Родственники поневоле

Размер шрифта: - +

Глава 17 ( Алекс )

Алекс 

 

Все время что мы находились в Вене были наполнены солнечными днями и новыми впечатлениями. Музеев тут было море, а архитектура поражала воображение. Вотивкирхе, Хофбур, Карлскирхе, около каждого здание хотелось сфотографироваться, что бы запечатлеть эту красоту не только в памяти, но и на фотографиях. Отдыхать нам тут было некогда, хотя мы и не жаловались, когда еще удастся съездить в такой красивый город. Через три дня после приезда организаторы пригласили нас на репетицию.
Главный зал Венского оперного театра поражал нас своим масштабом. Уже войдя в него, мы не могли закрыть рты. Тут было просто великолепно. Золотисто - белые лестницы, зеркальные залы, окна во весь рост. Мы ходили тут как в музее. Кстати, тут есть такая услуга если ты приезжаешь сюда на неделю и не успеваешь купить билет или нет представления на такие числа, то может просто не хватает денег билеты все таки дорогие , то тут есть ежедневная экскурсия, конечно же платная но не такая дорогая, и тебе проведут экскурсию и покажут весь театр. Экскурсоводы тут говорят на разных языках, так как туристы приезжают из разных стран. 

Нам тоже сделали отдельную экскурсию.

Придворная опера в Вене возникла в середине XVII века, спектакли оперы шли в различных театрах. В 1861 году началось строительство специального здания для Венской оперы по проекту архитекторов Августа Зикарда фон Зикардсбурга и Эдуарда ван дер Нюлля. Торжественное открытие здания оперного театра состоялось 25 мая 1869 года в присутствии императорской четы Франца Иосифа и Елизаветы, в этот день давали оперу Моцарта «Дон Жуан». До 1918 года театр находился под покровительством Габсбургов и носил название Придворного оперного театра. В 1920-х гг. неофициально его стали называть государственным, но официальное название Венской государственной оперы он получил лишь в 1938 году, с началом аншлюса. Во время Второй мировой войны Краус, Фуртвенглер, Бём руководили постановками сочинений Моцарта, Бетховена, Верди. В 1938 состоялась премьера оперы «День мира» Р. Штрауса, к 1944 были поставлены все его оперы.

В 1945 году в результате американской бомбардировки здание театра было частично разрушено. Восстановительные работы продолжались до 1955 г., и, наконец, 5 ноября 1955 г. театр был открыт постановкой «Фиделио» Бетховена. Тогда же была возобновлена традиция ежегодных балов в Венской опере.

Нас проводили за кулисы, что бы мы смогли переодеться в отдельной комнате, а так же что бы настроить аппаратуру.

- Молодцы ребята! - Похвалил нас Станислав Дмитриевич. Когда мы закончили репетировать, - Победа почти у нас в кармане! 

- Ага, держите карман шире, - это у же Влад стоявший рядом, Станислав Дмитриевич стукнул его локтем в бок. - Не слушайте этого пессимиста. Репетиция прошла на ура, сыграли лучше, чем дома, так что надеемся только на победу! 

- Да, я тоже согласна со Станиславом Дмитриевичем, вы ребята вне конкуренции, - подтвердила Полина.

Да я тоже почувствовала сегодня, мы отрепетировали лучше. Хотя сначала мне казалось, что я не так стою, тихо поют и вот, вот забуду слова, но потом волнение отпустила, и я начала играть как мы и репетировали до этого, главное просто не смотреть в зрительный зал или представить, что никого нет как сейчас, хотя чувствую, что это будет тяжеловато.

- Я так понимаю сегодня в собор святого Стефана не пойдем? - уточнил Станислав Дмитриевич. 
Все труппой после репетиции мы хотели зайти в собор, но сейчас мне хотелось только одного покушать, душ и мягкая постелька и даже шум с улице не помешал бы мне заснуть.

На следующий день лучи солнце проникающие через занавешенные портьеры из темного материала разбудили меня не свет не заря. Хотя сегодня обещали дождь. Но это не отразилось на моем настроении. Я хорошо выспалась, и набралось сил, что бы сегодня продолжить изучение этого великолепного города. Плотно позавтракав, мы отправились в собор святого Стефана. Выйдя из отеля, мы отправились прямо по пешеходной улице, вид который был из моего окна.

 Собор святого Стефана был очень высоким и величественным. Его окружали новомодные здания, и он не вписывался в местную архитектуру. Казалось что оно нарисованное. Когда мы сделали фотографии и отослали их родным, то они сначала не поверили что это правда, а подумали что это фотошоп. 
Собор действующий, местные жители могут посидеть и подумать или зажечь свечку. А туристы сфотографироваться и послушать орган. Так же тут можно подняться на смотровую площадку, что бы посмотреть на весь город. Но подниматься нужно пешком. 

- Я вас тут подожду, - сразу же сказал Влад, присаживаясь на лавочку стоящую у кассы. - Потом фотки покажете.

Мы оставили Влада, и пошли по лестнице. Лестница была очень узкой. Вначале мы могли разойтись с людьми, которые спускались обратно, но потом это становилось все труднее и труднее сделать. А лестница все не кончалась и не кончалась. Станислав Дмитриевич и несколько человек уже остановились, что бы перевести дух. Через несколько минут я сделала то же самое. И вот, наконец, свет в конце тоннеля. 

- Я думал что помру, - сказал Стас, стоявший рядом со мной и приводя свое дыхание в порядок.

- Я с тобой согласна! - сказала я.

Мы подошли к двери, которая вела на смотровую площадку. Открыв ее мы увидели.............

- Влад?!- удивленно спросили мы, одновременно со Стасом.

- Та-да! - ответил Влад, поднимаясь на костылях.

- Как ты добрался сюда быстрее нас? - спросила я.

- Я же Супермен вы, что не знали, подрабатываю иногда, когда заняться не чем, - начал прикалываться Влад.

- А серьезно?! - уже начали злиться мы.

- Ну ладно, ладно, успокойтесь. Тут есть лифт, - сказал Влад, показывая пальцем на темно коричневую дверь, похожую на ту же в которую мы вошли сюда. - Парень на кассе пожалел меня и провел по служебному входу, то есть прокатил на лифте.



Нина Кош

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться