Рождение Тайны: Темное начало

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

Вспоминая бессонные ночи,
Освещенные дивной луной,
Не сумела сомкнуть свои очи,
Так хотела остаться с тобой.
Наслаждаться морскою волной,
Чтоб ласкал меня нежный прибой...

И сегодня я вновь вспоминаю,
Все что в жизни было со мной.
И теперь, я, конечно же, знаю:
Ты хранитель мой неземной,
Самый главный, любимый,
родной...

Будешь сладкой моею мечтой,
Словно солнечный луч золотой:
Освещаешь дорогу, покрытую мглой.
И пускай я не рядом с тобой,
Упиваюсь ночной тишиной,
Верю, жду и надеюсь - ты мой... 
С болью сердца и в вечной печали,
Я ходила, как призрак в ночи.
И лишь слезы разлуки остались,
И любовь и надежда умчались,
Ах, любимый, спаси, помоги!

Лето. Время, когда абсолютно не замечаешь пролетающие дни, не знаешь, какое число, да и не интересуешься. Время радости, веселья, прогулок, походов на реку, поездки на море, любви...
Любви...
Я, устало развалившись в шезлонге, наблюдала, как Лисса наворачивает круги в бассейне. Мокрые волосы облепили плечи, и я смахнула их на одну сторону, продолжая размышлять о жизни.
- У тебя уже дым из ушей валит.
Я скосила глаза в сторону и развеяла дымок. Волосы мгновенно высохли.
- Я тоже так хочу! Вышел из воды - высушился за пару секунд и можно снова плавать!
Я внимательно изучила лицо сестры.
- Ты уверена, что хочешь быть лысой? Я это не могу контролировать. Увлекусь и все - на голове пожар.
Лисса сглотнула.
- Но твои же не сгорели!
- Я вообще не думала о том, что хочу их высушить. Как всегда, все произошло спонтанно. Да и ладно я - и огонь, и вода мои союзники, моя сила - не пойдут против хозяйки. А на тебе опыты я ставить не собираюсь!
Девушка фыркнула.
- Верни мне мою сестру, потому что та, кем ты являешься сейчас - не она. Где та боевая ведьма, полная авантюризма и готовая к любым испытаниям, жаждущая приключений? Где та полная ехидства, веселья и вредности чародейка?
- Канула в Лету, - холодно ответила я.
Девушка поперхнулась и тут же замолчала. С этим вопросом она больше никогда ко мне не обращалась.
Я знала, о чем она думает. Лето - река в царстве мертвых...
Ведущая в Ад.

Записи в дневнике становились все короче, дни – продолжительней. Я решительно не представляла, чем себя занять и это убивало. Ходить на речку было невыносимо – там повсюду были Сашины следы, не дававшие мне покоя. Наблюдая за речным потоком, я вспоминала, как мы сидели на берегу, ели, плавали, как весело тогда было нам вчетвером…. А теперь нас осталось только двое…
Ходить в бассейн к Лиссе? Да, интересно, но надолго меня обычно не хватало. 
Сидеть дома? И что делать? Читать? Считать звезды на потолке? Поздно, их там шестьдесят восемь – запомнила, когда клеила, чтобы потом не было соблазна заниматься бесконечным счетом. 
Гулять по лесу? Там жуткие, могущественные маги, которые снова убьют меня, а я не горю желанием в очередной раз встречаться с Ренкарнацией, хотя она – то, в общем – то и не причем. 
Жизнь скучна.
В таком ведении я пребывала почти до середины июля, пока тем самым злобным магам не приспичило закончить то, что они начали…
Камикадзе…
И мне их было почти что жаль…


Мы с Мидой решили немного растрясти жирок и прогуляться в поле. Погода была донельзя привлекательная – солнце заполонили тучи, но дождь не собирался – от этого было ни тепло, ни холодно, а очень уютно и спокойно. Легкий ветерок играл прядями волос и гривы – я лежала на кобыле, распластавшись на крупе, ногами обхватив безразмерные, от беременности, бока. Артемида заинтересованно стригла ушами, при каждом шаге высоко поднимая ноги. Густая насыщенная трава щекотала мои босые пятки. Глядя в бесконечное сероватое небо, я заложила руки за голову и бездумно надкусывала стебель колоска во рту. Мида перешла на легчайшую трусцу, и я даже не стала подниматься – до того было мягко и удобно. Мышиный оттенок сменился редкой зеленой листвой – мы оказались под деревом – единственным на все поле. Мида прислонила мордочку к стволу и начала его обнюхивать, внезапно задрала голову вверх и жадно заржала. Я нехотя перевела свое тело в вертикальное положение – как раз вовремя, потому что в следующую секунду кобыла встала на дыбы и сорвала яблоко, висящее на ветке. Пока она довольно хрустела трофеем, я встала на ноги - прямо на ее спине и тоже сорвала вожделенный фрукт. Мида обошла дерево кругом и разочарованно фыркнула – оставалось всего лишь одно яблочко на внешней стороне, все остальные висели в глубине листвы, куда она добраться не могла. Я пригнулась, схватившись за гриву, и лошадь встала на свечу: пошевелила передними копытами, подошла немного ближе, вытянула шею и потянула на себя, оторвав плод вместе с веткой. Я судорожно цеплялась за нее, потому как этот номер она вытворяла впервые – передвигаться, стоя на дыбах, было в новинку. В последний момент я поняла, что мы вообще – то летим вниз и быстро распрямилась, спружинив приземление. Кобыла с чувством выполненного долга потрусила обратно. Я задумчиво грызла яблоко, разглядывая окрестности так, будто бы только сейчас поняла, где нахожусь.
Мида подо мной вытянулась в струнку и, тряхнув гривой, помчалась галопом, так что я едва не поперхнулась и была вынуждена с сожалением расстаться с яблоком, которое бросило меня, укатившись в траву. Кобыла гнусно, по своему, захихикала, мол, надо было отдать лакомство ей. 
Я лишь сильней прижалась к ее лоснящимся бокам, тщетно пытаясь не соскользнуть в сторону – в последний раз я ездила галопом… Хм… Неужели только тогда, когда еще при Саше и Николае готовилась к выступлению? Похоже на то.
Да, Мида точно застоялась в деннике. Это я поняла, когда трава начала нещадно хлестать ноги, а ветер – бить в глаза. Я пригнулась к самой шее, как на скачках, и стала молиться о том, чтобы на пути не оказалось препятствия.
Но через несколько минут я сменила свое мнение – страх ушел и сменился чувством полной свободы. Я даже оторвала голову, чтобы посмотреть вперед – мы приближались к конюшням. 
Затаив дыхание, я чуть откинулась назад, готовясь к замедлению – Артемида же не совсем сумасшедшая, чтобы перепрыгивать забор в полтора метра высотой…
Но я жестоко просчиталась.
Это было похоже на… то… как – будто бы у меня вдруг за спиной раскинулись крылья… большие и белые, как у ангела. В момент высшей точки зависания это чувство захлестнуло все остальные – свобода полета и ничего больше. Мы продолжили путь – теперь уже вниз и Мида чуть откинула голову назад, напоминая мне о том, что нужно сделать то же самое. 
И я не ощутила приземление – оно плавно перетекло в постепенно затухающую скачку. Мы оказались на территории конного клуба, в леваде, и Мида проскакала еще немного, к дальнему углу, чтобы присоединиться к сестре. Я спрыгнула на землю и ноги предательски задрожали – мгновенные нагрузки были им не по нутру, зато душа пела не хуже оперной певицы. Мида тут же принялась за траву, я похлопала ее по шее и провела по крупу… 
Странно. Такая скачка, а лошадь даже не взмылена… мало того, даже не влажная. Я нахмурилась, но кобыла коварно пихнула меня в спину. Поняв, что нездоровая лошадь шкодить не может, я расслабилась и направилась в раздевалку. По дороге меня поймал Валерий Григорьевич.
- Лизочка, давно не виделись, где ты пропадала?
«Да так, два раза прогулялась по загробному миру, стала одной из самых сильных ведьм с необузданной силой, узнала, что мой парень – Старейшина вампиров, а мой бывший друг охотиться на меня»
- Ничего особенного, - мило улыбнулась я. – Забегалась с выпускными экзаменами.
- А, понимаю, - заговорщицки подмигнул конюх. – Кстати, видел ваш прыжок – признаться, за всю жизнь не лицезрел ничего подобного. Просто невероятно, учитывая беременность - без седла, без узды, а высота – то какая! Знаешь, у тебя самая замечательная кобыла в мире!
- Знаю, - потупилась я. 
В памяти вспыли слова Ренкарнации о том, что лошадь теперь со мной связана. Видимо это выражается в том, что она может… летать…
Хм…
- Ты бы не хотела заняться конкуром? Призы всего мира были бы в ваших руках. 
- Не преувеличивайте, - смущенно отозвалась я. 
Нет, это сокровище будет оставаться здесь – в тихой уютной обители, а слава, деньги - это не мое. Это ответственность, которую я не хочу взваливать на свои плечи. Не хочу объяснять, как чистокровная, но простая лошадь смогла добиться таких ошеломительных успехов. Не иначе колдовство… Я потерла шею, на которой теперь красовался феникс.
- Не хочу подвергать ее такой опасности. Какой прекрасной она бы не была, спорт – это всегда риск и никакие деньги не смогут вернуть мне ее, если что – нибудь случиться.
- Понимаю, - вздохнул Валерий Григорьевич. – А где же Саша? Я не видел его уже очень и очень давно.
Я отвела взгляд.
- Он ушел…
Наступила минута молчания. Как по усопшему. Как это ни ужасно, но так оно и было.
Наконец конюх вздохнул и взял меня за руку.
- Пойдем со мной. Я хочу тебе кое – что рассказать.
И он повел меня в маленькую комнатку, которую построили специально для него – рядом с конюшней. 
Поставив чайник на плиту, и выложив на стол корзинку печенья, он сел напротив меня и тихо сказал:
- Я хочу рассказать тебе одну историю, которая произошла в девятнадцатом веке…



Вайли

Отредактировано: 08.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться