Роль O S T

Размер шрифта: - +

​​​​​​​2 - 12 апреля, одиннадцать вечера

Проснувшись, он быстро собрался и рванул на работу, но кот начал так истошно орать и царапаться в двери, что Эр Джей вернулся, засунул его в рюкзак и всю дорогу до ресторана шёпотом рассказывал ему, какой тот нехороший человек. Кот не спорил, хотя посматривал лукаво – точно человек, причём хитрожопый до усрачки.

В ресторане было людно, старый саксофонист срывал аплодисменты, а когда Эр Джей поднялся к нему на сцену и они вместе забацали какую-то нереально впечатляющую импровизацию, им вообще стали подносить бухло то от одного столика, то от другого, иногда подходили и совали деньги в карманы, такое вообще бывало редко, музыканты ликовали. Под конец вечера на сцену гордо прошествовал кот и сел на крышку рояля, вызвав ещё большее оживление, его фотографировали, дамы норовили погладить, кот благосклонно принимал льющееся на него обожание и торговал лицом к всеобщей выгоде – из ресторана Эр Джей вышел слегка качаясь, хотя и старался много не пить, но не выходило – всем хотелось его угостить, отказываться было неудобно.

В итоге он петлял по тротуару зигзагами, размахивая бутылкой шампанского и иногда отпивая, громко спорил с котом, ругался на жизнь, заблудился, очнулся где-то в старых кварталах, где сидел на разграфиченной стене полуразрушенного дома и читал комментарии к фоткам с котом, показывал ему экран и рассуждал:

– Белоснежка, ты звезда, ты реально самый крутой кот в мире! Как, как можно быть таким офигенным?! Это вообще законно? Смотри, сколько лайков! Да у меня на клипы столько лайков не прилетало, бро, реально... Пользуйся, пока можешь. Потому что это может скоро кончиться, поверь моему опыту. Может, тебе в рекламе сняться? Пока ты на волне, всё такое. Не хочешь?

– Мяф.

– Ну и не надо, правильно, реклама – дело такое... один раз замазался и всё, не отмоешься, на всю жизнь мемом будешь. А ты не мем, ты кот, ты крутой кот, – он допил бутылку и с силой погладил кота, поцеловал в усатую морду: – Ты крут, бро... Знаешь, почему? Потому что ты один. Тебя некому бросать. Это важно, как оказалось.

Он с трудом встал, покачиваясь как от ветра, побрёл по пустынной улице, размахивая руками и громко рассуждая:

– Я сегодня богат, кот! Прибавку дали, чаевые, все дела... Когда-то я сам такие чаевые оставлял, как сейчас у меня зарплата. Ирония, да? А уж счета у меня были такие, как я сейчас за квартиру за месяц плачу, когда-то я столько за вечер пробухивал. А теперь всё, официантки меня больше не любят. Шкуры, блин...

– Мяв?

– Да все они такие, кот. Когда у меня было бабло и крутая тачка, от них отбоя не было, а как гламурная жизнь накрылась, так всё. Столько времени прошло, Белоснежка... Пролетело как день. Потому что я сраный прокрастинатор, я никак из этого не выберусь.

– Мр?

– Ты не в курсе, телик не смотришь? А, это же давно было, ты ещё не родился... У меня была группа, кот. Офигенная группа, сыгранная, опытная, отличные профессионалы и надёжные друзья. Были, пока мы все были оборванцами из рабочих районов, нищими мечтателями. А потом полилось баблишко и дружбу смыло потоком. Как мы эпично стартанули тогда – хорошие клубы, солд-аут за солд-аутом, плотное расписание выступлений, потом контракт, лейбл, альбом, ещё более плотное расписание, афте-пати, корпоративы, бухло, тёлочки, тачки... Альбом на вершине чартов, песни на повторе, приглашения на шоу, всё в ажуре. Мне так казалось. А потом оказалось, что показалось. Контракт-то я не читал, там талмуд такой, что им убить можно, кто их читает? А по контракту выходило, что я лейблу продаюсь весь с потрохами, и всё своё кровно написанное и заработанное лейблу на блюдечке отдаю, и большие дяди могут менять мой имидж, тексты песен, оформление альбомов и условия сотрудничества, процент гонорара даже менять могут, а я вообще ничего не могу. И большие дяди решили, что в моей группе нужно кое-что улучшить. Вокалиста, например. Объявили кастинг, наняли какого-то сладкого бэкстрит-боя, а меня турнули с формулировкой «не вписываешься, для такой музыки и текстов нужен более интересный вокалист».

– Мр!

– Да, Белоснежка, дерьмо случается. Читай, что подписываешь. Хотя, как ты подпишешь, у тебя лапки... Тогда вообще ничего не подписывай, никогда. Будь сам себе хозяином, бро, это самое ценное в жизни, самому решать, куда идти и что делать. Я это всё создал, а меня выперли. Я – я, блин! – не подхожу к моему, блин, проекту. А этот слащавый белый дрыщ подходит. Интересный он, видите ли, вокалист. Поёт теперь мои песни, гад, аж зло берёт!

– Мр!

– Да!

– Мау!

– Вот именно. Охренели. Законы, общественные организации, типа-честная делёжка «Оскаров» – а мир один хрен принадлежит белым. Был бы я прилизанным британцем, они бы совсем по-другому разговаривали.

– Мр?

– Да я уверен! Ты посмотри на вершины чартов, они как будто в рожу орут: «Нигерам не место в роке!»

– Мр...

– Так и есть, и миром, и роком правят белые. А нигеры должны сидеть в своём джазово-блюзовом гетто и петь по кабакам за копейки. Можешь ещё рэп попробовать, если повезёт вырваться из толп таких же, то прокатит. А если нет – читай на дешёвых сходках по ночам, а днём вкалывай на заводе, как все нормальные нигеры.



Остин Марс

Отредактировано: 31.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться