Рождение феникса

Размер шрифта: - +

Глава 8. Последнее испытание

В субботу я была самым счастливым адептом. Пока остальные восемь ребят нервничали и мелко тряслись перед своими испытаниями, мы с Муром спокойно разгуливали по огромной тренировочной долине и петляли между защитными куполами. Их было восемь, по числу испытуемых. Когда мой ирбис вдоволь размялся, мы вернулись к остальным. Теперь мое место было рядом с Алесарой, и я, как могла, старалась ее если не успокоить, то хотя бы отвлечь от переживаний. Ее испытание назначили первым, отчего подруга страшно разнервничалась. Когда Рэм громогласно пригласил ее пройти в купол, она шепнула срывающимся голосом:

– Пожелай мне удачи!

Не скрывая своих чувств, притянула к себе подругу, порывисто обняла и пожелала:

– Удачи, Аль!

Она медленно вошла в первый купол, дождалась сигнала от Главы базы и начала проходить свое испытание. Первым делом из земли она воздвигла внушительный холм, потом стала придавать ему новую форму. Получился шар, и неведомым образом он удерживался на месте. Затем Алесара сделала небольшую паузу и принялась за использование второго дара. На шаре появились первые ростки, они вытягивались, покрывались листьями и зацветали. Але понадобилось не больше десяти минут, чтобы покрыть ими весь шар. И, стоило цветам распуститься, мы все ахнули – перед нами была маленькая копия Луны. Океан и континенты были выполнены столь искусно, в них различалось так много оттенков, что даже не верилось, что все это – живые цветы. Алю встретили бурными аплодисментами, когда она вышла за пределы купола.

Подруга вернулась ко мне со счастливым выражением лица, благосклонно выслушала мои восторги, и мы продолжили вместе наблюдать за испытаниями.

Арлен демонстрировал дар управления воздухом, и я заметила, как напрягся мой отец – ведь именно он был наставником испытуемого. К отцовскому облегчению, Арлен прекрасно владел собой и устроил в куполе впечатляющую пляску ветра, поднимая песок тонкими струйками, переплетая их между собой, складывая в узоры и даже в динамичные оптические иллюзии.

Третьей вышла Ниэнна. Все с той же беззаботной веселостью она обвалила у себя под ногами землю, несколько мгновений постояла на обрыве над пропастью, потом вскинула руки, отчего земля вновь поднялась и теперь уже нависла над маленькой фигуркой. Девушка, легко приплясывая, двинулась вокруг этого нагромождения и быстрыми, почти неуловимыми пассами рук придала ему форму замка с башенками и острыми шпилями.

В следующий купол вошел Наур, и я вдруг поймала себя на том, что испытываю к нему толику неприязни из-за того, кто его наставница. И, стыдно признаться, получила массу удовольствия, наблюдая за волнением Селены, когда Наур никак не мог совладать с собой и перестать испускать непроизвольные вспышки огня. Но быстро одернула себя, потому что это никуда не годится – у адепта не выходит испытание, а я злорадствую. Наур, наконец, смог взять себя в руки и создал нечто потрясающее: огромную огненную птицу, которая по спирали поднималась к вершине купола и кружила под ним. В рядах зрителей послышались восторженные перешептывания, среди которых одно я расслышала невероятно четко. Всего одно слово – «феникс».

– Нелегко его будет переплюнуть, но я постараюсь – весело заявил Тэйлон, проходя мимо, и отправился на испытание. Он вошел под купол с задорной улыбкой и, едва дождавшись сигнала, стал запускать молнии. Дикий треск и запах грозы заполнили долину. При первом залпе зрители инстинктивно пригнулись, хотя и знали, что защитный купол не пропустит ни одного заряда. Когда все успокоились, то услышали… музыку. Тэйлон столь виртуозно управлял молниями, что использовал их в качестве музыкального инструмента! Поразительно!

Следующей испытание проходила Эльда, девушка с редким даром – она умела управлять светом. Как и другие, она вошла под купол, но это было лишь формальностью, он ничуть не сковывал ее дар. Она медленно опустила тьму на долину, и под ее укрытием стала создавать удивительные световые образы. Они вспыхивали, мерцали, сменяли один другой и наполняли душу таким странным волнением, от которого мне непрерывно хотелось смотреть на Рэма. Я видела его во вспышках света, и несколько раз наши взгляды встречались, отчего все пространство пронизывалось такими разрядами, будто ими управлял Тэйлон. А потом вновь стало светло, и глаза заболели от яркого, уже непривычного, света.

После Эльды вышел Вестор и уверенным шагом направился к куполу, в центре которого стоял огромный металлический куб. Умелыми и ловкими пассами рук Вестор заставлял куб принимать самые разные формы, а то и вовсе расплавлял его до жидкого состояния. Признаться, после невероятного испытания Эльды работа с металлом не так уж и впечатляла.

А вот следующий юноша, Тиль, смог поразить мое воображение. Он управлял холодом. Под присмотром наставника Тиль дал нам его почувствовать и даже опустил на нас маленький снегопад, хотя и не без помощи Рэма – Глава базы контролировал влажность воздуха. А по самой поверхности купола Тиль проложил такие волшебные узоры инея, что я на мгновение пожалела, что на Орбис-Луа не бывает зимы.

Испытания подошли к концу. Все радовались и ликовали, и теперь пришла моя очередь стать нервной – мое испытание назначили на завтрашнее утро. Впервые за все время пребывания на базе я провела вечер вместе с адептами – атмосфера, как и отсутствие занятий, к тому располагала. Правда, меня мучала некоторая неловкость – меня сложно назвать мастером общения, да и репутация загадочной персоны не играла мне на руку. За вечер ко мне то и дело подходили адепты, расспрашивали о моем даре. Благо, никто не задавал вопросов про нападения. Полагаю, благодаря болтливости Ниэнны все знали, что я не хочу распространяться на эту тему.



Нина Опалько

Отредактировано: 15.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться