Рождение Тайны: Темное начало

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

И в сумерках этих, 
Как в свете зари,
Сквозь тернии, в звездах, 
Бежали они.

  Но все не было хорошо. С того дня прошло два месяца, но мало что изменилось. Саша вернулся на следующий день, под утро. Я не спала всю ночь, потому что как только закрывала глаза, в голову лезли кошмары – вот Лисса лежит на операционном столе, вся изрезанная, истекающая кровью, а на ее руках лежит маленький монстр, который рвет ее на маленькие тряпочки острыми клыками. Или бледный Саша, лежащий в каком – то переулке. Он умирает.
  Услышав звук хлопнувшей двери, я мгновенно подскочила и бездумно сбежала – слетела на первый этаж.
  Бегло оценив его вид – только легкая тень под правым глазом выдавала следы битвы, я закатила истерику. Я кричала, верещала, грозилась взорвать к черту весь город, если он еще раз посмеет так сделать, разбила телефон, специально припасенные тарелки и несколько хрустальных статуэток. А он просто стоял и молча смотрел. Его глаза были так печальны и полны сожаления, что я не заметила, как быстро остыла, словно чайник, яростно свистевший на весь дом, затихнувший при выключении газа…
 Ярость сменилась рыданиями, и Саша подхватил меня на руки, крепко прижав к себе. Я судорожно цеплялась за его свитер и шептала: «Никогда, никогда больше так не делай». Он поцеловал меня и с болью в глазах сказал: «Прости, мой ангел, прости, пожалуйста»
Он отнес меня на кровать, а когда я окончательно успокоилась, рассказал об их встрече с Ником. Они, конечно же, обменялись «любезностями», а когда Саша объяснил ему, что случилось с Лиссой, тот лишь неопределенно хмыкнул. Алекс, видя такое хамское пренебрежение, заехал ему в лицо и началась драка. И если мой парень отделался лишь легким синяком под глазом, то Ник сломал нос и уехал в травм пункт…
  И с тех пор я забыла, что такое спокойствие. На меня легла ответственность за Лиссу. Повезло хоть, что ее родители восприняли ребенка как само собой разумеющееся, а не как позор. В лицей я ходила очень редко, сил практически не оставалось. Срок беременности был уже три месяца, и это привлекло свои проблемы. Сестра ела за двоих, что не удивительно, но от творога – главного источника кальция – ее уже тошнило.
  Саша несколько недель искал Ника, но ничего не добившись, оставил это занятие. Первую половину дня он где - то пропадал и категорически отказывался отвечать, где именно. Я оставила попытки добиться от него правды и просто смирилась.

Я открыла глаза. Сегодня был особенный день. Тридцать первое декабря. Русский Новый год. 
«Надо обязательно заехать к маме. В последний раз я была дома только на предыдущих выходных».
Мама прекрасно понимала, как нам всем было «хорошо», и не возражала против того, чтобы я жила у Лиссы. Ей требовался постоянный уход, но это не тяготило меня. Мне нравилось ухаживать за ней, даже не смотря на то, что я недолюбливала ребенка из – за его бесстыдника – отца. 
 В то время как мать души не чаяла в нем. Она могла часами говорить, как любит его, и мечтательно закрыв глаза, придумывала имя.
- Если это будет девочка, я хочу назвать ее либо Елизаветой, либо Еленой. Царские имена. А если будет мальчик, то Николаем, Александром или Дмитрием. Как думаешь?
- Я против Элизабет и Николая, - ответила я, после короткого вздоха.

 Тихо прикрыв за собой дверь, я вошла в спальню Лиссы. Она мирно спала, сложив руки на животе, как - будто даже во сне пыталась защитить его. Покинув комнату, я спустилась вниз и нашла Сашу за чашкой кофе. 
- Ты не спал, да?
Он нехотя кивнул.
- Надеюсь, что хотя бы сегодня ты не уйдешь?
На его губах впервые, за все время, расцвела улыбка.
- Сегодня особенный день, не так ли?
Я сощурила глаза.
- Правда, - подойдя к шкафу под телевизором, я выудила оттуда белый подарочный пакет.
- Может быть, это будет слишком банально, но лучшего я не смогла придумать. 
Парень выудил из него светло – голубой свитер, так выгодно подчеркивающий его цвет глаз. 
- Ты сама его связала, – с улыбкой сказал Саша, поднося вещь к лицу.
- Как ты догадался? – удивленно спросила я, уверенная в том, что отличить такую хорошую работу от фабричной невозможно.
- Он пахнет тобой, - он посмотрел мне прямо в глаза: проникновенно, спокойно, - и это самый лучший запах и всех, которые могут быть. 
Я опешила на мгновение – в душе разливалось приятное тепло от этих слов. 
- И еще… - я достала из пакета амулет на кожаном шнурке. 
Медальон представлял собой причудливое переплетение лунного месяца и звезды. Звезда обычно была знаком ведьмы, а луна традиционно была олицетворением волшебства. Оба символа были заряжены особой магией и частичкой моей души.
- Теперь мое сердце, - я положила кулон на его ладонь и сжала пальцы, - в твоих руках.
Я чувствовала, как в нем нарастает чувство благодарности, любви и нежности. Он хотел сказать, как сильно меня любит, но не мог. Не существовало таких слов, чтобы выразить всю силу его чувств. Улыбнувшись, я поцеловала его и это прикосновение говорило: «Тебе не нужно ничего говорить, я и так все понимаю».
 А затем случилось нечто невероятное. В его руках появилась небольшая, продолговатая мягкая… коробочка.
- Что это? – я распахнула крышку и застыла в изумлении.
«Нет, этого не может быть. Просто невозможно! Но я готова поклясться, что это…» 
- Лунный камень, - выдохнула я. – Но… как?
Лунный камень был чрезвычайно редким и ценился так же высоко, как и алмаз. В нашем городе его точно не было, и быть не могло. Но вот он, лежит передо мной, в серебряной оправе и отбрасывает едва различимый золотистый цвет…
- Ты хотела знать правду? Все эти месяцы я копил на него. Конечно, большую часть мне дал отец, потому что за такой короткий срок на него не накопишь, даже если будешь работать киллером. Но, вот он. Я знал, что тебе понравится.
- Да это… - у меня не нашлось слов. – Неописуемо.
Я дотронулась до камня. Он ответил приятной волной энергии. Не сдерживая слез, я повисла на Сашиной шее и впилась в его губы. Мы целовались и целовались, поток счастья никак не мог иссякнуть. Мы бы просидели так весь день, побив рекорд по длительности поцелуя, если бы не пришла Лисса и не растолкала нас.
- А про меня забыли? С Новым годом! – сказала она и протянула нам подарки.
Я захихикала, когда Саша достал позолоченные запонки, а он засмеялся, когда я выудила браслет с лазуритом. Лиссе досталось от Саши серебряное кольцо, а от меня – новая серебряная подвеска с аквамарином.
 Так, веселые и счастливые, мы отправились за покупками к праздничному столу. К вечеру с готовкой было покончено и мы ненадолго оставили Лиссу.



Вайли

Отредактировано: 08.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться