Родные люди (почти библейская история)

Размер шрифта: - +

14

Дневник Ани
25.11.2005

    Я проснулась за полчаса до звонка будильника и обнаружила, что лежу одетая в Тошкиной кровати, а сам он в это время сидел за столом и поедал кусок вчерашней пиццы. Увидев, что я проснулась, Антон пожелал мне доброго утра и предложил присоединиться к завтраку, что я и сделала. Оказалось, что после всего пережитого во мне проснулся зверский аппетит ( и не только во мне), так что через каких-то двадцать минут на столе осталась лишь пустая коробка. Я поинтересовалась его здоровьем. Оказалось, что боль от ушибов утихла (уже хорошо), но страшенные синяки, естественно, никуда не делись. Я предложила Тошке заявить в милицию, но он только отмахнулся, мол, ничего не помнит, кроме того, что нападавших было пятеро, а это значит, что искать их бесполезно. Убежали и убежали. Меня такая его беспечность возмутила. Неизвестно кто это был и что они хотели. Хорошо, если просто ограбить. Тогда, действительно, на горизонте больше не появятся. А если целенаправленно выслеживали? Убить захотели, но не успели? Тошка от такого предположения только беззаботно рассмеялся. Да кому он нужен? Однако я вспомнила, в каком состоянии вчера его нашла, и, должно быть сильно изменилась в лице, потому что Тошка вдруг оборвал свой смех и, теперь уже очень серьезно, заверил меня, что нет никаких поводов для беспокойства.
    Пришлось прекратить препирательства и сменить тему на более нейтральную. И тут, как нельзя кстати, я припомнила ему мое пробуждение и поинтересовалась, что я делала рядом с ним всю ночь? Тоха мечтательно закатил глаза и с хитрым видом заявил, что я вытворяла такое... Вогнал меня в краску, паразит! А потом признался, что меня просто сморило рядом с ним. Будить меня Тохе было жалко, а перенести на соседнюю кровать не представлялось возможным. Пришлось просто накрыть одеялом. Меня такой ответ удовлетворил, но тут, почему-то, не к месту вспомнились Сонькины слова о том, что Тоха ко мне не ровно дышит. Нет, все-таки она не угадала. Разве смог бы парень, который неровно дышит спокойно пролежать со мной рядом ночь напролет? Все то, что я знала о парнях, подсказывало, что нет. Так что на этот счет я успокоилась (хотя в глубине души стало, почему-то, досадно. Да, Анечка, ты прямо как собака на сене).

    На первой же паре в аудиторию заглянул Максимов и попросил внимания.
- Ребята, студент вашей группы Антон Горский накануне успешно выступил на городской универсиаде. Он занял второе место – торжественно объявил тот. Тоха сидел как приклеенный к месту под удивленными взглядами однокурсников и тихо злился на Максимова. Лучше бы этот клоун молчал и не показывался... По крайней мере, сегодня. Он искоса взглянул на Аню. Она опустила голову и отчаянно покраснела. Ну вот, похоже, сказка для Тохи закончилась... Теперь, каждый раз встречая Максимова, Анька будет расстраиваться, изливать Антону душу, а он-тихо сходить с ума от ревности.
-Антон, зайди в деканат после пар, хорошо?- продолжал тем временем Максимов. Тоха только кивнул. Может и невежливо, но рассыпаться в политесах не хотелось. Однако Максимову, похоже ответ и не требовался. Он вышел, крайне довольный собой. Похоже, искренне считал Тохину победу своей заслугой. Как есть, индюк! Антон снова поглядел на Аню. Она проводила Максимова глазами побитой собаки и еще какое-то время продолжала смотреть на дверь. Пришлось толкнуть ее в бок, чтобы не пялилась так явно.

   Остаток дня прошел относительно спокойно. Если, конечно, не считать ноющей боли в теле, да пары пристальных взглядов, брошенных Вадиком в их с Аней сторону. Антон, помня о том, как они расстались, насторожился. «А ты, Горский, меня еще вспомнишь» - всплыло у него в памяти. Однако дальше гляделок дело не пошло (да и пойти не могло, только не у Вадика!), и он быстро об этом забыл.
    После занятий ему пришлось отправиться в деканат. Тоха уже десять раз проклял про себя тот день, когда они согласились во всем этом участвовать. Но делать было нечего. Максимов, увидев Тоху, расплылся в одной из своих самых сладеньких улыбок, еще раз поздравил, и предложил продолжить участие в универсиадах уже на всероссийском уровне, и посулил за согласие зачет и экзамен «автоматом». Однако Антон вежливо отказался, сославшись на занятость после занятий. Лицо Максимова чуть заметно вытянулось, он перестал улыбаться. Однако самообладания не потерял, надо отдать ему должное. Пробормотал только: «Ну, как знаешь». Хотя Антон прекрасно понял, что теперь ему придется ой, как несладко на сессии... Ну и плевать. Зато утер индюшке нос!

    Дома его встретила только мама. Отец был на работе, а Пашка-на занятиях по плаванию. Он искренне надеялся, что она не заметит разбитую голову, и тогда не придется объяснять, что случилось. Однако, по закону подлости, мать вышла в прихожую как раз тогда, когда он нагнулся, чтобы разуться.
-Что это у тебя? – недоуменно спросила она, прикоснувшись к запекшейся корке в его густой шевелюре.
-И тебе привет, мам. – вздохнул Антон. – Это я головой ударился.
-Боже мой, где ты умудрился, горе мое? – нахмурилась Вера.
-Ну ты же знаешь, что я спросонья натыкаюсь на все углы в квартире... – уверенно соврал Тоха. – А сегодня с утра стукнулся головой о навесную полку на кухне у Макса. Не смертельно, как видишь.
- Ты обработал, надеюсь? – поинтересовалась она.
-Обижаешь, конечно да – тряхнул головой Тоха. – А где мелкий? Разве еще не вернулся из бассейна?
-Нет, Паша еще не приходил. – поморщилась Вера. – И сколько раз тебе говорить, чтобы ты так брата не называл? Что за выражения такие?
-Мамочка, это еще ни разу не выражения – отмахнулся Тоха. Ему стало досадно. Даже в таких мелочах мать всегда брала строну брата.
- Антон, я все никак не могу понять, почему ты постоянно его зацепляешь? Ну что он тебе плохого сделал? Он же твой брат, и когда мы с отцом умрем, останется единственной родной душой.
-А я все надеюсь, что вы будете жить еще долго и счастливо – вздохнул он.
-Антон, прекрати дерзить! – повысила голос Вера.
-А что я такого сказал? – удивленно приподнял он бровь. И Вера почувствовала себя глупо. Сама не понимая почему, она все никак не могла найти подход к старшему сыну. Иногда ей казалось, что она его понимает, но чаще всего натыкалась на дерзость или молчание. Казалось, что переходный возраст у Антона затянулся, и он так до сих пор и барахтается в своем максимализме. Это ее и раздражало в нем больше всего. Вместо того, чтобы вести себя по-взрослому, он так и оставался подростком, озлобленным на весь свет. И неприязнь его эта к Пашке... Говорят, ревность между детьми неизбежна. Но все нормальные люди ее со временем перерастают, а тут... Она так и не нашлась, что ответить.
-Маам, я в душ. – голос Антона раздавался уже откуда-то из недр его комнаты.
-Хорошо – машинально ответила она и ушла на кухню разогревать обед.

     Пашка вернулся на полчаса позже обычного. Вера уже начала волноваться, не случилось ли чего с ним. Большой город все-таки... Однако оказалось, что он просто заболтался с приятелем по дороге и совсем забыл о времени.
-Паш, ну разве так можно?-пожурила она младшенького. – Я, ведь, волновалась.
- Ну маам, ведь всего-то на полчасика...
-Ну ладно, ладно, мой хороший – приобняла его мать. Иди мыть руки, скоро будем обедать.
    Пашка послушно направился к двери ванной. Оттуда слышался шум воды. Похоже, Тоха уже узурпировал помещение... Ладно, мытье рук может и подождать.Он хотел было идти к себе, но вдруг заметил, что дверь в Тохину комнату приоткрыта. Пашка бывал там редко: Антон не разрешал ему одному туда заходить (отвоевал-таки у родителей право на безраздельное владение комнатой). Движимый любопытством, он заглянул внутрь, и первое, что бросилось в глаза, был ноутбук. Пашка мечтал поиграть на нем, но Тоха никогда бы не позволил не то, что поиграть, а даже просто включить его самостоятельно. Все боялся, что мелкий что-нибудь сломает. Но посмотреть-то хоть можно?
     Как завороженный, Пашка пересек комнату и оказался рядом с ноут-буком. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что Антона нет поблизости, он открыл компьютер и стал разглядывать. Внезапно, что-то зазвенело у мамы на кухне. Пашка подскочил от неожиданности и нечаянно опрокинул со стула Тохин рюкзак. На пол тут же посыпалось его содержимое, а он кинулся лихорадочно собирать все обратно: не хватало еще, чтобы Тоха это увидел. Вдруг его взгляд привлекла фотография рыжей девушки, выпавшая из потайного кармана рюкзака. Очередная пассия... Де не похожа. «А она ничего...» - решил Пашка. И все же понятно, что фотка эта чем-то брату дорога. А что если... Пашка торопливо засунул ее в карман и вышел из Тохиной комнаты...
     
    Антон уже битый час искал повсюду Анину фотографию. Неужели потерял? Да быть не может. Куда она могла деться из рюкзака? Он был расстроен. Ту фотографию он честно украл сегодня утром у нее из общаги. Ничего примечательного, обычное фото для документов (хоть и получилась она там красиво), так что Аня и не хватилась бы пропажи, хоть и лежали они на видном месте рядом с записной книжкой. Неужели уже успел где-то обронить? Антон с досадой хлопнул себя по лбу. В это время в дверь его комнаты постучали. Он распахнул дверь и увидел на пороге Пашку, который с хитрым видом поглядывал на брата.
-Чего тебе? – вздохнул Тоха
-Дело есть... – невозмутимо проговорил тот. – Мне войти можно?
-Входи. – посторонился Антон, которого такой поворот событий заинтриговал.
-Сдается мне, ты все же разрешишь поиграть мне на своем ноуте – уверенно начал мелкий.
-Это еще почему? – опешил от такой наглости Тоха.
-А потому, что у меня есть кое-что взамен. То, что ты потерял... – с этими словами Пашка помахал у него перед носом Аниной фотографией.
-Так, шкет, и где ты ее нашел? – поинтересовался Антон, начиная сердиться
-На пороге твоей комнаты валялась – нагло соврал тот. – Так что? Обмен?
- У меня другая идея. Ты мне отдаешь фотку и отделываешься легким испугом по поводу своей наглости! – Антон стал терять терпение.
-Ну не хочешь, как хочешь. Пойду тогда твою зазнобу маме покажу. Интересно, она оценит?
-Это уже наглость! – зашипел Антон и попытался вырвать фото, но мелкий потянул его на себя, так что у них в руках осталось по клочку.
-Придурок, ты его разорвал – вызверился Антон и вкатил мелкому затрещину.
- Ай! – вскрикнул он от боли и неожиданности. В комнату заглянула Вера.
-Что здесь происходит? – поинтересовалась она голосом, не предвещающим ничего хорошего.
-Антон дерется! – обиженно засопел Пашка...



Ольга Андреева

Отредактировано: 29.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться