Родная Земля. Марш мертвецов

Font size: - +

Глава 23

Его посадили в машину. На этот раз в кабине было пусто: у боковой двери, согласно протоколу, дежурило двое охранников, в открытом проходе, ведущем в отсек водителя, стоял шофер и разговаривал о чем-то неважном, бытовом, с сослуживцами.

Когда привели Шиндо, трое замолкли и уставились на амнистос. Тот усердно играл роль бедолаги с промытыми мозгами. Вздрагивал от каждого шороха, то прятал взгляд, то принимался нервно зариться по сторонам и кусал губы.

Шиндо старался не думать, каким образом удалось обмануть аппарат по удалению памяти. Хотя подозревал, что его друг, мани, как-то к этому причастен. Не зря ведь говорят, будто Песня оберегает того, для кого звучит.

Но сейчас было не до поисков правды. Сейчас Шиндо нужно было улизнуть от приспешников Маркуса, добраться до тайника в лесу, недалеко от поселения в секторе «А10», связаться с Зеро.

Только… Только что делать с Нессой?

Амнистос мотнул головой. Сбежать. Сначала нужно сбежать.

Ему указали сесть в кресло, но пока что не пристегиваться. Шиндо тут же вспомнил о спрятанных шприцах с дозой снотворного. От них следовало избавиться.

Очень вовремя, словно по плану, в гараж ввели Виндо. Бледный, сквозь кожу лица просвечивали сосуды, и изможденный, он с трудом шевелил ногами. Охранникам пришлось чуть ли не тащить пленника. Это заставило их недовольно морщиться и скалиться от напряжения: Виндо, хоть и ослабленный и ничего не помнивший, продолжал сопротивляться, изворачиваться - усложнять жизнь амбалам. Шиндо различил, как защипала вина в груди: из-за него брат снова пострадал... Однако вместе с этим неприятным ощущением амнистос почувствовал гордость за свое поколение. Даже сейчас, обессиленный и дезориентированный, Виндо продолжал бороться.

Ведущие окликнули двоих из машины, попросили помочь. Те застыли задумчиво, позарились на Шиндо, решая, можно ли оставить его без присмотра. Амнистос изобразил болезненность так реалистично, что сам на мгновение в нее поверил и вдруг ощутил сильный приступ тошноты.

Сработало - охранники вылезли из машины, двинулись к Виндо. Водитель же остался внутри.

Шиндо смотрел на него напряженно и с трудом сдерживал злость. «Отвернись, - думал он усиленно, словно надеялся передать эту мысль нерадивому мати, - отвернись же!».

Раздался грохот и шум. Виндо, почувствовав себя окруженным, упал на пол, чтобы не позволить охранникам затащить его в кабину. Двое из машины попытались схватить пленника за ноги, но амнистос принялся ими дергать, ударять амбалов, топать и дрыгаться.

Водитель во весь голос засмеялся и с нескрываемым интересом принялся наблюдать, как сослуживцы пытаются совладать с разозленным и вновь набирающим силы Виндо.

Это был тот момент, который Шиндо ждал. Стоило шоферу отвернуться - он осторожно опустил «ремень безопасности» и провел пальцами по внутренней стороне. Быстро нашел скрытую иглу. Хотел уж сломать шприц, как остановился, задумавшись. Такое сильное и быстродействующее снотворное пригодится для побега. Амнистос попытался вытащить иглу вместе с пузырьком, но тот был крепко присоединен.

Виндо уже подводили к машине, времени почти не осталось. Последнее усилие... Что-то щелкнуло, сломавшись. В ладонь Шиндо податливо упала небольшая капсула со снотворным. Сердце налилось довольством. Техника Империи давно устарела, что было на руку ее врагам и пленным, ищущим свободу.

Одного пузырька, конечно, мало на двух-то охранников, но лучше так, чем вообще без оружия.

Его брата все же усмирили и подвели к машине. С немалым трудом затолкали внутрь, усадили в кресло, пристегнули, видно, чтобы сразу усыпить.

Так оно и вышло - Виндо, чуть щелкнула застежка, размяк, закрыл глаза и притих. Бедолага. Мало того, что во второй раз провели процедуру по удалению воспоминаний, так еще и накачали дважды за день сильным снотворным. Наверняка это плохо скажется на его здоровье, эскулап бы подтвердил, но его не было рядом. Да и вряд ли врач сумел бы повлиять на охранников.

- Пристегивайся, мы едем домой, - только Виндо провалился в сон, амбалы переключились на Шиндо.

Тот кивнул податливо, пристегнулся, весьма правдоподобно изобразил слабость и расслабление тела, опустил голову на спинку кресла и закрыл глаза, будто уснул.

Охранники не подозревали, что пленный внимательно вслушивается в каждый издаваемый ими звук.

«Поехали!», - раздалась команда громко и отчетливо. Последовал звонкий стук – один из бойцов ударил два раза по стене, на удачу, это была старая армейская примета.

Двигатель заработал, машина задрожала, зарычала и резко, неуклюже поехала.

Шиндо сразу понял, когда они попали в тундру – затрясло, колеса завизжали, заскользили.

Во время войны матимани так и не пришлось направить силы в промерзлые районы планеты, Сопротивление людей неизменно отступало на восток, а не на север, потому машин, приспособленных к движению по снегу и льду, у Империи не было.

Вряд ли этот просчет доставлял кому-то неудобство, разве что водителю, чью тихую ругань слышал притворяющийся спящим амнистос.

Он пытался просчитать, когда следует нанести удар. Машина должна была отъехать достаточно далеко от базы, но не слишком, чтобы Шиндо успел вовремя скорректировать маршрут и вернуться в лес. Есть ли за ними конвой или нет, амнистос не знал, но мысленно готовился к погоне. Ресурсов на сверенной базе, конечно, было немного, каждая машина, каждый боец на счету, но Маркус слишком сильно хочет доставить триста двадцать второго на Родную Землю и показать сенату. Ради этого он мог и пересмотреть приоритеты.

- Поговаривают, что поезд скоро остановится, - охранники уже расслабились и начали тихо сплетничать, - если так, война снова начнется.

- Не понимаю, почему мы до сих пор его не подорвали?! Подорвали бы и не волновались.



Анна Корнеева

Edited: 31.01.2017

Add to Library


Complain




Books language: