Романтика школьных перемен

Романтика школьных перемен

Дорогие читатели, как вы уже поняли, книга будет о школе и первой школьной любви. В моем сердце эта история занимает особое место, потому что идея написать ее возникла уже давно. Поскольку сама я в этом году оканчиваю одиннадцатый класс, все-таки решилась на создание истории о школьных переменах.    

Надеюсь на отклик и в ваших сердцах. Ведь, наверное, у каждого есть теплые воспоминания, связанные с выпускным классом школы. Почему бы не вспомнить теплые моменты за прочтением истории?     

    Первый месяц учебы в одиннадцатом классе промчался с такой скоростью, что я и глазом моргнуть не успела. Пришла на урок, а на доске уже злополучное «Первое октября». Такими темпами оглянусь, а уже буду ставить дату в экзаменационном бланке.

            Как-то само собой каждый ученик выпускного класса ежедневно задумывается о предстоящих экзаменах, сочинении, пробнике. Все это постоянно вертится в голове, не давая другим мыслям никакого покоя.

            Несмотря на то, что училась я примерно и имела почти все пятерки, предстоящие экзамены напрягали и меня тоже. Подумать только! Имея при себе черную ручку и паспорт, я буду практически решать свою дальнейшую судьбу.

            Для сдачи я выбрала химию, биологию, профильную математику и, конечно, русский. Мечтами о врачебной карьере я никогда не грезила, а вот работа в химической лаборатории или в биологическом центре меня очень даже привлекала.

– Макарова! – Долетел до меня крик Клавдии Семеновны, нашей классной. – Звонок был как три минуты. Ты почему на подоконнике, а не на своем месте?!

            Ничего не ответив, я спрыгнула с окна, поправила юбку и присела на свое место буквально в полуметре от облюбованного подоконнике. А что мне еще на переменах делать кроме как в окно глазеть, если лучшая подруга на больничном, а две другие проходят медосмотр?

– Good morning! Please sit down. – Привычной фразой Клавдия Семеновна усадила нас на места, хотя никто, в общем-то, и не вставал. – Пока вы передаете тетради с домашним заданием, хочу представить вам вашего нового одноклассника.

            Только сейчас я заметила, что в углу кабинета стоит вполне симпатичный парень нашего возраста. Высокий, плечистый, голубоглазый, волосы приятного светло-рыжего оттенка. Почти как у меня.

– Данил Назипов с сегодняшнего дня будет учиться вместе с вами в одиннадцатом «а» классе. Прошу любить и жаловать.

            Любить и жаловать парня, конечно, никто особо не собирался. Коллектив у нас был довольно гаденький, сформированный по своим кучкам. В прошлом году двое новеньких ребят, так и не подружившись с нами, перевелись в параллель.

            Данил, ничего не сказав и никак не отреагировав на представление, прошел в класс и сел за парту рядом со мной. Вот же, черт! Неужели не мог занять галерку? Место рядом со мной – место Аньки.

            Но выговаривать новому однокласснику я не стала. Не шокировать же мальчишку в первые сорок минут.

            Пока Клавдия Семеновна распиналась, чтобы в который раз объяснить нам правила составления предложений в пассивном зоологе, я тихонько приглядывалась к соседу.

            Парень как парень. Обычный вроде. Пахнет вкусно, одет опрятно, в тетради что-то помечает. Думаю, если не будет сильно ерепениться, может даже влиться в коллектив.

– На втором уроке проверочная работа! – Крикнула вслед убегающим одиннадцатиклассникам Клавдия Семеновна. – И даже не думайте искать ответы, я сама лично все составляла.

            Грустно выпустив воздух из легких, я открыла свои неказистые конспекты, чтобы узнать хоть что-нибудь об этом непонятном зоологе. Ох уж эти англичане! Напридумывали времен и форм, а нам теперь учи. А еще говорят, что русский, мол, язык сложный!

            Всю перемену я старательно делала вид, что готовилась к проверочной. Даже не стала писать подругам, что в наших рядах пополнение в лице симпатичного и приятно пахнущего подростка.

            Данил, кстати, все пятнадцать минут просто читал какую-то книгу. Как я не подсматривала, так и не смогла понять какую.

– Данечка, ты проверочную можешь не писать. Я ведь понимаю, что в другой школе и программа могла быть другой. – Клавдия Семеновна заботливо лепетала над ухом у парня. Она вообще была женщиной заботливой, как вторая мама, которая мечтает, чтобы в семье всем было комфортно.

– Я напишу. – Впервые за час отозвался мой сосед. Ничего такой голос, мужской, крепкий.

            И начались томительные минуты моих мучений. Боже мой! В этой жизни я могла пробежать кросс по ненавистной физкультуре, выучить формулы по непонятной физике и даже запомнить правителей по нудной истории. Но английский….

            Спустя пять минут совершенного непонимания ситуации, я чуть не рыдала. А классная еще и бдит так, что фиг спишешь. Хотя особо смелые товарищи умудряются искать ответы в интернете чуть ли не у нее под носом.

            Краем глаза я заметила, что Данил строчит уже пятое из шести предложений. Причем довольно уверенно строчит, не разбирает ручку в нервных припадках, как это делаю я. Неужели гуманитарий?

            К тому моменту, как сосед закончил работу, я только подписала свой листочек.



Екатерина Серебрякова (Kate Serebryakova)

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться