Роман со мной

Глава 14

На следующее утро я лежала в койке под капельницей, и изучала фотографии банок на своём многострадальном телефоне. Любомирский высушил его и привёл в относительный порядок, но я уже подбирала себе другую, более стойкую и мощную модель.

Я смотрела на первую дату прибытия банки и решила в архиве отделить все преступления, совершённые с октября по ноябрь 2005г. Мне выскочил внушительный список. Я ещё пару часов выделяла нужное и копировала для сравнения в отдельную папку. С меня уже капельницу сняли, а я ещё возилась и отсеивала опознанных и неопознанных. И наконец, мои труды увенчались успехом. Мужчина, сорок два года, скончался от черепно-мозговой травмы, нанесённой тяжёлым, округлым предметом, в московском районе. Я вызвала Любомирского, и он приехал через час, сразу засыпав меня вопросами.

- Успокойся. И выдохни. Я прочитала, что на месте преступления был найден камень, а на нём отпечатки пальцев убийцы. Я буду копать дальше. Уверена, он больше не был таким неосторожным. Теперь его пальчики есть в базе данных, осталось только найти свежие отпечатки и сравнить.

- Где бы их ещё найти.

- На банках, на моей куртке, на шерсти моей погибшей собаки. Как и днк.

- К сожалению, он был в перчатках.

- А машина? Он вёз меня в автомобиле?

- Перчатки. – пожал плечами Любомирский.

- Чёртов говнюк. Ну а письма? С них сняли отпечатки? – я зло потрясла бумагами.

- Удалось выделить фрагмент, с банок тоже только фрагмент. Они совпадают, но этого недостаточно.

- Значит я обязана найти отпечаток. Взять огонь на себя.

- Ты о чём? – не понял меня Любомирский.

- Он вернул мне мой телефон, он что, не в курсе о развитии современных технологий, и не знает, что смартфон можно отследить? – я так эмоционально давно уже ни на что не реагировала.

- Что, если не знает?

- Но как избежать камер, стереть отпечатки, сжечь документы знает? Может он поклонник старой школы?

- Ты о чём? – искренне недоумевал Любомирский, потеряв логическую цепочку разговора ещё в самом его начале.

- Поклонник Агаты Кристи, Артура Конана Дойля, Стаута, Марининой! У него на полках стояли эти книги, книги по психиатрии, и медицинские справочники. Он разыграл своё выздоровление, заверив врачей в своей адекватности. И Клавдия поняла, чем ей может грозить такое выздоровление. Полная дееспособность Стрельникова. И она могла растерять все бонусы, полученные с помощью воспитанника. И она знала, как вывести Василия из себя, чтобы он сорвался и загремел в психушку. А тут на удачу, на её имя приходит посылка из Сибири, от человека, который буквально уничтожил жизнь Василия. Вот что он имел ввиду!

Любомирский сидел, оцепенев, и кулаком прикрывал рот. В его глазах читался страх от моей пламенной речи, и нестандартного поведения.

- Ты сошла с ума, да? – промямлил Любомирский, всё больше хмурясь.

- Нет же, Коля! Я раскусила замысел Борисенко! Но вот беда, Стрельников из-за своего расстройства не мог долго находиться в состоянии ярости, и что он ходил вымещать свою ненависть на первых попавшихся людях, а может даже готовился к убийствам заранее, попробовав однажды и избежав наказания. Я ещё отделю данные из архива, и предоставлю полный список убитых Стрельниковым.

Любомирский куда-то вышел, а потом пришёл вместе с медсестрой, и она вколола мне сонную дозу успокоительного.

- Ты меня пугаешь, пожалуйста, отдохни. – гладил меня по волосам Николай, убаюкивая.

- Но работа не ждёт. Ты понимаешь, что возможно в данную секунду, речь идёт о серийном маньяке? Она двенадцать лет над ним глумилась, в ожидании срыва. А сама даже не подозревала, к каким последствиям привели её поступки.

Я чувствовала, как меня клонит в сон, и не стала сопротивляться и насильно заставлять себя бодрствовать.

Проснулась я глубокой ночью. Любомирский дремал на соседней койке. Я заурчала, потягиваясь и он проснулся тоже.

- Выспалась? – спросил Николай.

- Да, просто превосходно. В голове шумит, но в целом, чувствую себя уже гораздо лучше. А ты чего не дома?

- А что там делать? Ты в больнице, кошка не обращает на меня внимания, я её покормил и уехал. Выгуливать теперь некого. Твои родители закопали его под яблоней, если хочешь знать.

- Он пытался спасти меня. – тихо сказала я. – Он так храбро сцепился с этим психом, я могла бы успеть убежать, если бы он не сбил меня перед этим. Айвар погиб из-за меня. Все в тот день погибли из-за меня.

- Такие мысли до хорошего не доведут. – перебил меня Любомирский. – Нам прекрасно известно, кто во всём этом виноват. И мы его обязательно найдём.

Меня выписали, когда уже все праздники подошли к концу. Само собой, родители Николая никуда не поехали, он приказал им оставаться дома. Мои родители навестили меня после выписки, и рассказали, как обнаружили Айвара на обочине, как звонили и искали Любомирского, и как оперативно сработали органы, вот только след затерялся и нашли меня исключительно чудом. Да, чудо по имени навигационная система.

Выходные я провела приводя себя в порядок и человеческий вид. Я была уверена, что наша встреча со Стрельниковым ещё состоится, и я решила, что пришло время для огнестрела. А в голенище сапога я приспособила маленький ножичек, отвечающим всем стандартам и законам. Как говорится: хочешь мира, готовься к войне!

Я вышла на работу, и безумно была благодарна своим коллегам за то, что они ни о чём не спрашивали и не лезли в душу. За время больничного и на работе, я отсортировала восемь подозрительных убийств, в разных районах нашего города. После того, как в родном городе Стрельникова узнали о произошедшем у нас, то с миру по нитке собрали сплетни о его семье. В итоге насчитали, что при Василии, у его матери было двенадцать сожителей, и ещё трое после. Надолго никто не задержался.



Zeusi Обребро

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться