Роман со мной

Глава 9

Сентябрь прошёл относительно спокойно, и октябрь начался без происшествий, но на учёбе, как мне казалось, был полный завал. Концентрация умных мыслей и посыл информации был такого большого объёма, я просто боялась, что может лопнуть голова. Преподаватели уверяли нас, что ещё через месяц мы привыкнем, и начнём отделять одно от другого и сортировать информацию. Главное, вникнуть в тонкости будущей профессии. Базу в подкорку, остальное автоматически уляжется само.

Это всё было замечательно, если бы не надо было думать ещё и о работе. Иногда мы с Любомирским ходили по заявлениям, и вместо статей и законов, я начинала скандировать выдержки из лекций. Николай пару раз меня уже одёргивал, и попросил впредь быть внимательней. В один из дней нашей совместной работы, я решила пожаловаться Николаю на него же.

- И вот ни капельки тебе меня не жалко. – бубнила я на Николая. – У меня сейчас такая нагрузка, я ещё только привыкаю к новому распорядку своей жизни, я даже на карате ходить перестала, потому что физически не успеваю! А ты меня ещё драконишь. – я включила обиженку, и ныла на одной ноте, что у самой уши вяли.

- Да, ты бросила карате, какая жалость! И меня тоже, между прочим, окончательно забросила. В постели холодно, в холодильнике пусто, у нас только корм для животных дома остался. И то, только потому, что это я его покупаю. – смотря мне прямо в глаза, отчеканил Николай.

- Так вот в чём дело. – заключила я. – А ты что, думал будет иначе? Или мне может порваться? – уперев руки в бока, я начинала злиться.

- Ой, да не надо рваться. Но каплю внимания я могу получить от любимой женщины? – зло бросил Любомирский.

- Ах, теперь уже от любимой? Ну скажи мне, сколько у нас не было близости? Дня три, неделю?

- Месяц! – рявкнул Николай, и сунув руки в карманы, ушёл далеко вперёд.

Я осталась на улице одна, и села на скамеечку у ближайшего дома, остыть от обуревающих меня страстей и хорошенько подумать. С одной стороны, сама виновата, как-то упустила момент. С другой, напрямую диалог ещё никто не отменял. Нам ещё четыре года жить в подобном темпе.

Видимо, хорошо подумала за это время не только я. Рядом со мной на скамейку присел вернувшийся Любомирский.

- Я был не прав. – начал Николай. – Более того, я должен был сказать прямо, а не срываться. Ты умничка, молодчинка, я очень горжусь тобой! Ты случайно не хочешь заняться экстремальным видом секса? – быстро спросил Любомирский, схватил меня за руку и потащил в открытый подъезд. Я даже ответить не успела, как моя юбка была уже задрана, нога по киношному закинута, и вот мы уже придаёмся плотским утехам. Со стороны это наверняка выглядело аморально, но я вдруг подумала, что это лучшее, что в данный момент могло случиться в моей жизни. Наверно просто потому, что мы вели себя по - животному. Никаких рамок, только инстинкты.

После, успешно завершив приятные манипуляции, я немного шатаясь, вышла из подъезда.

- Скажи, друг мой Любомирский. И почему мы не додумались до этого раньше? – поправляя волосы, спросила я.

- Даже не знаю. Сколько свободного времени на работе мы смогли бы скоротать с пользой. – застёгиваясь, ответил Николай.

- Ах вы, охульники! – раздалось с окна первого этажа. – Это что же такое делается! – судя по голосу, на нас орала бабка. – Это вы что себе позволяете? Средь бела дня!

- Бежим! – схватил меня за руку Любомирский, и мы рванули дворами в сторону работы. Мне понравился этот беззаботный порыв. Ощутила себя подростком.

На работе, пока был штиль, мы повторили пройденный материал. Прямо на моём рабочем столе. Благо к моему кабинету ещё не налажено паломничество с заявлениями потерпевших.

Любомирский был доволен как никогда, и я мысленно выдохнула. Одна из насущных проблем была решена.

До конца октября я разгребла завалы на работе и учёбе, а самое главное – в голове. Когда всё улеглось, я ощутила небывалую лёгкость. Действительно, нужно было просто привыкнуть. Что я и сделала. И материал мне уже лучше давался, и запоминала я его с лёгкостью, и на работе особо не грузили, и уходила раньше, чтобы успевать на все лекции. Главное, найти струю и влиться в неё. Остальное приложится само.

Пару раз выпадали свободные деньки, и я ездила к родителям и бабушкам. Проводила время в кругу семьи, и меня всё донимали расспросами про Любомирского. Я была пока не готова знакомить Николая с роднёй, и на то были свои причины. Какие, я сама не до конца понимала. Но они точно были.

Через пару недель город накрыло мокрым снегом. Настала пора доставать зимнюю одежду из закромов моего огромного шкафа. Ещё, у меня выдался свободный выходной, и я погуляла по мебельным магазинам, и выбрала себе отличный компьютерный стол домой с кучей ящиков и полок. Теперь можно будет с комфортом заниматься дома.

Мокрую жижу на улице схватило морозом, и люди спотыкаясь, ломали себе ноги о куски неровного льда. Дворники чистили как могли, но добираться до работы легче не становилось. Я сидела на работе, и потирала подвёрнутую ногу. Она нехорошо разнылась, в обед я собралась идти за эластичным бинтом, чувствую, лишним не будет.

В дверь, зажмурив глаза, протиснулся майор Протасов.

- Кудрявцева, ты одета? – спросил он.

- Одета. – невесело отозвалась я, надевая балетку обратно на ногу. Протасов открыл глаза, и подмигнул мне.

- Тут такое дело, Любомирский уехал по делам, тебе сегодня на вызов одной идти. Никого в нагрузку дать не могу, все заняты. Но если хочешь, можешь взять меня. – сказал Протасов, и стал ждать моего вердикта.

- Я, пожалуй, одна прогуляюсь. – пару секунд поразмышляв, ответила я.

- Ок, адрес у дежурного возьмёшь. – бросил Протасов и ушёл.

О, как тяжел собачий век и в снег, и в дождь, и в слякоть из дома гонит человек, и заставляет какать! Вспомнила я забавный стишок, и примерно также сейчас себя ощущала.



Zeusi Обребро

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться