Роман со мной

Глава 10

Шла первая неделя декабря. Не успели мы порадоваться обильному снегу, как он тут же растаял, оставив после себя только слякоть. Я сидела в своём кабинете, и проверяла доклад по психологии. Дома я не успевала этим заниматься, на работе было куда спокойней, как ни странно. Я была так увлечена процессом, что не сразу услышала стук в дверь.

- Войдите! - рассеяно отозвалась я, поглощённая чтением.

- Здравствуйте, меня к вам послали, вот, с заявлением. – в кабинет вошла женщина, ухоженная, приятной наружности, чуть моложе моей бабушки.

- Да, конечно. – привстала я, указывая рукой на стул. – Садитесь.

- Вы знаете, дежурный уже принял моё заявление, и отправил меня к капитану. Но его вызвали срочно, и мне указали на вас.

- Да, мы с капитаном напарники. Что у вас произошло? – участливо спросила я.

- У меня сосед пропал. – разочарованно ответила женщина.

- Пожалуйста, подробней. – попросила я.

- Хорошо. У меня пропал сосед. А точнее, мой названый сын. Стрельников Василий Викторович, 42 года, работает фармацевтом недалеко от дома. В 14 лет он переехал от своей непутёвой матери, моей подруги, ко мне. Он сам родом из маленького сибирского городка. Жил со мной до 29 лет, потом взял квартиру этажом выше в нашем же подъезде, чтобы быть ко мне поближе. Я вдова, своих детей у меня нет, Васенька опора и поддержка. – Женщина нахмурилась, но быстро взяла себя в руки. – Он две недели не объявлялся. Я звонила ему, звонила, заходить в квартиру не стала, хотя у меня есть ключи. Думала, мало ли, с женщиной время проводит, а то он сколько лет уже всё холостым живёт. А потом всё же пришла. Вещи все на месте, а Васи нет. Так я и сразу к вам. Вот. – Закончила женщина свой рассказ и протянула мне заявление. Я приняла его, ознакомилась, и отправила её домой, ждать нас с Любомирским. Одна я больше ходить никуда не хотела.

Было уже часа четыре, когда вернулся Николай. И естественно, ехать он никуда не захотел. Но я его уговорила, аргументируя тем, что он же не хочет, чтобы я опять накосячила. Любомирский был не в восторге, но мы пошли на вызов вдвоём.

Приёмная мать пропавшего открыла нам двери в квартиру, а сама осталась стоять на площадке. Мы вошли в квартиру, запах стоял нежилого помещения. В коридоре, на кухне, и в двух комнатах царил идеальный порядок. Все вещи стояли на своих местах, и даже пыль отсутствовала на мебели. Диваны, кровати были застелены, в шкафах, тумбочках, комодах царил педантичный уклад.

- Слушай, он фармацевт, но думаю у него высшее медицинское образование, потом уточню у потерпевшей. – рассматривая полки с книгами, сказала я.

- Тебе зачем? – спросил Любомирский.

- Портрет составлю, пора начинать практиковаться.

Мы ещё побродили по квартире, даже в мусорное ведро заглянули. Которое оказалось абсолютно чистым. И несолоно хлебавши покинули помещение.

- Знаете, - обратилась я к потерпевшей. – Нам бы чуть больше подробностей о вашем сыне не помешало. И зачем вы квартиру убрали, что если его похитили, теперь и следов не найдём.

- Что вы. – ответила женщина. – Я ничего не убирала. Я только вчера вечером в квартиру зашла. – Мы с Любомирским переглянулись, не особо понимая, что происходит.

- А видеонаблюдение на вашем доме имеется? – спросила я.

- Здесь практически одни пенсионеры живут, какое уж там видеонаблюдение. – ответила женщина. Мы ещё немного поговорили, к слову, безрезультативно, и вернулись на работу. И я только потом вспомнила, что не получила на руки фотографию пропавшего. И в квартире его фотографий так же не обнаружила. Я позвонила потерпевшей, и попросила завтра принести фото и оставить дежурному. Чтобы мы твёрдо знали, кого следует искать.

На следующий день женщина не объявилась, и я позвонила ей напомнить про фото. Она клятвенно пообещала, что завтра точно занесёт. И не занесла.

Так как нам с Любомирским работы хватало выше крыши, то названивать каждый день той женщине я не имела возможности. Мы оформили ориентировку по заявлению потерпевшей, и она разошлась без фотографии.

Была уже середина декабря, когда к нам в отдел пришла сухонькая старушка, опирающаяся на деревянную тросточку. Её головной платок был заношен до потёртостей, а запах старости впился намертво, и к моему кабинету её проводил дежурный.

- Доченька. Соседка у меня пропала. Звоню ей, звоню, как бы чего недоброго не случилось. – сетовала старушка, а я поймала себя на мысли, что уже где-то видела подобный сценарий.

- Адрес, будьте добры, назовите. – бабушка назвала адрес, а меня пробил холодный пот. Нет, ну я прям как в кино снимаюсь, а не в полиции работаю.

- Уважаемая, я вас поняла. Будем работать.

- Ага, ага. – Закивала старушка, и я проводила её до крыльца. И бегом понеслась к Любомирскому.

- Это интересно. – выслушав меня, констатировал Николай. – Ну что, пойдём, работа не ждёт.

Мы пришли на прежний адрес. Улица была довольно оживлённой, да и дом стоял не на отшибе. Это странно, что никто ничего не видел. Хотя, если учесть, что здесь район одних стариков, не удивительно.

Мы поднялись на нужный этаж, и позвонили. Само собой, нам никто не открыл. Из-за двери слышался лёгкий душок, я поморщилась, и искренне надеялась, что хозяйка квартиры просто уехала, а это у неё щи на плите забытые испортились.

Дверь напротив открылась и из неё высунулась любопытная соседка.

- А Клавдия Михайловна уже недели полторы, как отсутствует. – пояснила девушка.

- Вы знаете, куда она могла уехать? – спросила я.

- Ну да, вот записку в её дверях нашла. – Соседка протянула нам сложенный листок бумаги, где неровным подчерком было написано «Уехала к подруге, буду нескоро».



Zeusi Обребро

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться