Роман со мной

Глава 3

С Любомирским мы не разговаривали между собой, но на следственные мероприятия он меня звал. Стучался в двери, ждал, пока я открою и молча показывал на выход. Я одевалась, и так же молча шла за ним. Или присылал пустые смс. Это вообще было просто смешно. Нарочно не придумаешь.

Кинолог с собакой всё же приехал. Но как мы и думали, никаких результатов это не принесло. Зря только людей напрягли, и собаку по местности гоняли.

Любомирский становился всё мрачнее, а я стала догадываться, что это не из-за покойной блондинки. Что-то другое происходило в жизни Николая, и я уже примерно догадывалась что. Точнее кто. Инга. Мне казалось, что Любомирский никак не мог определиться. Но на двух стульях усидеть невозможно. И выбор, очевидно, пал не на меня.

Осознав эту простую истину, мне полегчало. Если не судьба, значит так оно и будет.

До конца пребывания в санатории, оставалось меньше двух недель. Я значительно лучше себя чувствовала, и ощущала огромный прилив сил и энергии. Все уже окончательно забыли о произошедшем, будто бы ничего и не случилось. Я тоже решила сильно не нагружать себя посторонними мыслями.

С наступлением апреля, нас всё чаще стало радовать солнышко. Уже третий день подряд оно согревало моё тело и душу. Я одна прогуливалась вдоль берега озера. Больше никто не хотел здесь гулять, после случившегося. Я тоже стороной обходила место гибели девушки, но сейчас решила подойти к обрыву, и ещё раз хорошенько всё осмотреть. Я обняла рядом стоявшее дерево, и наклонилась, осматривая поверхность. Кровь погибшей запеклась на солнце, и стала коричневой, практически в тон ствола. Я внимательно вглядывалась в почву и остатки снежной наледи бликовали на солнце. Слегка слепили глаза, но прищурившись, я продолжала вглядываться, желая что-нибудь отыскать. Как говорится: кто ищет, тот всегда найдёт.

Одна очень настойчивая льдинка светила мне прямо в левый глаз, и делала невыносимо больно. Я зажмурила глаза, потирая их левой рукой, и снова открыла, присматриваясь к сверкающей блестяшке. При пристальном рассмотрении, это оказался не лёд, а женская висячая серёжка с большим камнем. От выплеска эмоций я чуть не разомкнула руку и не рухнула вниз с обрыва. Оставалось теперь только решить, как безопасно для здоровья её достать.

Серёжка находилась на приличном расстоянии от места падения девушки, и застряла в коре сосны примерно в трёх метрах от берега.

Я спустилась по лестнице к озеру, и преодолев себя, пробежала мимо места, где совсем недавно лежало тело Маши.

Взяв немного правее, я, держась за сосны и постоянно соскальзывая, лезла за желанной добычей. Мои ботинки совсем не были приспособлены для лазанья по какой-либо поверхности, кроме как хождения по асфальту. Они оказались слишком скользкими, носы ботинок отказывались пролезать и цепляться за щели во льду и земле. Я соскользнула, и на животе проехала два метра, цепляясь ногтями за землю и сдирая об лёд кожу. Пальцы уже кровоточили, но я не могла никому позволить забрать у меня улику.

Я скинула куртку. В одной футболке было двигаться гораздо удобней. Я на сколько могла, вбежала на обрыв, и зацепившись за ближайшую сосну, быстро взобралась на неё и переключилась на следующую. Так постепенно я преодолела эти три метра, и уже дрожащими руками снимала с коры серьгу. Это оказалась обычная бижутерия, у которой отсутствовало крепление, она просто вставлялась в ухо. Если эта серьга принадлежит убийце, значит следы срыва с мочки уха будут отсутствовать, либо будут совсем незначительными. И скорее всего уже зажили.

Я посмотрела вниз, и лучше бы я этого не делала. У меня закружилась голова, так как я очень боюсь высоты. Эйфория прошла, и наступила суровая реальность. А она состояла в том, что я понятия не имела, как спуститься обратно.

Повисев, подумав, я уже было хотела удариться в истерику, и поорать «спасите, помогите», но вовремя опомнилась. Не надо было внимания привлекать, что я здесь что-то ищу и рыскаю в поисках. Это может спугнуть нашего убийцу.

Я приняла устойчивое положение, и заправила футболку в джинсы. Потом осторожно взялась за сосну, и спустила своё тело вниз, повиснув для следующего манёвра. Разбиться и переломаться совсем не хотелось, поэтому я решила пожертвовать кожей на руках, и обдирала её по ходу спуска с обрыва. Удачно завершив свой манёвр, я спрыгнула, подхватила свою куртку и направилась в сторону гостиницы.

Можно было представить, какая красивая я входила на территорию комплекса. Люди смотрели на меня, как на ненормальную, а один работник комплекса подскочил ко мне и поинтересовался, не нужна ли скорая. Я улыбнулась, заверила всех, что со мной всё хорошо, лучше и быть не может, и отправилась к Любомирскому в номер.

Сопровождаемая озадаченными взглядами отдыхающих, я добралась до Николая и постучала в дверь. Он открыл и очень пристально меня оглядел с ног до головы.

- Тебя что, волки драли? – ровным тоном спросил он. Я фыркнула и протолкнула Любомирского в глубь коридора. Он захлопнул дверь, и прошёл следом за мной. Я бегло осмотрела его номер, и повернулась к Любомирскому. Тот стоял ждал хоть чего-нибудь.

Я сунула руку в карман, и выудила оттуда свою драгоценную находку. Любомирский пристально оглядел серёжку и принял её у меня из рук.

- Ты думаешь, Мария сорвала серьгу в тот момент, когда её толкнули? – Николай с интересом поглядывал то на меня, то на бижутерию. Блеск в его глазах свидетельствовал, что мы снова взяли след.

- Осталось найти лишь пару. – победоносно заключила я.

- Но ещё нужно доказать, что владелица этой серьги – убийца! Может это Машина?

- Не смеши, ты что не видишь, что это дешёвая бижутерия? А наша покойная почила в норковом манто, между прочим. Вопрос остаётся открытым. Нам нужно тихо и незаметно вычислить владелицу, ну или экстравагантного владельца данной серьги.

- Я договорюсь с местными, думаю, они разрешат нам тихой сапой провести расследование. Мы всё равно уже здесь.



Zeusi Обребро

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться