. Тайс, чуть расслышал знакомый голос Нико, стремглав бросился по лестнице вниз, а оттуда – во двор. Рита и Несса кинулись за ним, а Виктора вместе с испуганной Витой остались в коридоре.

Чуть трое молодых людей приблизились к амбару - услышали беспокойный шорох, треск дерева. Пес отчаянно скребся когтями о стены сарая, требуя, чтобы его выпустили. Притом он громко повизгивал и нетерпеливо скулил.

Тайсанд открыл дверь. Торопливо тявкнув, Нико выскочил на улицу и невероятно быстро поскакал в дом.

Попав в коридор, что разделял две части дома, пес повернул налево, к двери, которая отводила в кладовую. Он беспокойно закружился, завертелся, заскулил.

Когда возле пса оказались Рита, Тайсанд и Несса, он оглянул их требовательным взглядом, давая понять, что хочет попасть в запертую комнату. Охотница осторожно подошла к нему и открыла дверь в кладовую.

Нико ринулся внутрь, к комнате с мертвецами.

Молодые люди застыли, растерянно оглядывая пса. После первой ночи в их доме, когда Нико благодаря Нессанде попал в подвал, он уже не горел желанием снова пробраться туда. Сейчас же Нико царапал дверь, толкал ее передними лапами, грыз ручку, и все продолжал рычать, недовольно скулить и время от времени прерывисто лаять.

- Впусти его. – Вдруг раздался серьезный голос Викторы.

Молодые люди удивленно оглянулись на старуху, что все-таки спустилась со второго этажа. В ее взоре виднелась фальшивая уверенность. Сковано кивнув, Рита потянулась к ключу на полке с корзинками, а потом открыла Нико дверь.

Пес растопырил уши, оскалился, вытягивая голову и заглядывая в темноту. Но спуститься по лестнице он не решался.

Все застыли. Вслушались в гнетущую тишину. Всмотрелись в непроглядную тьму. Было тихо. Спокойно. До ужаса тихо и спокойно.

Внезапно омерзительным, дребезжащим скрежетом пронзил молчаливую темноту подвала громкий и хриплый одновременно голос, что произнес медленно и четко:

- Виктора!

Послышался звон цепей и громкий щелк – они натянулись до предела. Уже совсем близко, прямо с лестницы вновь раздалось:

- Виктора, это я! Валерия!

Травница побелела от ужаса, схватилась за старое сердце, что забилось с невероятной скоростью.

- Виктора! Выпусти меня! – продолжал кричать голос грозно, сердито.

- Виктора! – тут же раздался новый, мужской, но такой же сиплый и трещащий.

- Виктора! Виктора! – они оба начали скандировать имя хозяйки дома. Дребезжание их криков слилось в один долгий прерывистый вопль, невыносимо похожий на тот, что оглушающим воем пронесся утром над деревней.

Нико истошно залаял, огрызнулся, прижав уши к голове и готовясь наброситься на врагов.

- Закрой! Закрой! – не выдержала старуха и закричала Рите.

Та, охваченная страхом, что парализовал тело и разум, вздрогнула, пробуждаясь от этого транса, закрыла дверь, защелкнула замок.

Голоса же мертвецов не стихали. Они продолжили громко выкрикивать имя Викторы. Старуха, схватившись за голову, настолько быстро, насколько позволяли ей ноги, заторопилась прочь из кладовой, чтобы спрятаться там, где не слышно было криков ее мертвой сестры и работника.

В коридоре она остановилась и грузно плюхнулась на скамью.

- Бабушка… - к ней прильнула Вита, доселе неуверенно выглядывавшая из кухни.

- Что это было? – непонимающе хмурясь, спросила Рита.

Никто не мог ей ответить. Произошедшее казалось невероятным, ненастоящим. Разум настолько не хотел в это верить, что превращал совсем молодое воспоминание в выдумку, иллюзию реальности. На мгновение всем подумалось, будто ничего и не было.

Раздался стук. Быстрый, торопливый и громкий. Тайсанд, пока Вита и Рита крутились возле Викторы, подошел к дверям и открыл их. На пороге оказался один из пастухов, молодой, с большими выпученными глазами. Сейчас от страха и волнения они еще больше выкатились вперед, и словно собирались вовсе выскочить из головы.

- Валентин собирает всех на площади, - доложил он с дрожью в голосе, а потом крайне обескуражено добавил, - мертвецы заговорили.



Анна Корнеева

Edited: 31.01.2017

Add to Library


Complain




Books language: