Роман со мной

Глава 11

Я видела, как сиял Николай после моего заявления. Все спрашивали, почему он такой счастливый, а меня, почему я так несчастна. Я не понимала, как они это вычисляют. Бегущая строка на лбу отсутствовала, но люди замечали, а я видимо, не сильно то и шифровалась. Либо на контрасте с Любомирским я смотрелась очень уж уныло. Мне было откровенно страшно принимать эту мысль, потому что как только я осознаю своё новое положение окончательно, жизнь заиграет новыми красками и уже никогда не станет прежней. А я только-только начала входить во вкус.

Я сидела у себя в кабинете, когда в дверной проём буквально впорхнул огромный букет моих любимых цветов. Только чуть позже за букетом, я разглядела Любомирского. Он улыбался, и мне тоже захотелось ответить ему улыбкой. Тем более, что мы оба принимали участие в сотворении новой жизни, а значит нельзя обвинять Любомирского в том, что он так метко попал. Это просто я плохо оборонялась.

Я приняла букет, и с большим трудом запихнула его в вазу.

- Значит, что мы имеем на повестке дня. Варенье это облепиховое, портрет пропавшего мы составили, кстати, держи. – протянул Любомирский мне распечатку. – Почерк принадлежит не погибшей, отпечатков нет.

- Облепиховое, говоришь. Погибшая говорила, что Василий этот из маленького сибирского городка.

- Наши уже вовсю работают. Думаю, совсем скоро, если всё пройдёт нормально, получим подробности с родной земли пропавшего.

- Базу данных прочёсывают? – уточнила я.

- Ага. Дело уголовное завели, сейчас проще будет. Запрос военным отправили, чтобы переслали адрес, где проживали муж с погибшей на севере. А потом по адресу запрос пошлём. Пока что всё.

- Негусто. - я вздохнула, разглядывая чёрно-белый фоторобот. Мужчина был с усами и бородой. Сбрить и совсем другой человек. Хорошо замаскировался.

- Думаешь, он убил свою приёмную мать? – спросил Любомирский, заметив, что я хмурюсь.

- Всё может быть, но вот мотив. И эти банки с вареньем, так аккуратно подписаны. Женщина, которая закатала их, явно любила Василия. В голове не укладывается.

- Подожди, может ещё какую информацию найдём. Не стоит сейчас ломать голову, когда и нет ничего по сути.

- Да это я так. Мысли вслух.

Мы ещё немного поговорили с Любомирским, и он ушёл к себе, а я осталась наедине со своими мыслями. В голове снова каша, убийство вперемешку с беременностью. Просто пир во время чумы.

Я вглядывалась в портрет пропавшего Василия, и никак не могла найти хоть одну отличительную черту. Лицо абсолютно было незапоминающимся. Он мне напоминал типичного россиянина конца двадцатого века.

Я ещё немного посидела, а потом всё же решила прогуляться. На свежем воздухе и дышалось легче, и мысли были свежее.

Значит, что мы имеем. Отпечатков – ноль, приводов – ноль, фотографий – ноль, документов – ноль, банковская карточка заблокирована.

Я села на скамейку возле школы, и стала рассматривать фотографии, сделанные в квартире пропавшего. Мне всё эти банки не давали покоя, я смотрела на даты, и не могла понять, почему они вызывают подозрения.

У меня всегда были проблемы с цифрами. Алгебра, геометрия, физика – это предметы, которые мне так и не покорились. Хорошо хоть считать в младших классах научилась, и то хлеб. И историю я знаю исключительно текстом, спроси меня о датах, я буду стоять и мямлить. Вот и сейчас ничего в голову не приходило, вакуум.

Я сидела, полностью погружённая в свои мысли, и не заметила, как ко мне подбежал запыхавшийся Любомирский.

- Слушай, ты больше меня так не пугай. Я тебя по всему отделению ищу, а ты вон где прячешься. Не замёрзла?

- Нет, - я покачала головой. – я всё думаю о беременности. Да и вообще, о нашем с тобой будущем. Ты хоть капельку себе представляешь, как мы будем жить дальше? – решила я напрямую завести диалог.

- В принципе, представляю. Жить будем как все. Не лучше, но и не хуже. Алина скоро квартиру будет продавать, поселимся в трёшке, а там и второго родим.

Я усмехнулась, и положила голову Любомирскому на плечо. Он приобнял меня, и мы так и сидели, пока Николаю не позвонил дико матерящийся дежурный, и не вызвал нас работать.

На вызов Любомирский отправился один, а я поехала на учёбу. У меня сегодня была одна пара, но очень важная.

Нас согнали в огромный лекционный зал, в нём я была впервые за всё время. Преподаватель задерживался, и от скуки я рассматривала своих сокурсников. Та разбойничая шайка, под предводительством рослой девицы, так и держалась сплочённо, и шумела громче остальных.

В зале невероятно было светло, я села подальше ото всех, чтобы отдохнуть от людей, но видеть и слышать всё происходящее. И заметила, что не одна такая.

По левую руку от меня, в самом низу, сидел молодой человек. Я бы не обратила внимания, если бы не его манера держаться. Он сидел, слегка отрешённый, чёрные волосы обрамляли лицо, он был похож на героя японской анимации, которую я так горячо любила. Он выводил что-то в тетради, голубая рубаха висела свободно, моя фантазия разыгралась, и вот мне показалось, что ещё немного, и он превратится в прекрасного дракона. И воспарит над лекционным залом, и сожжёт всё к чёртовой матери, и нас пораньше отпустят домой. Молодой человек, заметив, что я пристально за ним наблюдаю, резко повернулся в мою сторону. У него оказались необыкновенные, янтарные глаза, мне даже причудилось, что они вспыхнули. Но вспыхнула я. Красноте моих щёк, в данный момент, могли позавидовать самые спелые в мире помидоры. Это было очень бестактно с моей стороны, наверно гормоны начинают шалить.

Лекция была окончена, время было ещё детское, и я решила прогуляться от универа до метро пешком. Воздух был потрясающе чист, я шла и наслаждалась одиночеством.

- Товарищ лейтенант, будьте так добры, остановитесь. – раздался голос позади, и я резко обернулась, выставив руку впереди себя. А потом увидела, кто меня окликнул, и покраснев, отвернулась обратно и замерла. Это было так глупо, но моя защитная реакция работает просто из рук вон плохо. Я робко обернулась.



Zeusi Обребро

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться