Рожденная в пепле 2: Империя в огне

Размер шрифта: - +

Глава 4.1

«Магия не хорошая и не плохая. Всё зависит от того, как ты её используешь».

«Мерлин», Гаюс

 

— Магия — сложная штука, — сказал Кай так, будто я не понимала этого, и он открывает мне великую тайну, — но обладать ею хочет каждый, без исключения. А еще лучше, если она будет повиноваться ему лучше, чем другим. Обучиться Чистой магии может каждый — это правда, но пользоваться в полную силу дано немногим. Наша магия зависит от чувств и размеров нашего резерва. От самого огня, того — первородного, которому поклонялись наши предки. И если дух не будет к тебе благосклонен, почувствует твою фальшь, надлом, тебя просто сожрут, поглотят в огне. А простой магией может пользоваться любой, у кого есть дар, и неважен резерв, чувства и внутреннее ядро. Важно лишь знать нужное заклятие и уметь наполнять его — все. Эта магия не такая сильная как наша, Летта. Им никогда не добиться того, что можем мы. Можно сказать, что это просто зависть, которая зашла слишком далеко...

Мне показалось, что мужчина вспоминал что-то личное — слишком расстроенным он выглядел, слишком погруженным в себя, будто тревожил давно нанесенную рану, на которой сам раз за разом продолжает срывать корочку засохшей крови. У отступника есть личные счеты к императору и дознавателям. Их у него просто не могло не быть — слишком давняя война, унесшая много жизней.

— Твоя сестра тоже была одной из нас? — решилась я задать вопрос.

— Ведьмы не бывают отступницами, Виолетта, — покачал головой Кай после недолгого молчания, когда я уже начала думать, что мой вопрос слишком личный и наглый. Он мог и не отвечать. — У них нет того внутреннего огня. Их резерв другой, непригодный для нашей магии. Даже знай они, как пробудить способности и стать чистым магом, не смогли бы творить.

— Но я ведь могу. Хоть и ведьма.

— Я очень удивился этому. Ведь к нам ты попала в форме ведьминского факультета, а колдовала как первокурсник – огневик. Ты своего рода уникум. В тебе смешались два резерва: ведьминский и магический. Я понял это не сразу, вначале я думал, что ты нас обманываешь, — признался Кайрос.

Я ожидала этого. Невозможно было, чтобы мне — пришлой — сразу же поверили на слово. Даже доказать свою принадлежность к Ди Крейнам было сложно, несмотря на то, что вся империя гудела о пропаже темноволосой ведьмы, у которой в отцах значился сам первый советник. Пришлось очень постараться, чтобы доказать что я — это на самом деле Виолетта Ди Крейн. Обманывать отступников опасно, особенно тогда, когда нужно было завоевать их доверие. А потому я решила не скрывать свою личность, тем более что мои портреты весели во всех больших городах и когда-нибудь отступникам бы доложили о том, кто живет у них под боком.

— Такое возможно? Смешивание двух разных резервов?

— Нет. Ты первая, кого я встретил и о ком знаю. По сути, это невозможно так же, как и две магические стихии в одном маге. Мы однополярны, в этом наша сущность. Потому маги воды так плохо ладят с магами огня, а маги воздуха не переносят магов земли. Это противоречит нашей сущности.

Было ли это связано с тем, что это тело занимало две души? Возможно ли то, что у Виолетты в свое время все же проснулась магия, а другая принадлежит уже мне, моей душе? Тогда почему ее не приняли в Академию? Почему все вокруг продолжают говорить, что у нее не было магических способностей? Что-то здесь не так. Пазл не складывался, и недоставало ни одной детали — я не видела половины картины. И меня это нервировало. Я боялась, что в будущем это обернется проблемой. Мной уже заинтересовался император. И не потому ли это, что я — ведьма — смогла открыть в себе способность к чистой магии? Как бы великие умы не дошли до того, что тело аристократки занимает дух из другого мира. Черт, черт, черт!

— В Академии несильно удивились, когда я поступала, — пожала плечами, пытаясь не выдавать того безумия, которое творилось в моей душе.

— Конечно, нет, потому что зачатки могут быть у всех. Не бывает идеально чистых людей, наш характер переменчив. Но вот способности к первородной магии могут открыться только при большом резерве. У тебя же он просто огромен, Летта! Я не знаю, насколько ты сильная ведьма, но при должном обучении со временем сможешь превзойти меня!

Я не знала что ответить, уж слишком меня потрясла информация, а ответа Кайрос ждал, как и моей реакции на его слова. Он пристально наблюдал за переменой настроения на моем лице. А я теряла над собой контроль. Ведь это так многое объясняло! И неожиданное внимание Георга ко мне, и его желание быть ближе... если можно так назвать его низкий поступок с заклятием. До сих пор меня корежило лишь от одного воспоминания о тех днях. Мне было действительно плохо. Снятие заклятия проходило куда сложнее, чем мне рассказывали, слишком плотно оно окутало меня своими мерзкими щупальцами и не желало отпускать. А еще это объясняло желание Совета увидеть меня — диковинку с необычной силой. Мало того что я ведьма, чистый маг, так еще у моих заклятий нет последствий! Каким бы сильным не был выброс — а сила была чудовищна, теперь я это понимаю — я не разорвала реальность. А еще я понимала, что от меня так просто не отстанут. И если мою магию невозможно использовать... меня бы убили. После той проверки, будь они трижды прокляты, магами Совета, меня бы убили, если бы поняли, что я не поддаюсь контролю. Они не стали бы запечатывать мои способности — слишком опасно. Да и запечатывали ли они вообще кого-то? Сильно сомневаюсь.

— Скучаете? — Лариса появилась как никогда вовремя, довольная после охоты и отдохнувшая от выводившего ее из себя Айдена.



Елизавета Визир

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться