Роль O S T

Размер шрифта: - +

8 - 15 апреля, три часа дня

Эр Джей сидел в каморке с оборудованием и прятался.

Через пол глухо долбили в пятки басы, его на коленке собранная группа «разминалась» третий час, а он третий час пытался написать хоть какую-нибудь завалящую песню.

В голове было пусто, тихо и безнадёжно, как на обратной стороне луны.

Эванс всё правильно сказал, он действительно так никогда не работал. Обычно ему для вдохновения требовалось провести пару дней в тихом, красивом месте, на берегу моря или в лесу, днём отрываться и пить в хорошей компании, ночью играть на гитаре и горланить чужие песни, а потом внезапно проснуться на рассвете посреди бардака вчерашней вечеринки, уйти от всех, бесшумно переступая бутылки и спящих друзей, забраться с блокнотом на крышу или на скалу, и уже там писать, писать... Вот тогда получалось хорошо, легко и красиво, он ощущал себя сердцем мира и верил в бога, посвящал свою музыку кому-то великому, там, наверху, кто эту всю красоту когда-то создал, просто так, потому что может, и подарил людям, потому что он их любит, и люди в ответ стали тоже создавать что-то прекрасное, потому что могут и не имеют права не создавать. Он наполнялся такой благодарностью и трепетом перед миром, что даже играть не мог, только записывать, коряво, поперёк линий, не особо заботясь о том, как будет потом разбирать свои каракули, просто наслаждаясь и опасаясь не успеть, что-то упустить, неточно выразиться.

Потом он выдыхался, песен после трёх-пяти, слезал с насеста и брёл обратно спать, ощущая себя выжатым и больным, ни во что не веря и боясь даже перечитывать, потому что понимал, что фигня получилась. Ложился спать, а проснувшись, читал свою писанину, ругался и никому не показывал, ещё несколько дней дорабатывал и полировал, и только потом, уже вернувшись домой и основательно всё отшлифовав, показывал ребятам из группы готовую песню, которая и без их участия звучала хорошо, они вместе её дорабатывали, уже в обычном рабочем темпе, это занимало неделю-две на одну песню...

За стеной внезапно перестали долбить басы. Открылась дверь, заглянул кот и сказал:

– Твой полезный друг приехал.

Эр Джей вскочил, вышел в коридор и с трудом успел поймать рухнувшего на него Эванса. Ещё более тощий, чем раньше, бледный до зелени, встрёпанный, весь какой-то липкий и скользкий, распространяющий смесь миазмов пьянки, похмелья, сигарет, косметики и фейерверков. Стив немного повисел на Эр Джее, упёрся в его плечи руками и стал почти ровно, посмотрел на него красными воспалёнными глазами с чёрными кругами и вяло улыбнулся:

– Привет, бро. Пипец, как мне хреново... Дотащи меня до ванной, будь другом? И помоги снять ботинки. И сделай кофе, я через пять минут буду готов к работе. Фух... Неужели я добрался, аж не верится. Как у вас тут?

– Нормально, – кивнул Эр Джей, стараясь не дышать, закинул руку Стивена себе на плечо и потащил его в сторону ванной, кот открыл им дверь, Эр Джей усадил зелёное тело на унитаз и стал расшнуровывать высокие рокерские ботинки, с трудом стащил их, обнажив протёртые в кружева носки и ноги в содранных мозолях, отодвинулся, пытаясь рассмотреть парня целиком и вдохнуть чистого воздуха.

– Стив, ты как будто из преисподней выполз. Джоэл же говорил, что у тебя съёмки?

– Я сбежал, – вяло махнул рукой Стивен, снимая усыпанную шипами и цепями косуху, уронил на пол, попытался снять футболку, художественно порезанную у ворота и внизу, футболка треснула, парень махнул рукой и дорвал её до конца, бросил на пол, стал расстёгивать пояс, Эр Джей смотрел на этот процесс с сомнением:

– Стив, ты точно в порядке? Мне кажется, тебе в больницу надо, или как минимум поспать.

– Я в норме, бро, я спал почти два часа, – ухмылкой сумасшедшего оскалился Эванс, приподнимаясь и стаскивая штаны, осторожно заполз в душевую кабину и сел на пол, уткнувшись лбом в колени, попросил: – Включи воду.

– Горячую?

– Холодную.

Эр Джей настроил всё-таки тёплую, поставил слабый напор. Стивен откинулся на стену, взял душ и положил себе на макушку, стоящие дыбом острые пряди волос опали, по лицу и шее потекли густо-синие потёки, превратились в чёрные у глаз, он зажмурился и вяло махнул рукой:

– Всё, я дальше справлюсь. Сделай мне кофе.

– Долбанутый ты человек, – покачал головой Эр Джей и вышел из ванной. На кухне колдовал над бутербродами гитарра-мэн, весёлый и приплясывающий под доносящиеся басы, обернулся, улыбнулся и кивнул в сторону ванной:

– Кто приехать?

– Эванс.

– Стивен Ли Эванс? – округлил глаза гитарист, Эр Джей кивнул, гитарра-мэн выдал индейский победный клич и заулыбался ещё шире, потом скис и спросил: – Эванс будет гитарра-мэн, я не надо?

– Ты надо! – погрозил пальцем Эр Джей, – Эванс в мясо, а ты – крутой мэн, понимаешь меня?

Парень смутился как ребёнок, отвернулся, пряча улыбку, Эр Джей набрал чайник, стал рыться на полках в поисках кофе. Когда чайник закипел, вошел Эванс, почти нормального цвета, в халате и в блёстках с головы до ног, улыбнулся гитаристу и тот опять выдал индейский клич, хватаясь за голову и прыгая в попытках привести себя в чувство, все рассмеялись, Эр Джей протянул Стивену кофе, он взял и протянул гитаристу руку:



Остин Марс

Отредактировано: 31.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться