роман "Армия?"

Размер шрифта: - +

Третий фрагмент

Шестая глава

 

I

 

Прытов уже час водил майора Кремницкого по огневому. Водил и убеждал, заражая своими идеями строительства нового городка. Сейчас же, заместитель командира полка по строевой подготовке, попросту – зампострой Кремницкий настолько проникся планами Прытова, что, опередив капитана, прибежал на пока «свободное» место в проектах и топнул ногой:

- Вот здесь, построим пункт боепитания!

Капитан обхватил руками пустое пространство, будто примеряясь, и вопросительно посмотрел на Кремницкого. Зампострой, как бы ища поддержки, оглянулся по сторонам. Где-то далеко маячил часовой. Не видя подмоги, Кремницкий вновь шлепнул сапогом по земле. Прытов с сомнением прищурился. Кремницкого прорвало:

- Танковая директриса рядом – раз! Подходы открыты – два! Часового поставим – три! – запальчиво перечислял он, и набычился, готовый сражаться за СВОЙ пункт боепитания до конца.

«Не перегнуть бы… Черт с ним, с этим пунктом! Из досок сколотим», - подумал Прытов и пробормотал вполголоса:

- Три метра длиной, а полтора… Пожалуй.

- Что ты там бубнишь? – радостно подхватил Кремницкий. – Шесть метров в длину, а три в ширину! Из бетона! Настоящий пункт боепитания! И всю стройку начнем с него. Завтра же! А теперь, веди, показывай своих новеньких!

И не дожидаясь капитана, Кремницкий бодро зашагал к мастерской. Прытов немного опешил от монументальных планов зампостроя. «Черт меня дернул, заговорить о размерах!» - думал он, догоняя далеко убежавшего майора.

 

Виктору пришлось сломать скифскую бабу. Как он ни старался доказать Жеребцову пристойность фигурки – ничего не вышло. Прапорщик упрямо тыкал пальцем в подсыхающую бабу и ехидно спрашивал:

- А это – что? А вот это – что? А тут?

Горин не знал, что отвечать. Его поразило глубокое невежество прапорщика.

Жеребцов удалился с достоинством, удовлетворенно. А Горин долго стоял в растерянности, не зная, что делать. Наконец, он подобрал из прошлогодней травы измятую фигурку и быстро, с каким-то остервенением стал лепить… Жеребцова. Начал с головы. Величиной с кулак. Потом приделал тоненькие длинные ручки и ножки. Чтобы вся эта конструкция держалась, Горин влепил в глину выломанные из метлы прутики, наподобие козел – так, что Жеребцов оказался на четвереньках с понуро повисшей головой. Полюбовавшись, Виктор соорудил фуражку и насадил ее на макушку прапорщику. Фигурка, перевесив, ткнулась носом в землю. Тогда Горин, отщипнув из фляги небольшой кусочек, скатал бутылку и для устойчивости, сунул ее в губы Жеребцову.

- Вот это – первый, - услышал Виктор за спиной баритон Прытова.

Возле него, улыбаясь и вытирая платком лоб, стоял майор. Фуражку он держал подмышкой.

- Рядовой Горин! – приложил ладонь к виску Виктор. Он вспомнил наставления Кеши: «…с майора».

- Вольно, - кивнул зампострой. – Чем занимаешься?

- Испытываю глину.

- То есть?

- Я вам говорил, для памятника танкистам, - вмешался Прытов.

- Ну и как? – майор наклонил голову к фигурке на земле и ахнул. – Жеребец!

- И оружие при нем, - добавил капитан, смеясь.

Зампострой разогнулся весь багровый:

- Похож, но памятник для Жеребцова подождет. Ты в строительстве чего-нибудь понимаешь? – майор сам себе кивнул и продолжал, не дожидаясь ответа. – К завтрашнему утру нарисуй схему пункта боепитания. Размеры: шесть на три. Вопросы?

Прытов замахал рукой за спиной зампостроя: «Соглашайся!»

- Нет!

- Хорошо, - сказал майор и, усмехнувшись, указал рукой на глиняную фигурку. – Когда высохнет, подари мне.

- С удовольствием, - воскликнул Горин и подумал: «Скоро на ужин».

 

II

 

Виктор старательно вывел крестик на карманном календарике. Потом обвел его еще раз. Пересчитал зачеркнутые дни. Только пять. Шестой пока не кончился…

Горин сидел за столом в ленинской комнате второй роты. Его не беспокоили – он выполнял приказ Кремницкого. За ужином Виктор попытался узнать, что это за пункт боепитания. «Помещение, где танкисты получают боеприпасы перед учебными стрельбами», - сухо объяснили ему. – «Склад?» - попробовал уточнить он. – «Не склад, а помещение, где…» - Виктор не стал спрашивать дальше.

На листке появился обычный домик с крышей. «Здесь, наверно, очень холодно зимой», - подумал Горин и нарисовал трубу. Он с трудом удержался, чтобы не пустить дым из этой трубы.

 



Владимир Пожарский

Отредактировано: 23.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться