Ромашки рассыпались по дороге

Ромашки рассыпались по дороге

/Любые совпадения в рассказе случайны/

 

            Абсолютно идиотская сцена – я с моей бывшей сидим на скамейке, ждем оформления документов о разводе. Я показываю ей фотографии – вот Леночка на работе, вот на природе...

А ведь её уже нет! Её тело предано земле, и самый главный человек моей жизни ушёл навсегда. Полгода счастья и – пустота. Почему я не с ней? Что она думала в то мгновение, когда приняла решение оставить этот грязный мир? Я был рядом, я не уберег. Я держал её остывающее тело. Знал, что всё бесполезно, делал что-то машинально... Всю жизнь спасал людей, вытаскивал их из самых безнадёжных ситуаций, а здесь ничего сделать просто не мог...Она была так молода, прекрасна... Так случайна и нелепа смерть.

 

            Лена была четвертым ребенком в семье, и ей не хватило уже ни материнской ласки, ни участия отца. Сестры и брат были далеки, заняты своими семейными проблемами. Приехав в город, она даже как-то растерялась. Но, как всегда бывает с людьми, которым не на кого надеяться, решила строить свою жизнь сама. Закончила медицинское училище, как-то устроилась в общежитие, наладилась и работа. Но город, всегда манящий и загадочный, одновременно показывал и свою изнанку – животной похотливостью любимого, разбитыми мечтами, безнадёжностью. Где же мужчина, способный стать опорой? Которому нужна она, а не только её молодое и аппетитное тело? Ну нету его, нет! Есть только сладкие речи, постель, жестокость и неизбежное расставание. Измены, прощанья... Другие выходят замуж, даже счастливы... А тут лишь беспросветная тоска.

            Оля была старше её на пять лет, бойкая девица, особенно не задумывающаяся о смысле жизни и о судьбоносности мужчин в этой жизни. Её принципами были «бери, что есть, иначе пожалеешь»и «жизнь дана для наслажденья». Они часто болтали в курилке, да и денег у нее всегда можно было стрельнуть, что называется, «до зарплаты».

Как-то в ночное дежурство Оля отлучилась ненадолго, а когда вернулась, была возбуждена больше обычного, смеялась, шутила:

– Лен, ну что ты грузишься этими мужиками!  Всё нормально, такова жизнь. Не один, так другой, а кобелизма из них все равно не выбить. Посмотри на наших докторов – все как один гуляют. И ничего. Жёны терпят. Или не знают, но догадываются. Надо наслаждаться каждым мигом и вовремя расслабляться. Не хочешь попробовать?

            Попробовать – это ведь так невинно. Только попробовать – от этого ведь никто не умирал. Немного расслабиться, чуть-чуть забыть о своих проблемах, о том, что ты никому не нужна в этом мире, увы. Легко и просто, а, главное, безопасно, никакого СПИДа, ведь мы же не рвань какая-нибудь, колющаяся по кругу...

            Лена сидела в кресле, закрыв глаза. Когда она их открыла, все показалось сделанным из пластилина. И стало весело. Сейчас пластилиновая кушетка размякнет и расползется как в мультфильме, у пластилиновых деревьев за окном отломятся ветки, вода из крана, такая тягучая, размазывается по раковине...

Вспомнилось детство, когда выходишь в поле, падаешь на ромашковое одеяло, обрываешь лепестки и гадаешь, как сложится твоя жизнь – мозаикой счастья или камушками нелюбви. Смотришь на небо и мечтаешь...Как хорошо! Ощущение, что ты находишься в нереальности, тело невесомое.

Нет этих ужасных завистливых теток, постоянно сующих нос не в свои дела и пытающихся «блюсти мораль». Кто же виноват, что они вышли уже «в тираж», и нет охотников до их старых костей. Ведь нет, смотрят, кто с кем и на какое время закрылся в ординаторской. Какое им дело? Мужчины сами не прочь провести часок-другой с хорошенькой медсестрой.

Но Лене это не близко, она вообще предпочитает встречаться с мужчинами вне работы. Это Ольга без комплексов, а Лена привыкла все держать в себе. Но есть другие, которые могут просто выслушать, дать совет, не ищут подобных «развлечений».

            Лене очень нравился Борис, но он был на двадцать пять лет старше и женат. Его мягкие манеры, требовательность и одновременная тактичность в работе, ум, интеллигентность – все внушало доверие. Было ясно, что он не опустится до обыкновенной интрижки, и если что-то и случится, то серьезное, способное перевернуть всю предыдущую жизнь.

Он рассказывал. Она слушала. Это было как наваждение –  отец-пьяница никогда не интересовался, как ей живется, что она думает...Незаметно для себя она становилась уверенней в себе, как будто крылья вырастали...Он так по-отечески к ней относился, так не давал никаких намёков на какие-то телесные сближения, что Лена чувствовала себя как в родном доме, который давно утратила.

Борис увлекался различными нетрадиционными методами, историей, военными кораблями, собирал книги, разбирался в музыке. Ей это было не слишком понятно, ведь она выросла в простой семье, но её завораживали вдохновенные рассуждения о смысле жизни, о Боге.

Он явно сочувствовал таким, как она, девчонкам, вынужденным барахтаться в болоте жизни в одиночку. Долгими длинными дежурствами, когда наступает относительное ночное спокойствие, они часто сидели в ординаторской и разговаривали.



White_Seagull

Отредактировано: 30.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться