Родственнички

Размер шрифта: - +

Родственнички. Продолжение 8

* * *

 

Гошка вышел из павильона и уверенно направился в соседний дворик. Именно там, на металлических конструкциях детских горок, башенок и лестниц его обычно ждала Алёна.

Долго искать подружку не пришлось: она сидела на перилах верхней площадки одной из горок и курила.

- Я думала, ты ночевать там будешь! - недовольно сказала она, когда Гошка подошёл.

- Я тебя днём больше прождал! - отрезал он.

- А что злой такой? Досталось?

Гошка промолчал.

Она спрыгнула сверху, подняв столб пыли, щелчком отбросила сигарету и взглянула на Гошку. Лицо её страдальчески дрогнуло:

- Гошенька! Ой, как он тебя... - она осторожно прикоснулась пальчиком к его переносице. - Нос не сломан?

- Да хоть бы и сломан, что теперь?! - Гошка резко мотнул головой.

Он знал, как выглядит: только что, отмываясь от грязи и масла, любовался в зеркале своей распухшей физиономией и свежими каплями крови, снова закапавшей из носа, едва Гошка попытался как следует утереться полотенцем.

Алёнка обхватила Гошку за шею и настойчиво притянула к себе его голову, внимательно рассматривая. Наконец она гневно топнула ногой:

- Так нельзя больше, Гоша! Он же убьёт тебя когда-нибудь!

- А я и не собираюсь больше терпеть! Все, хватит! Уеду к чёртовой матери!

- Ты это уже говорил, - с сомнением вздохнула Алёна.

Гошка отцепил от себя её руки, вскинул голову, уставился вверх. Ему было не до размытых пятен октябрьских звёзд, ему начихать было на неожиданно тёплую ночь. Кроме отчаяния и унижения он сейчас ничего не чувствовал.

Права Алёнка. Он сто раз уже твердил, что сбежит от Сергея. Вот каждый раз после очередного крепкого тумака клялся, что завтра же уедет из Соснова, а то и вовсе подальше от Питера.

Но наступало завтра, и Гошка, подержав лёд на очередном синяке или вымазав йодом ссадины, снова вытягивался перед своим толстопузым кормильцем в ожидании поручений и приказаний. Снова терпел.

Сегодняшний разнос доконал Георгия окончательно. Мало того, что до лица было не дотронуться, так ещё работяги-механики подняли на смех... В другой смене мужики есть пожилые, душевные такие дядьки, языки не распускают, относятся к Гошке вполне по-человечески. А эти, молодые, всегда готовы позубоскалить насчёт того, что хозяин, дескать, опять своего непутёвого братца на каторгу сослал для трудотерапии.

- Раньше только говорил, а теперь точно уеду, - злобно бросил Гошка.

- Хорошее дело, - кивнула Алёна. - Давно пора. Только на какие шиши?

Она всякий раз говорила это, и насмешливо, и сочувственно. Оба они были юными безденежными гражданами, и далеко не уехали бы ни вместе, ни порознь.

- Деньги будут, Алёнка...

- И когда же? - кисло уточнила она.

- Сегодня, - Гошка вынул из кармана ключи. - Вот.

- И что это? От квартиры, где деньги лежат?

- Почти. Ключи от кабинетов в павильоне. А там и деньги лежат. Я много не возьму. Серёга такую потерю переживёт, не поморщившись. А мне в самый раз будет...

Алёнкин взгляд стал серьёзным. Она недоверчиво покосилась на Гошку, на его разбитое лицо, на ключи в его руке.

- Ничего у тебя не получится! - заключила она.

- Почему это? - обиделся Алёна.

- А потому что слабо тебе, - серьёзно сообщила она.

- Вот, значит, как?!

- Да, так. Ты ни одного дела до конца довести не можешь. Вот сделаешь первый шаг и тут же на попятную. Ты же его пуще смерти боишься, своего Серёгу. Он тебе везде мерещится... - невесело усмехнулась Алёна и покачала головой. - Так что ни к чему тебе эти ключики. Лучше сходи, да положи назад, пока брат не хватился...

- Он не хватится, - поспешил Гошка успокоить подружку. - Он сегодня к своей кошке драной поехал. Он с ней не то что ключи, он имя своё забывает, так она его славно обрабатывает...

Алёнка замолчала, все также внимательно изучая Георгия.

- Ну что уставилась?! - Гошка схватил её за локоть. - Думаешь, не смогу, да? Думаешь, духу не хватит?

Она печально кивнула в подтверждение.

- Не обижайся, Гошенька, - ласково сказала Алёна и мягко, как котёнок, прижалась к нему. - Конечно, ты все правильно решил. Нельзя так больше. Тебе надо уехать, пока он тебя под горячую руку не прибил совсем. Жаль, конечно, что с Ванькой моим ничего не выгорело. Но... не стоит тебе эти деньги брать.

- Почему?

- Потому что не вор ты, Гоша. Попадёшься. А я даже думать боюсь, что тогда будет.

- Не попадусь. Достали они меня. Не попадусь. И совесть меня не замучает, это точно, - сам себе проговорил Гошка, оглядываясь на павильон, который из ночного дворика очень даже хорошо просматривался.

Автомеханики вечерней смены, вместе с которыми Гошка добросовестно провалялся под чьей-то безнадёжно гнилой "Ауди", уже давно разошлись по домам. Сергей отбыл ещё раньше, после закрытия торгового зала. Дольше всех в салоне проторчал Варченко, названивая кому-то по телефону. Наконец, и он уехал.

- В павильоне никого не осталось, - подтвердил Гошка. - Только сторожа.

- Ты что, собрался идти прямо сейчас?

- А чего ждать? - тоскливо пробормотал Гошка.

- Верно. Единственное, чего ты можешь дождаться - это того, что ты передумаешь.

- Тогда подожди меня здесь. За пятнадцать минут я управлюсь.

Она послушно отстранилась.

Георгий задумчиво повертел в руке ключи от кабинетов. А может быть, не маяться такой опасной дурью? Пойти повесить ключи обратно сторожам на щиток?

- Ой, Гоша, ничего-то у тебя не выйдет... - уверенно заявила Алёна. - Посмотри на себя!

- А что такое? - рассердился Георгий.

- Да тебя же от страха скручивает!

- Алёнка, получишь! - пробормотал Гошка, грозя ей кулаком.

- Да ради Бога. Зато ты ни копейки не получишь, если будешь мямлить! - прикрикнула на него Алёнка. - Да уж, Гоша, Клайда Бэрроу из тебя не получится...



Наталия Шитова

Отредактировано: 20.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться