Роль O S T

Размер шрифта: - +

9 - 15 апреля, пять часов вечера

За стеной долбили басы, на кухне Фанни косноязычно хвалил пирог тёти Мередит, телефон надрывался звонками, а Эр Джей сидел на полу в каморке и держался за голову, тупо пялясь в белый лист. Он опять прятался. От мистера Джоэла, музыкантов, камер и даже кота.

Камеры, как оказалось, стояли в студии, в режиссёрской комнате и на кухне, приехавший по собственному желанию саксофонист пришёл в восторг, когда звукарь представил ему всё это богатство и дал полный контроль над видеопотоком. Сейчас доброволец колдовал над тремя мониторами, на лету монтируя и выдавая в сеть онлайн-трансляцию этого балагана, который только самые наивные всё ещё называли записью альбома.

Альбома не было, всё ещё, он как впал в сочинительский ступор после того, как ему объявили о досрочном расторжении договора с «Ди эн Ди», так до сих пор из него и не вышел, он пытался это объяснить Стивену, но тот, похоже, не понимал значения слов «я не могу». Эванс всегда мог, он мог что угодно, и поэтому отказывал окружающим в праве на «не могу», иногда это бесило, но сейчас Эр Джей даже злиться не мог, он просто хотел убежать, хотел домой, как уставший от затянувшейся поездки ребёнок, который всех раздражает своим нытьём.

– Эр Джей? – дверь каморки открылась, заглянул мокрый от пота Эванс, уже в штанах и в косухе на голое тело, с бутылкой пива, улыбнулся во всю рожу: – Фанни такой соляк написал, очень подходит к теме возрождения, начинается как будто с выстрела, там такой дикий эпик, прямо со старта, ты должен это послушать! Надо к нему дописать вступление и припев, потом ещё кусок, чтобы заканчивалось тихой безысходностью с замедлением ритма, а потом чтобы соляк, ракетой в космос, это будет бомба! Я подумал, что за безысходностью – точно к тебе, – он ехидно оскалился, сел на пол напротив, посмотрел на белый лист на табуретке, перевернул, перевернул ещё раз, поднял вопросительный взгляд: – Где песня? Ау, бро, где материал? Ты тут час сидишь! Я бы уже три написал.

– Я – не ты, Стив, – мрачно отвернулся Эр Джей, взялся за голову и простонал: – Я не могу так работать, ты же знаешь.

– У тебя, вроде, был стимул, – шутливо нахмурился Стивен, отпил из бутылки, жестом предложил Эр Джею, тот качнул головой, Эванс пожал плечами и допил, поставил бутылку в угол. – С кем ты поспорил? И на что?

– С инопланетянами. На кота, – он поднял голову, готовясь увидеть на лице друга что угодно, только не полное понимание.

– На Снежка? Он – инопланетянин?

– Да.

– Я так и думал, – кивнул Стив, – чтобы вытащить тебя из той выгребной ямы, в которую ты сам себя загнал, нужно как минимум инопланетное вмешательство. Например, кот. Где он, кстати? Снежок!

Открылась дверь, заглянул кот, Стивен схватил его и повалил на спину, шутливо щекоча ему пузо и приговаривая:

– Это ты, значит, сила мифическая? Ты, Снежок? У, инопланетное чудовище, атака няшности! Он ещё и кусается, ты офигел? Глянь, укусил! – он показал Эр Джею совершенно не покусанную руку и тут же изобразил этой рукой нападение на кота: – Грозный дэдлайн надвигается, что ты будешь делать, инопланетный кот?

Кот медленно встопорщил шерсть и выгнулся басовым ключом, прижимая уши и скалясь, как будто вот-вот нападёт и выцарапает коварному дэдлайну глаза.

– Атака сроками! – завопил Эванс и опять повалил кота, кот вскочил, Эванс опять его свалил, рассмеялся, глядя как Снежок изображает грозный тыгдык на кончиках пальцев, указал на него Эр Джею: – Глянь на него, это жесть! Он как будто говорит: «Как ты смеешь, ничтожный хомосапиенс, прикасаться к оплоту мудрости?! Ты заплатишь за это кровью! Берегись, я – тьма! Я – ярость!», – опять рассмеялся и схватил кота, прижимая к себе и щекоча пузо, дунул в нос: – Толстая такая, пушистая ярость. Урчит, – затих на секунду и прислушался, кивнул: – Да, виброкот. Клёвый инопланетянин. – Помолчал, отпустил кота и поднял ладони: – Ладно, мне пофиг, зачем ты всё это замутил, но раз уж я здесь, то я здесь не просто так. Дай мне карандаш и посиди пять минут тихо. И найди гитару. Или клавиши, пофиг. Иди, ищи что-нибудь.

Он развернул к себе лист и внимательно на него уставился. Эр Джей положил карандаш, взял кота и тихо вышел. В студии Билли лихо шпарил на виолончели без смычка, ему подыгрывал звукарь на гитаре Фанни, сам Фанни болтал на каком-то странном языке с дядей Френком на кухне, Эр Джей посмотрел на входную дверь и ощутил острое желание просто открыть её и сбежать. Зазвонил телефон.

На экране светилось имя Боба, он радостно ответил:

– Да, алло! Боб? Как ты, братишка?

– Привет, Эр Джей, как жизнь? Я смотрю вашу трансляцию, это полный треш. Что ты курил? Кто тебя надоумил взять Билли? И кто, мать вашу, дал Билли контрабас? Он же криворукий и ухожопый на оба полушария! Не позорься, я тебя умоляю, выгони его к чёрту.

Эр Джей рассмеялся, потёр глаза, вздохнул:

– Так плохо?

– Ужасно.

– Боб, если бы ты знал, как мне тебя нехватает... Ты разобрался с копами?

– Да, всё нормально, я вышел. И я еду к тебе, пока мой сопляк там всё окончательно не угробил.



Остин Марс

Отредактировано: 31.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться