Родственный обман

Размер шрифта: - +

Глава восьмая. Матушка и сестры

 

Эмилия снова пребывала в растрепанных чувствах. Мартин, нежный и ласковый в постели, стал совершенно невыносим, как только вспомнил, что он лорд. Зачем вся эта декорация, если ему не нравится игра? И вообще… игра ли?

Она видела Мартина в современной одежде, да и Даниэля легко представить в джинсах  и майке. К слугам не присматривалась: и экономка, и дворецкий, и шеф-повар выглядели, как на экране телевизора, словно скопированные из какого-то исторического сериала, вроде «Аббатство Даунтон». А вот леди Айрин была настоящей. Эмилия не понимала, откуда это ощущение, но оно беспокоило. Впору вспоминать фантастические романы о путешествиях в прошлое. Нет, бред. Язык! Она прекрасно понимала всех обитателей особняка, и они понимали ее.

Вернувшись в покои, она приказала готовить ванну. Элис и с места не сдвинулась.

— В чем дело? — устало спросила Эмилия. — Отключили горячую воду?

— Нет, миледи.

— Тебе трудно? Я и сама могу. — Она решительно направилась в ванную.

— Нет, миледи! — горничная пришла в отчаяние.

— Что случилось? Только не говори мне, что вы моетесь два раза в год по особым праздникам! — рассвирепела Эмилия.

— Нет, миледи…

— Вчера мне казалось, твой словарный запас больше.

— Вы не успеете.

— О, уже лучше. И куда я не успею?

— На завтрак. Вернее, на поздний завтрак. Уже почти обед, но леди Айрин велела подавать завтрак через двадцать минут. Опаздывать нельзя. — Элис чуть не плакала и теребила край фартука.

— Ах, вот как… — протянула Эмилия. — Леди Айрин приказала. Не пойму только, ты-то чего трясешься? Опоздаю я или вообще туда не приду, тебе не все ли равно?

— Нет, — покачала головой Элис, — но я не должна…

Старшей горничной в комнате не было, а из слов Мартина Эмилия помнила, что этой девушке она имеет право приказывать. Отлично!

— Быстро говори, — топнула она ногой, сделав вид, что сердится, — а не то мужу пожалуюсь!

 — За любое опоздание леди к назначенному времени наказывают горничных, — давясь слезами, вымолвила Элис.

— И как… наказывают?

— Вычитают из жалования столько монет, на сколько минут опоздала леди.

— Приказ леди Айрин, полагаю?

Слух резануло слово «монеты», но Эмилия решила не обращать внимания на мелочи. Может, у них тут так принято евро называть. Элис кивнула, мол, леди Айрин. Кто бы сомневался!

— Готовь ванну, Элис, — вздохнула Эмилия. — Обещаю, тебя не накажут. И я надену то легкое платье в полоску, я видела в гардеробной. Не серое!

Что толку винить прислугу в корысти? Каждый зарабатывает, как может. Вдруг, девушка копит деньги на учебу? Или у нее большая семья. Да не все ли равно! Эмилия не сомневалась, что Мартин не в курсе самодурства матушки. Он не был похож на скрягу.

Горничная то ли поверила, то ли поняла, что спорить бесполезно, и ушла в ванную. Эмилия выглянула в окно. Надо не забыть договориться о прогулках. Свежий воздух ей необходим. И зачем такой огромный парк, если не для прогулок? Для собак, вроде той, что сейчас несется по дорожке?

Она присмотрелась к псу. Да это чудище из лабиринта! Она отпрянула от окна, испугавшись… голограммы? Ее пытались убедить, что это голограмма! Переведя дыхание, Эмилия снова посмотрела вниз — никого. Показалось? К черту! Сегодня Мартину не удастся от нее сбежать. Слишком много вопросов накопилось.

Мылась Эмилия сама,  неторопливо наслаждаясь процессом. И вода идеальной температуры, и ароматические масла, пенки, гели — есть из чего выбрать. Запахи все естественные, чистые, одно наслаждение. Несмотря на голод, она не спешила. Расчет оказался верен — Мартин не привык ждать, он вломился в ванную.

— Почему ты еще не готова?

Он хмурился, но Эмилия ласково улыбнулась в ответ:

— Не смогла отказать себе в удовольствии. Люблю чистоту, и ванна меня успокаивает. Ты же не против?

Она села и смахнула пену с груди. Розовая кожа, приятный запах. Ни один мужчина не устоит. Мартин шумно вздохнул и отвел взгляд.

— Я — нет. Но в доме есть установленные правила…

— Ты мне не говорил, — мягко упрекнула его Эмилия. — И представить не могла, что ты можешь оставить меня голодной. — Лишь бы не перестараться! Мартин не дурак, он распознает фальшь, если ее будет много. — Но даже если вопрос стоит так, я предпочитаю быть голодной, но чистой.

При последних словах Эмилия заставила голос задрожать — совсем чуть-чуть, для пущего эффекта. Как там говорят, ночная кукушка дневную перекукует? Вот и проверим.

— Поторопись, — хрипло попросил Мартин. Его тон стал мягче, да и в уголках губ появилась уже знакомая полуулыбка. — Опоздаем, ничего страшного.



Эльвира Плотникова

Отредактировано: 01.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться