Рожденная избранной

Размер шрифта: - +

Глава 5

сентябрь 2018 г.

   - Что?! - удивленно воскликнула я, широко раскрыв глаза и резко обернувшись, высматривая то незнакомое лицо, которое еще несколько секунд назад встретилось со мной взглядом. - Это Элмер?

   - Эй, тише, тише, - произнес Кевин практически шепотом и рефлекторно наклонился еще ближе. - Он нас по-любому услышит, но внимание остальных лучше все же не привлекать.

   - Прости, - сказала я, понизив голос, но продолжая вертеть головой, надеясь сквозь толпу разглядеть нужное мне лицо, но оно все не появлялось, а если и появлялось, то маячило позади других голов и тут же вновь оказывалось загороженным ото всех стеной из окружавших его любопытных учеников и учениц. Особенно последних было вокруг него очень много, что невольно наталкивало меня на мысль о его внешней привлекательности или о его умении обольщать всех и вся с первого взгляда.

   Наконец, прозвенел звонок, и толпа начала рассасываться, заполняя пустевшие до этой минуты парты. Я не отрывала пристального взгляда и только подняла голову выше, ожидая, что теперь точно смогу увидеть, что представляет из себя Элмер, тот, кого нужно бы бояться и остерегаться, особенно девушкам с такими соблазнительными суперсилами, как у меня. И вот люди разошлись, а за партой осталось всего два человека: высокий скучающий парень и короткостриженная брюнетка в очках, которая время от времени робко поглядывала на своего соседа, интересуясь им, но стесняясь это показывать. К моему счастью, парень сидел ближе ко мне, и я хорошо могла разглядеть его.

   - И это Элмер? - спросила я, оборачиваясь к Кевину с легкой усмешкой на губах.

   Когда до этого мы говорили об Элмере как о древнейшем вампире, жестоком и беспощадном, я представляла себе достаточно взрослого, сильного, солидного мужчину, который внушает страх окружающим и действительно может уничтожить все вокруг одним только взглядом. Таков был мой романтический образ, сформированый из моих представлений о злодеях, которые я активно и с удовольствием черпала из сериалов и книг. Однако, вопреки всем моим ожиданиям, Элмер оказался вовсе не тем голливудским красавчиком-демоном, который заставляет дрожать всех вокруг от одного взгляда не то от его каменного, жестокого сердца, не то от своей злодейской сексуальности.

   При взгляде на Элмера действительно нельзя было сказать, что он определенно мерзавец, способный убить любого в этой комнате по щелчку пальцев. Он, несмотря на все слухи о его невероятном возрасте, выглядел подростком, самым обычным, какими полна эта и любая другая школа, и было даже как-то смешно выглядывать в толпе своего потенциального убийцу, а натыкаться на милую юную мордашку, от скуки водящую карандашом по листу бумаги.

   Стоило мне поделиться этим с Кевином, как парень отложил карандаш, поднял голову, и наши взгляды неожиданно встретились. Едва я заглянула в глаза Элмера, как тут же вздрогнула, будто меня только что поразила молния. Мне вдруг стало ясно, почему все, кто слышал о нем, изображают его грозным, бесчувственным и одновременно с этим могущественным. Его серо-зеленые глаза, такие светлые и прекрасно выделяющиеся на этом молодом, даже по-детски молодом лице, несомненно, завораживали одним своим видом, но так же и изучали невероятную холодность. Настолько глубоких и умудренных жизнью глаз я не видела еще никогда. Они, словно две опасные воронки, затягивали внутрь, заманимая своей удивительной красотой, а позже ужасая картинами, которые эти глаза повидали. Его лицо могло улыбаться, заливаться смехом или увядать от грусти, но эти две зеленые бездны все время выражали лишь одно - убийственную тоску. И, каким бы юным ни казалось лицо и внешний вид Элмера, его глаза выдавали его реальный возраст и легко превращали вечно шестнадцатилетнего мальчика в видавшего виды старика, испытавшего многое и порядком уставшего от жизни.

   Однако не только безмерный опыт и глубочайшая тоска наполняли взгляд Элмера. Было в нем и что-то от юноши, от того, кем он хочет казаться окружающим. Возможно, мало кто, взглянув в усталые серо-зеленые глаза, сумел бы разглядеть едва уловимый огонек, но он все же был там. Где-то на самом дне этих заледеневших с годами глаз мерцал огонь, маленькая искра, зажженая морозной зимой под толщей льда и забытая, покинутая всеми. Ее не видели, про нее не вспоминали, но она горела, и, что самое главное, как бы сильны ни были холода, она продолжала гореть. Ледяная стена толщиной с огромный жилой дом, могла заточить огонек в темницу тысячелетних глаз, сделать его тусклым и едва заметным невооруженному глазу, крохотной блестящей точкой на холодной поверхности, но погасить его полностью она была не в состоянии.

   В этом огоньке, прятавшемся где-то в глубине его взора, в глубине его сердца, и заключалась вся сущность Элмера. Отсюда исходило его могущество и всесилие, здесь ярким пламенем сверкали все его безбашенные мысли и тяга к приключениям. Жизнь старалась превратить этот пылающий костер, заставляющий его сворачивать горы, в горстку пепла, однако и великая сила природы оказалась здесь бессильна: пожар уменьшался, но никогда не гас полностью и продолжать сжигать все в его сердце. Пока жив этот огонек, эта маленькая, но сильная искра, жив и сам Элмер - тот легендарный Элмер, о котором мы уже так много слышали.

   Встретившись со мной взглядом, он бегло оглядел меня и как-то неприятно ухмыльнулся, отчего у меня внутри все перевернулось. Скоро Элмер перевел глаза на учителя, пытавшегося объяснять тему, но я еще долго не могла оторвать взгляда от этого внезапно появившегося в нашей школе парня. Я смотрела куда-то сквозь него, и весь мой разум плыл в густом тумане, стремясь к свету, ясному лучику, освещавшему верный путь, однако каждый раз упускал его из виду и блуждал в опустившейся на него пелене, не приближаясь к выходу ни на секунду.



Ольга Эйзен

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться