Родственнички

Размер шрифта: - +

Родственнички. Продолжение 10

* * *

 

Георгий забрался на переднее сидение, пристегнулся по привычке. Среди прочих привычек, привитых подзатыльниками от Сергея, была и эта.

- Ну что, готов? - Артём не очень-то весело, но ободряюще подмигнул Гошке. - Тогда поехали.

- Куда?

- Сейчас подумаем.

- А, ты ещё и не начинал... - буркнул Георгий.

- Что не начинал?

- Думать, - фыркнул Гошка. - Так уверенно командуешь, что я решил, будто ты уже давно обо всем подумал. А ты ещё только собираешься...

Артём неопределённо повёл бровями. Эта гримаса могла означать все, что угодно.

- Если ты хочешь тащить меня в больницу, то не надо! - спохватился Георгий. - Правда, Артём, не стоит... Все зарастёт. Мне уже нормально.

- Ты ужасно выглядишь...

- А мне замуж не выходить, - скривился Гошка.

- Нет, старик. Алёна говорила, ты несколько раз терял сознание. Это серьёзно. Я должен обязательно показать тебя врачу...

- Да я тогда просто... просто перетрусил! Перетрусил, да и брякнулся в обморок! - горячо заверил Георгий. - Уже все нормально... Честное слово!

Гошка кривил душой. Тогда он, конечно, перетрусил. Но сейчас было страшнее. Георгий понимал, что Варченко и Бузукову не составит труда найти его, особенно если ему вздумается показаться где-нибудь в публичном месте. В Сосново эти двое черта лысого запросто отыщут, не то что избитого паренька.

Георгий никак не мог решить, правильно ли он сделал, что поддался на уговоры Артёма. В квартире Мазина Гошка чувствовал бы себя в большей безопасности, чем сейчас на переднем сидении чужой машины.

Незнакомая квартира, куда Алёнка почти на себе затащила его, оказалась совсем нестрашной и даже на удивление гостеприимной. Алёнкин брат, немногословный угрюмый мужчина, вместо того, чтобы наорать на избитого паренька и выставить его вон, чего Георгий с тоской ожидал, приютил его, не волнуясь за то, что Георгий может перепачкать кровью его недорогую, но аккуратную мебель.

Алёнкин брат поступил с Георгием по-человечески, а такое в недолгой жизни парня случалось крайне редко.

Был, правда, момент, когда Георгий едва не бросился в бега. Это когда он узнал, что Мазин вызвал среди ночи Артёма. Тогда Гошку охватило самое настоящее отчаяние. Что толку с Артёма, с этого пижона, который всегда во всем поддерживал Серёгу? Когда родственник появился, Георгий решил, что сейчас его сдадут в Серёжкины лапы со всеми потрохами, и очень удивился, когда осознал, что у Артёма совсем другие намерения.

И в лучшие-то времена у Георгия не было особых надежд на собственные силы, а уж сейчас и подавно. Очень хотелось кому-нибудь довериться, хотелось юркнуть под чьё-нибудь сильное крыло, под чью-нибудь надёжную защиту. Мог ли Артём его защитить? В этом Георгий сомневался. Конечно, Артём не пацан какой-нибудь, а взрослый мужик, к тому же успешный и небедный. Но он же ничего не смыслит в том, что творится в Сосново.

- Ты не представляешь себе, Тема, какие это пронырливые скоты, - тоскливо проговорил Георгий. - Наверняка они меня уже ищут. А если так, то рано или поздно найдут.

- Значит, тем более надо не по углам отсиживаться, а сделать так, чтобы не они искали, а чтобы их искали, да хорошенько искали.

- А я-то тут при чём? - пробурчал Георгий. - Не хочу я больше ни во что влезать. Все, сыт по горло.

- Ты боишься? - спокойно спросил Артём.

Георгий опустил голову и промолчал.

- Ты боишься. Я тебя понимаю, Гошка. Понимаю, что ты здорово влетел... Постарайся успокоиться. Не для того я здесь, чтобы отдать тебя этим подонкам... Если бы мне было все равно, я просто приехал бы к Мазину, взглянул на тебя и уехал.

Слезы подступили к горлу. Гошка поскорее отвернулся к боковому стеклу.

- Ты понял меня, Гоша? Успокойся. Верь мне. Я помогу.

Георгий кивнул. Губы против его воли запрыгали, стали кривиться, снова треснула начавшая подсыхать пленочка на ране, стало больно. И Георгий, уже не сдерживаясь, горько заплакал, размазывая слезы по вискам.

- Марлю свою захватил?.. - озабоченно спросил Артём. - Кровь пошла. На, держи... - он сунул Георгию чистый носовой платок.

Гошка прижал платок к губе, зашмыгал носом, стараясь унять слезы.

Артём молча потрепал его по колену.

Георгий справился с собой и тяжело перевёл дыхание.

- Артём, зачем тебе это надо?

Артём вздрогнул:

- Не понял. Что "зачем"?

- Зачем ты со мной возишься?

- Жалко. Не бросишь же тебя на погибель. Живой человек все-таки, - усмехнулся Артём.

- Еле живой, - с горечью пробормотал Георгий. - Да и то случайно...

- Думаешь, эта парочка действительно способна была тут же тебя пришибить?

- Угу, думаю... У Варченко тормозов нет. Он вообще, кажется, с приветом. Псих, одним словом. Ему, наверное, человека заказать, что плюнуть. Да и Бузуков этот тоже головорез. О нем в Сосново слухи всякие ходят... - тревожно затараторил Георгий, вдруг испугавшись, что Артём уже не верит в серьёзность опасности.

- Не трещи, я давно все понял, - улыбнулся Артём. - Мы будем осторожны.

- Так куда мы едем?

- К Сергею.

- К Сергею?! - взвизгнул Георгий. - Да ты что, спятил, что ли?! Нафиг нам это надо?!

- А ты сам не понимаешь? - сухо проговорил Артём.

- Не понимаю!

- Что ж, поясню. Мы должны ему рассказать, все, что знаем. А он, если не совсем спятил, расскажет нам остальное.

- Этот жлоб только рад был бы, если бы Варченко меня пришиб! Ну так и пусть сам потрепыхается! - злобно прошипел Георгий.

Артём нетерпеливо дёрнулся:

- Гоша, ты это серьёзно? Ты что, хочешь закопать Серёгу?

- А что, скажешь, он этого не заслужил? - огрызнулся Георгий.

- Может быть, заслужил. Речь не о том. Ты-то сам действительно хочешь, чтобы он на нары угодил? Или на кладбище?



Наталия Шитова

Отредактировано: 20.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться