Роман Нелюбовича

Размер шрифта: - +

7 глава

Время шло, погода радовала. Если раньше жара напрягала, то теперь, на пенсии, она лишь способствовала улучшению настроения. Хочешь — иди купаться, хочешь — валяйся на диване. Жаль, телевизора нет и холодильника, их по-настоящему не хватает. Но ни телевизор, ни холодильник не оседлаешь и никуда не съездишь, поэтому… Поэтому я всё-таки решил купить мотоцикл. Лёха посоветовал сходить в хозяйственный магазин, где всё левое крыло было отведено под техсалон. Я подумал и решил, что терять мне всё равно нечего, и если не куплю, так хотя бы посмотрю. И пошёл.

Выбор техники, к моему удивлению, оказался богатый. Я ходил по салону, как кот по кухне, и облизывался. Мотоциклы — изящные, в полировке, в хроме, непритязательные, простенькие, разные. Квадроциклы с мощными контурами и эпохальными размерами. Хлипкие скутера, вставшие в ряд у входной двери... В мечтах я оседлал весь ассортимент, но ценники говорили недвусмысленно, что сделать это в реальности не доведётся мне никогда, ну разве что банк ограблю.

Ко мне подошёл юноша-продавец и вежливо-штампованным тоном произнёс:

— Могу я вам помочь?

Я ещё раз огляделся вокруг и развёл руками.

— Думаю, да. Понимаете, мне бы хотелось получить некий симбиоз мощи, качества и приемлемой цены. Чтоб и хорошо было и не накладно.

Сообщая продавцу о своём желании, я надеялся получить дельный совет, однако юноша смотрел на меня с недоверием. Мой внешний вид не внушал ему уверенности в моём достатке, а слова — в моей определённости, поэтому он ответил так:

— Мощь и качество всегда зависят от цены. Если купить латунь вместо золота, то возмущаться отсутствием должного блеска, согласитесь, глупо.

Я согласился, а между тем подумал: продавец-философ? Нет, это не разумно. Если продавец становиться философом, то это очевидная головная боль для покупателя, и никакой аспирин не поможет справиться с этой болью, ибо идёт она не изнутри, а из напротив. Но это полбеды. Хуже, когда философ становиться продавцом, так как в этом случае рискуешь остаться не только без покупки, но и без собственного мнения.

— А приемлемая цена, — между тем продолжал юноша, — понятие растяжимое. Для кого-то миллион не деньги, а кому-то три корочки хлеба не по карману. Читали о Буратине? Так что формулируйте свои запросы точнее, пожалуйста.

Я выдохнул: нет, это не философ, скорее, недоучившийся студент, так что волноваться за мнение не стоит.

— Тогда давайте посмотрим что-нибудь менее обременительное. В ценовом отношении.

— А как собираетесь расплачиваться? Банковской картой?

— Я пенсионер.

— Значит, наличкой, — юноша призадумался. — А сохранились вы не плохо. При ваших-то годах…

— Двадцать лет пожарной охраны, — уточнил я.

Продавец закусил губу.

— Видите ли… дешёвых моделей у нас нет, все цены отсюда и выше, — он чиркнул пальцем по горлу и показал вверх. — Но у меня есть для вас одно предложение. Я уверен, ваших сбережений на это хватит. Идёмте.

Он провёл меня в дальний угол магазина, где между неуклюжей газонокосилкой и стеллажом с запчастями стояло нечто среднее между моей мечтой и моим несчастьем.

— Вот, — раздулся продавец от гордости, — могу предложить вам мопед. Стоит недорого и бензину потребляет мало — прекрасный вариант.

 

Мопед, конечно, не то, что ожидало моё экзальтированное эго, но продавец оказался прав: вариант действительно был неплохой. Не утруждая себя большими затратами, я объездил на этом чуде все ближайшие окрестности и не ощутил никаких неудобств, ни физических, ни финансовых. Единственный недостаток, которому всё же удалось проявиться, заключался в отсутствии должной визуальной эффектности, ибо взрослый мужчина на велосипеде с моторчиком смотрится не вполне привлекательно. К тому же идея фикс каждого мужика заключается в том, чтобы иметь между ног что-то мощное, крупное, а мопед, согласитесь, поддержать такую идею не в силах. Но бог с ним, стерпим.

Получив средство передвижения, я повадился ездить на речку Пужанку. Уж не знаю, за что её так прозвали, но моим эстетическим вкусам она соответствовала полностью: спокойная до лени, укрытая от ближних лугов густой прибрежной зеленью, не слишком широкая и не слишком узкая и, конечно же, дарующая прохладу — я в неё влюбился. Я нашёл себе местечко километрах в пяти от города, подальше от песчаного пляжика, где собирался городской народ с детьми и шашлыками, и настроился на вдохновение. Никто не мешал мне, никто не отвлекал и даже комары, казалось, кусались не столь яростно. Идиллия! В тени прибрежных березок, невысоких и кряжистых, я соорудил скамеечку, приспособив для этого недлинное брёвнышко, потемневшее от воды и времени. Кто принёс его сюда — половодье или человек — не знаю, да это и не важно, главное, оказалось оно здесь весьма кстати.

Сидеть на бревне, прислонившись спиной к тёплому стволу берёзы и разместив на коленях ноутбук, было для меня в новинку. Возможно, этот факт поможет настроиться моему вдохновению. Мысли о том, что нужно переходить от серьёзной литературы к развлекательной меня не покидали. Я вытащил из небытия свои первые опыты детективно-приключенческого формата и взялся за их переработку. Перечитывая свои давнишние потуги, я смеялся в голос. Как всё наивно, как плоско, как фальшиво и шаблонно. Очень похоже на ту желтизну, которую тоннами печатает наша печатная промышленность. Но что поделаешь: понятия "пипл хавает" и "прибыль" слились воедино, определив на неопределённое время основное литературное направление. И я решил влиться в это направление.



Олег Велесов

Отредактировано: 13.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться