Рома, Игрок и "Морская капуста"

Последняя глава "Возвращение"

ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА: ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Vetus amor non sentit ruliginem.

Старая любовь не ржавеет.

Пословица

 

Я очнулся в луже. Кажется, меня вывел из полуобморочного состояния чей-то громкий смех. А может, голод? Нет, я думаю, жажда. Во рту противный кисловатый привкус. Нет, противный сладковатый. Голова болит… Надо вылезать из этой грязной и зловонной жижи, но я не могу пошевелить ни ногой, ни рукой. Кто бы мне помог? Поблизости никого. Но ведь я слышал чей-то смех. Осень отчетливо слышал чей-то смех. Смеялись девчонки, я точно знаю, что девчонки. Только они могут так противно смеяться. Безо всякой причины. А может, была причина? Интересно, чем был вызван этот дурацкий, заливистый смех, как будто стеклянные шарики рассыпались по металлу. Может, это они надо мной смеялись? Как же болит голова! Лежу, как скотина, в грязи. Может, позвать на помощь? Во рту пересохло… Может, я пьян? Ничего не помню!

-Помогите… - пытаюсь я подать голос.

Вряд ли меня кто-то услышит. Попробую выбраться сам. Ноги, как деревянные. Нет, как из ваты. Как же я тут оказался? Как же это меня угораздило?

-Ай-ай-ай! Такой молодой, здоровый, а надрался как свинья! Да на таких пахать! А он в луже, - слышу я чей-то ворчливый голос.

Мимо моего пристанища проходит сухонькая старушка. Я мог бы сказать еще – седая старушка. Только я не вижу ее волос, они под косынкой. Косынка так странно повязана, как в кино пираты носят. Обычно старушки повязывают косынки под подбородком. Во всяком случае, я так видел. У меня есть одна такая знакомая старушка. Она часто заходит в магазин, где я работаю в отделе сердец. Она покупает всякие обрезки по дешевке, чтобы кормить своих котов. Добрая такая старушка, улыбчивая. Она бы не оставила меня в этой луже, помогла бы. А эта в пиратской косынке проходит мимо.

Снова слышу голоса. На этот раз уже мужские.

-Эй, приятель! Перебрал? Бывает! Ану, давай руки! Мы тебя вытащим из этой лужи!

Двое мужчин помогают мне подняться и стать на ноги.

-Идти сможешь? – спрашивает один с сочувствием.

-Да. Спасибо. А как эта улица называется?

-Третий продольный переулок, - отвечает мне один из моих спасителей.

-Никогда не слышал, - признаюсь я.

-А тебе куда? – спрашивает мужчина.

Я называю адрес.

-Это далеко. Здесь рядом остановка автобуса. Но куда тебе в таком виде? Да и не пустят тебя в автобус, от тебя такая вонь.

-Пешком пойду, - слабым голосом отвечаю я.

-Идем! Я здесь рядом живу. Моя жена сполоснет твою одежду. В такую жару все высохнет быстро. И поедешь себе домой!

Совершенно посторонний человек вызвался мне помочь, хотя я сам его об этом и не просил. Может, он хочет меня ограбить? Но у меня же ничего нет. Я без кошелька. Единственная ценная вещь – это серьга из левого уха, она мне досталась

от сестры. Родители купили сестре подарок на восемнадцатилетие, а она из дома убежала. С байкером. Я трогаю ухо рукой. Может, на мою золотую серьгу с крошечным изумрудом нацелился этот мужчина? Нет. Думаю, что нет. И серьги в ухе уже нет. Наверное, я потерял ее в этой зловонной луже.

-Я пойду с вами, - соглашаюсь я.

Небольшой одноэтажный домик с зеленой крышей, во дворе беседка, вся увитая виноградом.

-Где ты бродишь? – встречает нас женщина с вантусом в руке. – У меня шпигат в душевой забился! Никак не получается пробить!

-Сейчас я все сделаю! А ты пареньком займись! Он в лужу упал, а ему через весь город на автобусе ехать.

-Эх! Горе ты мое! Как же это ты? – сочувственно произносит жена моего спасителя. – Снимай одежду! Я постираю. А ты помойся вон там, в летнем душе. Я сейчас тебе полотенце принесу.

Мужчина достает из пакета кулек с мелкой рыбой.

-Пиранья! Баракуда! Кис-кис-кис!

Из беседки показываются две кошки с заспанными физиономиями. Одна трехмастная, а другая – белая с черными пятнами. У черно-белой на одном глазу пятно, как повязка у пирата. Смешная кошка!

-Никогда не слышал, чтобы кошкам такие имена давали, - заметил я.

-Это дочка. Она придумала.

Из дома выходит девочка лет двенадцати. Светленькая, патлатая, волосы в разные стороны торчат…

-Рыбонька моя сладенькая, - нежно говорит девочка трехмастной кошке и гладит ее по спине.

Кошка сердито урчит.

-Да не заберу я у тебя твою рыбу! – обижается девочка и уходит в дом.

Я с удовольствием моюсь в душе. Вода нагрелась под лучами солнца достаточно хорошо, я даже вымыл волосы. Они у меня очень длинные. И вот теперь я, чистый и благоухающий, обмотанный простыней, сижу в беседке. Хозяйка принесла мне поесть. Рыбные котлеты. Я терпеть не могу рыбные котлеты, но сейчас я так голоден, что быстро расправляюсь с ними. И все равно хочу есть. Видя мой голод, хозяйка вытирает слезы уголком передника.

-Я сейчас еще что-нибудь принесу, - обещает она и уходит.

Через минуту она возвращается с тарелкой отварного картофеля, слегка приукрашенного кучерявой петрушкой. Картофель я ем уже не так быстро.

-Пива? – предлагает хозяин.

Я киваю.

-Только у меня безалкогольное! – ставит он передо мной запотевшую бутылку и высокий бокал.

Я читаю этикетку. «Золотой осьминожек».

-Вкусно, - говорю я, сделав несколько глотков из бокала. – Я еще такого никогда не пил.

Пока я наслаждался душем, обедом и пивом, моя одежда, выстиранная гостеприимной хозяйкой, высохла.

-Вот, держи! – протянула мне хозяйка отутюженные штаны и рубашку. – И вот еще! В кармане брюк нашла.

Она протянула мне две золотые серьги с крошечными изумрудами.



Татьяна Курило

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться