Роза и бутон

Размер шрифта: - +

Может быть...

Очнулась Амелия только после того, как кто-то начал её легонько пощипывать по руке. Открыв глаза, она увидела Синди:

- Ну, как спалось? Ты так измоталась, что после того как я тебя опустила на кровать, ты тут же заснула сном младенца.

Амелия нашла свой блокнот, который лежал на тумбочке рядом с кроватью и написала: «Ты так открыто говоришь, и без парика?».

- Он час назад ушёл, хлопнув дверью, - проговорила Синди, улыбнувшись, от этого преобразившись на глазах.

Она сидела рядом с Амелией в зелёном халате, который очень гармонировал с её каштановыми волосами.

Они немного побыли в квартире художника, Синди дорисовала Амелию, а она в свою очередь помогла навести беспорядок, который был до этого, и когда полностью расцвело, отправились по домам.

На следующий день, который был выходным, Амелия встала и сразу же отправилась к Синди.

Когда она к ней пришла, Синди уже была одета и сидела за столом пила горячий кофе с булочками, которые готовила горничная Саша.

- Ну, что мы спровадили твоего ухажёра? – спросила Синди, улыбнувшись Амелии.

«Вроде того, больше не пристаёт», - написала Амелия.

- Значит план удался ? Хорошо…

«Кстати, а куда ты идёшь? Разве сегодня ставят спектакль в театре?».

-Нет, просто иду по делам, - немного раздражённым голосом проговорила Синди, и сразу её настроение кардинально поменялось.

Амелия это почувствовала, и вдруг её обожгло, как будто бы она проглотила горячий уголь. Что-то должно случиться, и именно что-то не хорошее. Она подошла к Синди и взяла за руки и перевернула их ладонями вверх. На её руках были видны свежие уколы.

Амелия в ужасе, опустила руки Синди и написала: «Зачем ты колешься?»

- Ты не поймёшь, я стала зависимой. Если через три часа я не получу дозу, то меня начнёт по страшному ломать, - горько призналась Синди.

«Ты должна быть стойкой и выдержать первую ломку, а потом тебе будет легче, поверь мне», - безмолвно упрашивала Амелия свою подругу. «Если же ты будешь колоться, то никогда не избавишься от этой зависимости!»

- Разве я не старалась быть сильной? Но только до первой ломки, - произнесла со злостью Синди и заплакав, упала на диван. – Я не могу, я не должна кричать на тебя, ведь я тебя люблю, - встав с дивана, и посмотрела на Амелию. - Но я так больше не могу. Ломка меня скручивает, и испытываю непереносимую боль. Что мне делать? – В её глазах читалась любовь к Амелии, которая никогда не сможет погаснуть. Но читалось в её глазах ещё одно чувство, страсть. Страсть к наркотикам, убивало в Синди искру жизни.

Душа оставалась в неприкосновенности, а вот тело постепенно разрушалось.

Амелия подошла к Синди и обхватила её голову, прижала её к себе, некоторое время они стояли так, а потом, она её оттолкнула и показала листок блокнота, Синди прочитала: «Синди я тебя люблю и готова на всё, только что бы ты была жива». Потом она подошла к ней и обняла её за плечи, и притянула к себе, запечатлев лёгкий поцелуй на её бледной щеке.

Постучали в дверь, Синди отстранилась от Амелии и прошла в холл. Когда она открыла дверь, Амелия увидела женщину лет тридцать пять, сорок:

- Конечно мама, я тебя так рада видеть, - измученным голосом проговорила она.

- Я вижу, что не очень, - расстроенным голосом проговорила она.

- Да нет, мама дело не в тебе…

- Тогда в чём? - прошла она в холл, прервав Синди. – Ты никогда не скрывала от меня ничего, - доверительным голосом проговорила она. – Да, кстати, - заметила она Амелию, которая стояла как маленькая мышка и ждала, когда на неё обратят внимание. – А почему ты не представишь мне свою подругу, - немного официальным голосом, проговорила она, и за ней внесли два чемодана. Молодой человек поклонился и без слов удалился.

- Прости, это Амелия, а это моя мама Лара, - представила Синди.

- А вы вместе работаете?

- Да, она работает костюмершей, а также в доме для немощных.

- А почему ты за неё говоришь? Она, наверное, может сама за себя сказать, - сказала Лара.

- Мама, понимаешь, она немая, и поэтому она может общаться только по средствам письма.

- Ой, простите за мою бестактность, - виновато проговорила она, хотя по внешнему виду было не видно, что она когда-то в чём-то раскаивалась. Праздная жизнь, не накладывает печать скорби или вины.

«Ничего, я уже привыкла», - написала Амелия в блокноте: «Ну, я пожалуй пойду, а то опоздаю, до свидания». И девушка вышла за дверь, подумав: «Может быть, мать наставит Синди на путь истинный».



Ганнибал Барто

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться