Рожденная избранной

Размер шрифта: - +

Глава 3

сентябрь 2018 г.

   - Еще раз прости, что так поздно, - прошептала я, когда Кевин вновь оказался в моей комнате.

    - Это неважно, - отмахнулся он и присел на кровать, оказавшись всего в каких-то пяти сантиметрах от меня. - Как ты себя чувствуешь?

    - Я... я не знаю. Я все еще ничего не понимаю. И я очень устала, устала от этой ночи, от всех этих вампирских вещей вообще. Боже, ну почему, почему это все происходит со мной?

    - Эй, тише, - прошептал Кевин и положил руку мне на плечо, отчего меня как всегда словно током ударило. - Все будет хорошо, слышишь? Все всегда проходит, даже от чего, что, казалось бы, вообще не избавиться. Пройдет и это. Поверь мне.

    - Ничего не будет хорошо, - покачала я головой и уронила лицо на ладони. - Я только что кого-то убила собственными руками. Ты серьезно думаешь, что я когда-нибудь смогу простить себе это?

    - Сможешь, - продолжал уверять меня Кевин. - Особенно, когда поймешь, что не сделай ты этого, вероятнее всего, оказалась бы на его месте. Это была самооборона.

    - Самооборона, которая зашла слишком далеко, - добавила я. - Я не должна была убивать его.

    - Как и он не должен был пытаться убить тебя. Кто-то из вас так или иначе стал бы жертвой. Ты должна была защищаться, чтобы сохранить себе жизнь, и ты защищалась. Кто станет осуждать тебя за это?

    - Я сама, - едва слышно прошетала я, не отрывая лица от ладоней, но была уверена, что Кевин все услышал.

   Он тяжело вздохнул, сочувственно посмотрел на меня и протянул руку, чтобы, должно быть, снова утешительно положить мне ее на плечо, но на полпути вернул ее на место, сомневаясь, что это как-то расслабит меня. В этом он был прав: я действительно не хотела, чтобы меня сейчас кто-то трогал, а потому чувствовала напряжение даже от того, что он просто сидит слишком рядом, вторгаясь в мое обширное личное пространство.

    - Тебе нужно поспать, - заключил Кевин. - Если еще успеешь выспаться, утром будешь чувствовать себя лучше, и мы сможем обсудить все на трезвую голову.

    - Сомневаюсь, что я вообще смогу уснуть сегодня, - пробурчала я.

    - У вас есть валерьянка?

    - Наверное, - пожала я плечами, наконец подняв лицо.

    - Тогда точно уснешь, - мягко улыбнулся он, глядя на меня. - Хочешь, я принесу?

    - Хочу, - вздохнула я, осознавая, что мне действительно нужно срочно поспать, хотя бы просто, чтобы забыть обо всем на какое-то время.

    - И где можно найти аптечку?

    - В ванной, это комната напротив. Она должна быть в шкафчике над раковиной.

    - Тогда я быстро, - сказал Кевин и бесшумно вышел из комнаты, оставив меня в одиночестве.

   Он действительно вернулся быстро: не прошло и двух минут, а Кевин уже стоял передо мной со стаканом воды и прозрачным пузырьком с таблетками. Выпив несколько штук, я тут же легла в кровать и, даже не дождавшись действия валерьянки, крепко уснула, погрузившись в кромешную тьму своего уставшего подсознания, которое на этот раз не смогло выдать ни единого сна. Оказаться в этой темноте, выпасть из реальности на несколько часов в эту ночь было особенно приятно, ведь за все время сна меня не потревожила ни одна мысль обо всем случившемся.

   Когда я в отчаянии позвонила Кевину и, захлебываясь слезами, жутко трясясь и выранивая из-за этого телефон из рук, попыталась максимально понятно объяснить, что произошло, он в считанные минуты добрался до моего дома и, легко взобравшись в комнату через окно, уже стоял передо мной, наблюдая всю ситуацию вживую. Я было начала рассказывать ему всю историю, но слова выходили из меня с трудом и по пути перемешивались в один огромный ком, разобрать который в итоге не могла даже я сама. Предварительно попытавшись успокоить меня, пообещав, что все будет хорошо, Кевин схватил тело и стремительно выпрыгнул вместе с ним из окна. Что он с ним сделал, куда унес - все это сейчас совершенно меня не беспокоило. Я только испытала облегчение, когда не увидела у себя на полу жуткого вампирского трупа, смахивающего на тысячелетнюю мумию, которая чудом сохранилась до наших дней и не рассыпалась в прах. Но это облегчение было настолько ничтожным, что растворилось во мне, оставшись забытым, едва только появилось. Тело напавшего на меня вампира действительно больше не лежало у меня перед глазами, но в голове его образ возникал снова и снова, будто оно продолжало лежать на своем месте и даже смотрело на меня в ответ своим жутким мертвым взглядом.

   Утром я проснулась с ужасной головной болью и ощущением, будто меня всю ночь били чем-то тяжелым по голове. В первые минуты пробуждения боль раздавалась лишь отдаленно, где-то в самой далекой части моей головы, но чем яснее становилось сознание, тем сильнее она проявлялась, пока в итоге не заполнила каждую клетку моего мозга. Схватившись за виски и с недовольными, плачущими стонами перевернувшись на другой бок, я наконец открыла глаза. В плотно зашторенную комнату едва проникал солнечный свет, и ничто, кроме часов, не могло даже примерно сообщить мне, сколько сейчас время. Потянувшись к тумбочке за телефоном, я рассчитывала увидеть любое время от семи утра до двенадцати дня, но, увидев время, я вдруг резко подскочила в кровати, чем еще больше усилила головную боль. Утро оказалось вовсе не утром: часы давно пробили три, а я проснулась только сейчас. Конечно, была суббота, и я вполне могла позволить себе проспать хоть весь день, однако для меня все же было немыслимо проспать до такого достаточно позднего времени.

   На тумбочке также отыскался полупустой стакан с водой, который я, не раздумывая, тут же опустошила, выпив все до последней капли. Возвращая стакан на место, я вдруг вспомнила, как он вообще здесь появился. Очевидно, его принес Кевин, когда я послала его за валерьянкой.



Ольга Эйзен

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться