Рожденная избранной

Размер шрифта: - +

Глава 2

сентябрь 2018 г.

   - Хилари, я... Прости еще раз, что не вернулась на вечеринку. Я, по сути, бросила тебя вчера, и мне очень стыдно, правда.

    - Боже, Андреа, все хорошо, - ответила подруга, и я, даже не видя ее лица, знала, что в этот момент она закатила глаза. - Ты никого не бросила. У тебя болела голова, и ты была вправе уйти. К тому же, я и сама тебе это предлагала, так что забудь об этом и перестань извиняться.

   Я тяжело вздохнула.

    - Да, наверное, я слишком себя накручиваю, - пробормала я, прижимая телефон к уху. - Просто, согласись, ситуация действительно неловкая вышла.

    - Так, все, проехали, - решительно заявила Хилари. - Лучше скажи, как ты себя чувствуешь? Если хочешь, я могу приехать. Поболеем вместе.

    - Спасибо, но я думаю, мне нужно немного побыть одной и просто отдохнуть.

    - Уверена?

    - Да. Я очень хочу спать, так что... Как-нибудь позже, хорошо?

    - Без проблем. Отдыхай, конечно. Звони, если понадоблюсь.

    - Обязательно, - улыбнулась я и, обменявшись с подругой прощальными фразами, сбросила вызов.

   Откинув телефон в сторону так, что только чудо спасло его от неизбежного падения на пол, я уронила голову на подушку и выдохнула. Почти целые сутки прошли с момента вечеринки, а у меня все еще болела голова. Но вовсе не о ней я сейчас заботилась. Все мысли вертелись вокруг Кевина, и я не могла перестать думать о нем, обо всем случившемся ни на секунду. Вчера ночью, вернувшись домой и приготовившись ко сну, я переворачивалась с бока на бок, считала овец, даже пробовала делать дыхательную гимнастику, которая, как говорят, успокаивает нервы и помогает быстро заснуть, но все было без толку. Даже если на какое-то время действительно получалось отвлечься, освободить разум, практически уснуть, то тут же в голову забегали новые навязчивые мысли, и все начиналось с самого начала. Да и, черт, как вообще можно было успокоиться, когда на твоих глазах монстр в лице твоего одноклассника, возможно, только что убил ни в чем не виновного человека?

   Я думала об этом все выходные, я строила самые невероятные предположения, но не верила ни одному из них. Даже после всего увиденного я не хотела называть Кевина вампиром, потому что для меня это звучало очень странно и как-то глупо. "Все ведь знают, что вампиры - выдумка, - убеждала себя я. - Это ненаучно, неестественно, и это просто невозможно." Но тут же этим мыслям, остаткам здравого смысла, вторил другой голосок, кричащий о фактах: "А то, что он высосал кровь из другого человека, естественно? То, что он, как молния, мгновенно перемещается из одного места в другое, научно? Нет уж, он сам - сплошная мистика, а если так, то почему бы вполне серьезно не задуматься над тем, что он может оказаться вампиром?" Вся проблема была в том, что я одинаково доверяла и не доверяла обоим голосам, и, выбирая, кто же из них наиболее убедительный, не получила никаких результатов, кроме усилившейся головной боли. Даже таблетки вскоре оказались бессильны перед ней, и мне не оставалось ничего другого, кроме как лежать на кровати, крутиться в убийственном водовороте изматывающих мыслей и тихонечко умирать, накрывшись подушкой.

   В воскресенье ко мне постучалась мама.

    - Сегодня тоже планируешь целый день лежать в постели? - спросила она, просовывая голову в проем между дверью и стеной. - Неужели вечеринка была настолько жаркой, что ты пытаешься восстанавиться после нее уже вторые сутки?

    - Мам, ну это же выходные, - вздохнула я. - Разве я не могу провести их в кровати?

    - Можешь, - согласилась мама. - А еще можешь провести один из них со мной на диване. Я думала пересмотреть "Друзей".

    - Опять? - на пару секунд я удивленно приподняла брови.

    - Не опять, а снова. Ты же в курсе: если я перестану пересматривать его каждые несколько месяцев, то умру.

    - Да брось, не так уж сильно ты его любишь.

    - Да? Может быть. Зато я знаю, как сильно его любишь ты, и я пообещала себе вытащить тебя из постели хотя бы на час.

    - Вытащить из постели и усадить на диван? - усмехнулась я.

    - Но это, по крайней мере, хоть что-то, - возвразила мама. - Предложи я тебе прогуляться в парке, ты бы охотнее согласилась?

    - Нет-нет, только не в парк, - активно замотала я головой и, встретив подозрительный мамин взгляд, тут же попыталась оправдаться. - Я... Я просто не хочу никуда выходить. У меня болит голова, и единственное, чего я сейчас хочу - остаться в своей комнате, в полном одиночестве, и поспать.

   Мама тяжело вздохнула и, не думая уходить, продолжала смотреть на меня с беспокойством и даже какой-то странной грустью в глазах. Я не говорила ей ничего, но она знала меня слишком хорошо, чтобы не догадаться, что что-то случилось. Она подозревала, чувствовала: что-то не так, и я, хоть и старалась скрыть произошедшее, пока не выясню все наверняка, не умела прятать свои переживания настолько хорошо, чтобы убедить маму, что все в порядке. Это всегда давалось мне трудно, потому что я не любила таить что-либо в секрете и не привыкла умалчивать что-либо в разговоре с мамой. Я хотела с ней поделиться, хотела спросить совета или хотя бы просто найти какое-то утешение, поддержку, но боялась, что она, скорее, посчитает меня сумасшедшей.

    - Ты уверена, что головная боль - единственная причина? - осторожно спросила мама, приоткрыв дверь чуть шире. - У тебя точно все хорошо?

   Сжав губы, я кивнула как можно увереннее.

    - Да, - ответила я. - Все в порядке.



Ольга Эйзен

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться