Родом из ниоткуда

Размер шрифта: - +

Глава 6. Впечатления

Глава 6. Впечатления

Лания стояла перед столом хозяина в его кабинете. Донтар был как никогда задумчив и даже хмур. Что-то явно тревожило мужчину, но причин этой тревоги экономка не знала. Но хотя бы причина её вызова была на поверхности, и гадать не приходилось, хозяин хотел узнать о новенькой служанке. И Лании нечего было скрывать, она рассказала всё, что узнала о девушке, не скупилась в заслуженной похвале, и не забыла сказать, что Мария очень неприязненно встретила новую девушку.

- Ясно. Ты свободна, Лания, - кивнул Донтар.

Когда за женщиной закрылась дверь, он впервые за много лет достал хрустальный графин, на дне которого плескалась янтарная жидкость. Откупорив, плеснул немного огненной жидкости в стакан и опрокинул в себя. Тело всё ещё помнило прошедшую ночь, приятная ломота напоминала о том, как яростно отдавалась в его власть Мария. Девушка будто пыталась всеми силами доказать, что она незаменима. Теперь Донтару стало понятным такое бесконечное желание угодить. Мария чувствовала соперницу. Чувствовала, что та связь, которая, как казалось девушке, была крепка и нерушима между ней и Лавилияс, разрушалась невыносимо быстро.

Донтар усмехнулся, вспоминая яркий румянец на разгорячённой коже девушки. Но это видение сменилось другим. Столь же яркий и невероятно притягательный румянец стеснения на лице новой служанки затмил воспоминания о страстной ночи. Новая служанка была такой невинной, стеснительной, что Донтар мечтал увидеть в её глазах страсть, смешанную со стыдом и смущением. В его глазах загорелся огонь, желание обладать этой хрупкой, прекрасной фигуркой накрыло с головой. Если бы кто-нибудь видел Донтара в эти секунды, тонесомненно, решил, что мужчина немного свихнулся. Его мечты и мысли были такими яркими, что даже дыхание мужчины участилось, а губы пересохли. Встряхнув головой, он смог взять себя в руки и отогнать навязчивое желание. Ещё не время. Он был уверен, что скоро, совсем скоро, наяву увидит то, о чём были его грязные мечты. Мужчина и думать забыл о том, что другая девушка, которая, в отличие от Саллии, жаждала его внимания, будет всячески стараться помешать воплощению мечтам мужчины. И ни перед чем не остановится.

***

Первые деньки лета выдались серыми и дождливыми. Свинцовые тучи низко проплывали по небу. Казалось, они вот-вот зацепятся за шпили родовых особняков бывшей столичной аристократии и разразятся сильнейшим дождем.

Донтар не любил дожди. Ненавидел хмурую погоду. В такие дни его мучила головная боль, и настроение катилось в бездну. В такие дни он не мог работать, отчего становился невыносимо раздражительным. И третий день лета выдался ничем не лучше первых двух. Ещё и эта птица, которую он ненавидел всем сердцем, затянула омерзительную песню и никак не замолкала. Даже за закрытыми дверями её пение разносилось по всему дому.

Донтар решил подняться на чердак, чтобы в очередной раз попытаться подойти к птице. Деревянная скрипучая лестница в конце крыла тихо поскрипывала от каждого шага мужчины. Дверь была не заперта, как и всегда. Пыль на чердаке лежала ровным слоем, только темная цепочка следов говорила о том, что не так давно здесь были посетители.

Песнь прекратилась. Донтар замер, глядя в тёмные глаза птицы. Феникс низко опустил голову, наблюдая за каждым движением Лавилияс.

- Лойс, - позвал Донтар.

Птица зашипела и на кончиках перьев стали вспыхивать искорки, которые проносились по оперению и соскальзывали в воздух. Лойс склонил голову, и на хохолке заиграло пламя.

- Ты не посмеешь, - процедил Донтар и сделал шаг к клетке, на которой и восседала птица, - я здесь хозяин.

Феникс вспыхнул, теперь его крылья были полностью покрыты огнём, который отбрасывал блики на стены. Лойс раскинул крылья, вытянул голову и громко застрекотал. Его тело постепенно покрывалось огнём, грозясь устроить пожар на чердаке. Так происходило всегда с момента смерти прошлых хозяев. Лойс тогда только переродился, а после трагедии стал агрессивным и не подпускал нового хозяина, который унаследовал дом и птицу. Донтар мог бы убить Лойса, но это был один из шести оставшихся фениксов, два из которых принадлежали Донтару, но не желали его принимать как хозяина, от чего мужчина приходил в ярость.

- Ничего, недолго тебе осталось, - выплюнул Донтар и вышел, захлопнув за собой дверь.

Вслед ему понеслась ещё более громкая песня. Феникс будто издевался над хозяином, испытывая его терпение. Донтар заскрежетал зубами, но криво ухмыльнулся, подумав о том, что феникс в скором времени должен переродиться, а после он примет нового Лавилияс как хозяина. Как единственного представителя рода.

Донтар спускался по лестнице, когда услышал голоса служанок.

- Лойс опять бушует, - прозвучал женский голос.

- Как и всегда в хмурую погоду, - этот голос Донтар узнал и двинулся в свою спальню, как услышал продолжение разговора. И говорила снова Мария, - странно, что милорд не может столько лет найти управу на какую-то мерзкую птицу.

- Говорят, Лойс тоскует по прошлым хозяевам, а найти управу на феникса не так-то просто. Спалит дотла, и вскрикнуть не успеешь.

- И что? Теперь-то хозяин – Донтар. Значит, феникс должен признать его. Хотя, говорят, фениксы признают только сильных духом и характером. Возможно, чего-то Донтару не хватает, чтобы эта птица приняла его.

- И это ты говоришь такие вещи? - нотки удивления и насмешки отчётливо прозвучали в голосе второй служанки. - Ты, которая каждую ночь проводит в хозяйских комнатах?



Светлана Шавлюк

Отредактировано: 26.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться