Ромашки

Размер шрифта: - +

Глава 6

Сегодня целый день я была, как на иголках. Ждала вечера и в то же время меня не покидало странное ощущение того, что должно что-то случиться. Что-то не хорошее. Малоприятное. Отчего мысли не просто путались, а закручивались в тугой узел из неприятных предчувствий. 
Помогая Нине Владимировне на кухне, все валилось с рук: то палец порезала, то кастрюлю уронила, то о сковороду обожглась. Баба Нина поначалу терпеливо за мной наблюдала, ожидая, что я решусь рассказать, что случилось, но, когда на пол полетела тарелка и со звоном разлетелась на осколки, женщина не выдержала и всё-таки спросила: 
- Алечка, милая, что у тебя случилось? 
Переведя на неё растерянный взгляд, несколько раз моргнула и, кажется, только сейчас вернулась к реальности.  
- А, я? Да, вроде ничего. Просто задумалась, - приложив все усилия, постаралась вложить в ответ всю непринужденность, на которую только была способна. - Нина Владимировна, извините за разбитую посуду. 
- Да, что там посуда. Бог с ней. Я просто вижу, что ты с самого утра сама не своя. Жду, жду, когда расскажешь, а ты все молчишь и молчишь. Я думала, между нами нет секретов. 
- Да, нет, конечно, - попыталась успокоить женщину, - просто ночью плохо спалось. Не переживайте. Со мной, правда, все хорошо. 
Улыбнувшись, я села на корточки и стала собирать крупные осколки. 
- Посуда бьётся к счастью, - улыбнулась в ответ баба Нина, которая до сих пор не знала про наши с Алексеем отношения. 
Лёша не торопился рассказывать бабушке о нас, а я считала, что женщина должна была узнать обо всем именно от него, поэтому молчала, терпеливо ожидая того момента, когда Алексей сам все расскажет. 
- Хорошая примета, - отозвалась я, снова возвращаясь к своим мыслям. - Пусть правда все будет хорошо. 
- Конечно, будет. - всегда восхищалась жизнерадостностью этой женщины. Столько испытаний выпало на её долю, а она продолжала верить в хорошее. Беря с неё пример, я тоже решила не мучить себя глупыми переживаниями, а положиться на судьбу. И ждать только самого лучшего. 
  
*** 
Домой я вернулась пораньше, чтобы к семи часам успеть привести себя в порядок. Порывшись в шкафу, достала голубой сарафан на тонких бретелях и, приложив его к телу, решила пойти на встречу в нем. Потом нанесла лёгкий макияж. Попшикалась мамиными духами и, присев на край кровати, стала ждать назначенного времени. Пока ждала, на глаза попалось все ещё запечатанное письмо, которое со вчерашнего вечера лежало на письменном столе. Взяв конверт, поднесла его к лицу и вдохнула пыльный запах. Потом достала сложенный пополам белый лист бумаги и принялась читать. 
  
{" Привет, Ромашка. 
Заставила ты меня понервничать. Долго ждал твоего ответа. И уже собрался писать заново, как наконец-то принесли маленький конвертик, который пах твоими духами.
Не знаю, может, мне показалось. Но что-то в твоём почерке было не так. Всегда ровные буковки стали дерганными, дрожащими, рванными. Пока читал, души на месте не было. Хотя вроде ничего плохого не написала. 
  
Как твои дела? Если что-то случилось, не утаивай, расскажи. Ты же знаешь, расстояние в две тысячи километров не помешает мне все бросить и примчаться к тебе на помощь. 
Даже сейчас пишу, а сердце разрывается на части. Вот уже две недели меня не покидает плохое предчувствие. Но надеюсь, это просто паранойя, вызванная долгой разлукой. 
Успокойся меня, Ромашка. Скажи, что все хорошо. 
Твой Ромыч."} 
  
Перечитав письмо несколько раз, прижала его к груди и сжала губы в тонкую линию. От непролитых слез, глаза стали красными. Если бы не нанесенная на ресницы тушь, ревела бы навзрыд над каждым прочитанным словом, потому что каждой клеточкой души ощущала боль, с которой они писались. 
- Прости меня, мой хороший. Прости, что молчу. Ничего не рассказываю, - шептали дрожащие губы, пока я всеми силами старалась сдержать слёзы. - Но так будет лучше. Для тебя, родной, для тебя будет лучше... 
Посмотрев на часы, взяла лист А4 и стала быстро писать то, что диктовало сердце. У меня в запасе было пятнадцать минут. Вполне достаточно, чтобы ответить. И совсем ничего, чтобы заглушить боль, разрывающую сердце. Наверное, именно из-за письма мне было так не хорошо с утра. Наверное, чувствовала, что оно разорвет душу на части. 
Рука снова дрожала. Буквы снова плясали. А слова получались неровными, как моё тяжёлое дыхание. 
  
"Привет, родной. 
У меня все хорошо. По-другому просто не может быть. Ты же знаешь, что все жители посёлка боятся ко мне подходить, не то, чтобы обидеть. Потому что, не смотря на разделяющее нас расстояние - все чувствуют твоё присутствие. Так же остро, как его ощущаю я. Ты далеко, но никакие километры не изменят того, что ты навсегда в моём сердце. 
Поэтому успокойся. Не думай о плохом. Все хорошо. Правда. Ты просто лишний раз сам себя накручиваешь. Не надо. Посмотри назад. Тринадцать месяцев разлуки пережито. Впереди ещё одиннадцать. Они пройдут быстрее, если мы не будем думать о плохом. Давай лучше, мечтать о прекрасном. И тогда, встреча состоится гораздо быстрее, чем кажется. И я, взяв тебя за руки, отведу на наше ромашковое поле, где каждый цветок помнит тебя и скучает также сильно, как и я. 
Не грусти, родной. И до скорых встреч. 
Твоя Аля-Ромашка." 
  
Поставив последнюю точку, я ещё раз пробежалась глазами по неровным строчками и, сложив лист пополам, оставила на столе, чтобы завтра отправить. 
Я сделала выбор. Решила, что Рома ничего не узнаёт до тех пор, пока не вернётся домой. Не знаю, насколько это верно, но на тот момент казалось, что так будет лучше для всех. Особенно для него самого. 
Из размышлений меня вывел сигнал подъехавшей к дому машины. Схватив со столика клатч, выбежала из спальни и, сказав маме, чтобы ложились без меня, вышла на улицу, где летняя погода радовала теплом и приятным шелестом листьев. 
- Привет, - поздоровалась я, приобняв любимого за плечи. 
- Привет, - поймав мои губы, Леша обжег их горячим поцелуем. - Поехали? 
- Да, давай. 
Мы сели в машину, где пахло горьким кофе. Любимый ароматизатор моего мужчины. Который заглушал запах резины и помогал сконцентрироваться на дороге. 
- Ты готова доказать мне своё доверие? - спросил Алексей, когда автомобиль тронулся с места. 
- С тобой я на все готова, - ответила я вопреки вновь проснувшемуся нехорошему предчувствию. - Расскажешь, куда мы поедем? Или снова сюрприз? 
Что-то с самого утра шло не так. Я совсем не понимала, с чем связана моя тревога. С каждым новым метром, отделяющим меня от дома, она росла со скоростью света. Чем ближе мы приближались к месту назначения, тем больше я начинала переживать. 
- Да, сюрприз. Мне никогда не надоест тебя удивлять. - Леша смотрел на дорогу, а я на него. Его лицо было напряжено. Руки крепко сжимали руль. И за всё то время, что мы ехали, он ни разу на меня не посмотрел. Не улыбнулся. Это ещё больше тревожило. Впившись ногтями в клатч, отвернулась к окну и стала мысленно уговаривать себя успокоиться. "Это все нервы. Я не должна переживать. Он не сделает мне ничего плохого. Мне нужно просто взять себя в руки." А потом вспомнила слова бабы Нины о том, что посуда бьётся к счастью. И хоть не была из той категории людей, которые доверяют приметам, в этот раз захотелось довериться ей. 
- Как прошёл день? 
Сквозь пелену тумана услышала голос Леши. Бросив на него быстрый взгляд, снова посмотрела через стекло на мелькающую зелень деревьев и ответила: 
- Как обычно. В делах и мыслях о тебе. 
Он всегда интересовался, чем я занималась в течение дня. Где бывала. С кем встречалась. Как-то раз снова спросил про Рому, но узнав, что парню служить ещё год, успокоился. Сам же о себе рассказывал мало. На все мои вопросы отвечал стандартными фразами: "Работал целый день, устал" или "Да, нечего рассказывать. Объехал все маркеты. Дал распоряжения. А потом сразу направился к тебе". В итоге за месяц после нашего первого свидания все, что я о нем узнала, было то, что рассказала Нина Владимировна. Остальное навряд ли можно было назвать ценной информацией. Вот только до сегодняшнего вечера я даже не задумывалась над этим, считая, что со временем все узнаю. Он привыкнет ко мне и сам расскажет. Но время шло, а ничего не менялось. Алексей даже бабушке ничего не рассказывал о нас. И почему-то именно сейчас все эти мысли вихрем закрутились в голове, заставляя нервничать ещё сильнее. 
- Что-то случилось? - тёплая ладонь накрыла мои руки, отчего пальцы резко напряглись. - Я тебя чем-то обидел? 
От Алексея невозможно было что-то скрыть. Иногда казалось, что он видит меня насквозь. Или читает мысли. Но, даже не смотря на это, я уклонилась от прямого ответа: 
- Нет-нет. Все хорошо. Задумалась немного. 
- О ком? Или о чем? - приподняв левую бровь, Алексей впервые за вечер на меня посмотрел. - Смотри, а то начну ревновать. 
- Нет, ревновать не зачем, - также непринужденно продолжила я, всеми силами скрывая напряжение. - Просто подумала о том, что впереди последний месяц лета. А потом начнётся учёба. Зубриловка. И на личную жизнь совсем не останется времени. 
- На такое я не согласен, - вернувшись взглядом к дороге, спокойно ответил мужчина. - Учёба учёбой, но я хочу, чтобы ты, как и прежде, уделяла мне достаточно своего времени. Хорошо, маленькая? 
И снова уверенный взгляд синих глаз одарил меня своим вниманием. Улыбнувшись, я качнула головой. 
- Думаю, у меня нет выбора. 
- Это так, маленькая, это так. 
Дальнейший наш путь прошёл в молчании. Сделав музыку погроме, мужчина смотрел на дорогу, думая, о чем-то своём. А я, откинувшись на спинку сидения, смотрела через окно на мелькающие перед глазами картинки. Зелёный пейзаж тянувшихся вдоль трассы лесопосадок сменился городской серостью. Со всех сторон сверкали фары машин. Улицы, переполненные людьми, были похожи на заполненные вагоны длинного поезда, где каждый пытался протолкнуться вперёд, чтобы попасть к выходу. Лица людей напоминали угрюмые, задумчивые маски. А здания возвышающихся многоэтажек прокалывали небо своими плоскими крышами. И почему только раньше я не замечала этого одиночества, которое жило в каждом прохожем и той тоски, с которой они смотрели на мир? 
Проехав уже знакомый квартал, мы свернули направо. Я поймала себя на мысли, что никогда здесь не была. Высотки сменились обычными домами, хотя слово "обычные" мало для них подходило, потому что каждый из них больше напоминал дорогой особняк, нежели простой семейный домик. 
Придвинувшись к стеклу, прижилась к нему лбом и закрыла глаза, стараясь уловить своё внутреннее состояние. За то время, что ехали, успела немного успокоиться, но внутри по-прежнему колыхался слабый огонёк смятения, из которого в любой момент могло разгореться пламя. Взяв себя в руки, решила, что не позволю необоснованной тревоге испортить сегодняшний вечер. 
- Приехали. - голос Алексея вернул меня к реальности и я открыла глаза. 
За окном уже в спустившихся на город сумерках увидела высокий забор. Железные ворота, освещённые фарами, медленно разъехались в стороны, открывая вид на огромный особняк, окружённый со всех сторон зеленью. От дома веяло богатством и отменным вкусом его владельцев, с которыми мне предстояло познакомиться. 
- Мы к кому-то в гости? - немного взволновано спросила я, когда машина пересекла черту, разделяющую улицу с двором. 
- Можно и так сказать, - ответил Алексей, припарковав машину у лестницы, ведущей к главным дверям особняка. 
- Алексей Вениаминович. 
Как по велению палочки, перед нами возник молодой парень, который не обратил на меня ни малейшего внимания. Его взгляд был прикован к Леше. Вернее к его рубашке. Со стороны казалось, что молодой человек побаивается Алексея, поэтому склоняет перед ним голову. 
- В гараж, - сухо отозвался Леша и бросил парню связку ключей. Тот ловко их подхватил и, обойдя нас, прыгнул за руль автомобиля. 
- Пошли, маленькая. 
Мою поясницу обожгло тепло Лешиной ладони. Мужчина по-хозяйски обнял меня за талию и подтолкнул вперёд. Я, удивленная только что увиденным, сделала первый шаг навстречу новому миру, который казалось только сейчас открывал передо мной свои двери.  
- Алексей Вениаминович, добрый вечер. 
Войдя в дом, мы были встречены седовласой женщиной лет шестидесяти, которая вышла к нам на встречу, сложив руки за спиной. 
- Ужин на столе. Все приготовили, как просили. Персонал распустила. До завтрашнего утра вас никто не побеспокоит. 
- Спасибо, Джей. Ты тоже свободна. 
На этих словах женщина склонила голову, подобно молодому человеку, и, развернувшись, вышла из комнаты, оставляя нас наедине. С каждой новой встречей, я все больше понимала, что сегодня состоится моё первое знакомство с миром, в котором живёт Алексей. Уже не оставалось сомнений, что хозяином дома был именно он. А все эти люди являлись работниками, которые во время его отсутствия следили за порядком и охраной дома. 



Fevralina

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться