Роза и бутон

Размер шрифта: - +

"Поклонник"

Стемнело, но на душе было ещё темнее. Амелия шла по тёмным улицам лишь изредка оглядывалась, как будто бы Синди шла за ней. Чувства в её душе бурлили не переставая, будоражили её и не хотели отпускать из своего бесконечного плена.

В  этот день Амелия быстро справилась со своими делами и пошла в свою комнату. Она легла на постель, но сон покинул её, она думала о Синди, все её мысли обратились к тому, как она одинока, как и она сама. Это была длительная пытка. И вдруг её ударило словно током: «А ведь наркотики остались там, какая же она дура, что не подумала выбросить их», размышляла она. Амелия вскочила с постели. езде в комнатах спали, она быстро накинула платье и сверху одела накидку и пошла к выходу, но выход был закрыт, а будить хозяйку она не хотела. Тогда она вспомнила, что когда они ещё были маленькими, она вместе с подругами Ингой и Анной нашли потайной вход, который был знаком им одним; именно там они прятались от нянечек, которые их всё время ругали за проказы, и спустившись в подвал и нащупав широкую доску в песке, Амелия потянула её на себя. От времени и от сырости доска раскрошилась на мелкую труху. Быстро влезла в проём и спустившись по железным ступенькам вниз. Её взору открылась галерея ходов; канализации, которая не работала уже лет десять или пятнадцать. Но удивительно тут не было крыс, которые чаще всего кишат в таких местах. полной темноте Амелия пробиралась, пока не увидела впереди голубой свет; через решётку светила ущербная луна. Поднявшись по железной лестнице наверх, и отодвинув решётку, она оказалась на свободе. Кругом не было не души, лишь фонари тускло освещали улицу. И только машины нарушали тишину, которые туда, сюда носились по ночной беспокойной Москве.

Быстро сориентировавшись, по какому направлению идти дальше, она закрыла решётку и уверенно пошла по улице. Пройдя несколько метров, она остановилась и прислушалась, за ней кто-то шёл. Как только Амелия остановилась, неторопливые и крадущиеся шаги смолкли, как будто бы их не было, девушка оглянулась, но никого не увидела, она пошла дальше. Но не успела она пройти и пару шагов, как кто-то сзади нанёс ей удар по голове, Амелия потеряла сознание.

Очнулась она, со связанными руками и ногами. Она не могла пошевелиться. Любое движение причиняло ей боль, было очень душно и пахло сигаретами. Над ней висела лампочка без плафона, а потолок был испещрён мелкими трещинами, как морщинами на старческом лице. Она пыталась повернуть голову направо, и это ей в каком-то смысле удалось. Она увидела такую картину; за квадратным столом сидел юноша лет двадцать – двадцать пять в тёмной футболке и тёмно-голубых брюках, он пристально смотрел на Амелию, своими тёмно-карими, казалось чёрными глазами. Неторопливо встав из-за стола, он подошёл к девушке. Глаза у Амелии расширились и выражали дикий страх. Её сердце начало учащённо биться, её тело напряглось, и верёвки, которыми она была связана, впились в её тело, как иголки. Она пыталась не показывать страх, но ей это не очень удавалось.

- Ты прекрасна, как Елена Троянская, которую похитил Парис, - он погладил по щеке Амелию, и сел на край кровати. – Я давно тебя выслеживал, но ты скрывалась, как чудное видение. Да, если бы я в это время не пошёл в бар, пропустить стаканчик, я бы тебя не встретил, но судьба была надо мной благосклонна, я увидел тебя. Очень интересно, куда ты так спешила на ночь глядя?! - погладил он нежно по бедру девушки, которое немного дрожало. – Но я догадываюсь, к своей подруге Синди. Как видишь, я всё про тебя знаю, и немного помедлив, нагнулся над её ухом и прошептал, - я тебя смогу развязать, если ты мне доверишься, - и так близко его лицо оказалось к её лицу, что она захотела отшатнуться. Не только из-за неприязни, но из-за отвратного запаха изо рта, как от мусорного ведра. Но сдержав себя, она кивнула. Тогда парень подошёл к столу и, взяв нож, разрезал верёвки. По телу Амелии разлилась нега, но свобода была ещё далеко. Она вытащила из кармашка платья свой блокнот и ручку, и написала: «Кто ты, и что тебе нужно от меня?» и её глаза из светлого голубого стали тёмно- синими от гнева, но внешне она не выражала его, а была спокойна.

- Меня зовут Максим. Я тебя увидел пол года назад, когда ты шла после работы, ты мне очень понравилась, долго я думал, что мне делать, даже хотел покончить жизнь самоубийством, но так делают только слабаки и умалишённые люди. Поэтому я пытался по всякому привлечь твоё внимание к себе, но всё было напрасно. Ни букетики, ни записки, ни другие подарки ничего из этого не растапливали твоего сердца, я вял на глазах, пока не преставился шанс всё изменить, а именно выкрасть тебя, - и он дико посмотрел на девушку, и она ясно прочитала в его глазах, что с ним лучше не шутить. Она поняла, что попала в руки, может быть не к маньяку, но точно психически нездоровому человеку.

« Что ты теперь думаешь делать со мной?», - написала Амелия.

- Я тебе не причиню ни боли, ни страданий, я только хочу подарить тебе мою любовь, - и пылко сжал в своей грязной руке, её маленькую и хрупкую ручку.

« Я понимаю твои чувства, но чем я могу помочь тебе?» - быстро вывела Амелия.

- Только ответь тем же, - и его правая рука легла на её колено, и он заглянул в её глаза.

Пока Амелия с Максимом говорила, она подмечала каждую деталь жилища, куда она попала, скорее всего был какой-то подвал, потому что по ногам дул холодный, как из гробницы Тутанхамона ветер, но не смотря на это в помещение было тепло. Максим попробовал как-то прибраться здесь, но всё равно оставалось много коробок и пыли свойственной в таких местах. Также она заметила, что дверь, которая она так думала, ведёт к выходу, была не плотно закрыта, и это был шанс для неё, а ещё она заметила вентиляционное отверстие, которое хоть и было узковато, но пролезть с её комплекцией не составляло труда. «Интересно, сколько сейчас времени, - подумала Амелия, и посмотрела на своё запястье, но часов на месте не оказалось».



Ганнибал Барто

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться