Рожденная в пепле 2: Империя в огне

Размер шрифта: - +

Глава 5.2

— Кравкри он, — пояснил Кайрос так, будто это мне что-то объясняло. — Большие степные коты. Боги, Летта, твое образование — отвратительно!

— Просто меня обучали другим вещам, — нашлась я с ответом.

Да, мое образование оставляло желать лучшего. Точнее, его совсем не было. Но ведь и я не прошу его решить мне линейное уравнение с тремя неизвестными. Уверена, в этом мире мало кто может похвастаться знаниями высшей математики.

В дверь постучали. Тот самый мужчина — хозяин "Дороги путника" — принес нам ужин. Две грубо сделанные деревянные миски, наполненные ароматной похлебкой, две плюшки с кашей, пару лепешек и графин с незнакомой жидкостью, по запаху напоминавшей квас. Принести еды для зверей хозяин таверны не догадался.

Я повылавливала из своей похлебки мясо, положила его на хлебную лепешку.

— Кто такие "войные"? — еще раз спросила как бы между прочим, чтобы не сидеть в удручающей тишине.

— Те, кто в будущем хотят стать дознавателями. Обычные вояки, состоящие на службе империи, — не отрываясь от каши, пояснил Кай.

— Армия, иными словами?

— Можно сказать и так. Но обычно там собирается всякий сброд, которым не хватило денег на обучение. Говорят, отслужив десять лет, войные могут перейти на низшую ступень дознавателей. Но мало кто доживает до этого момента.

— Почему? — спросила Лариса, поглядывая на лепешку в моих руках. Пришлось половину отдать ей, сколько бы я не обещала посадить ее на диету — птица невероятно разъелась, питаясь одними хлебобулочными.

— Их посылают на пограничные земли защищать их от врагов. Многие погибают от рук бандитов и работорговцев. Некоторые сами лезут на рожон в поисках славы и величия, не слушая здравый смысл.

— Почему тебя посчитали одним из них?

— Так они все такие наглые, — усмехнулся Кайрос. — И лучше пусть меня одним из них считают, нежели за отступника примут.

Я покивала, полностью согласна с магом. Лучше так, чем отряд дознавателей на хвост, который должны вызывать  все жители империи без исключения при малейшем подозрении, если не хотят пойти как соучастник и умереть от рук палача. А народ не хотел. Жилось в империи, несмотря на распри с соседями, уютно и спокойно. Приемлемые налоги, защита знати и — самое главное — работорговли нет, о чем я узнала только сегодня.

Дальше мы ужинали в тишине. Кайрос не был настроен на беседы и все время о чем-то сосредоточено думал, судя по складке меж бровей. Мне тоже было о чем подумать, так что все, что разбавляло тишину в комнате — это постукивание наших ложек и чавканье животных.

Когда два здоровых, туповатых на вид мужика затащили в комнату лохань с водой, над которой поднимался горячий пар, мы уже доели, и каждый занимался своими делами: Кайрос чистил клинок, я разбирала запасы одежды. С трудом поставили корыто на пол, расплескав воду, и, коротко поклонившись, оба удалились, прикрыв за собой дверь.  Удивительно, но в нашу сторону не бросили даже короткого взгляда. Мужчины смотрели в пол, а каждое их движение было дерганым и рваным, будто они чего-то боялись. Я даже подозрительно покосилась в сторону Кая, предположив, что он сделал "внушение" всему персоналу и посетителям. Но тот выглядел таким же нахмуренным, как и я.

— Ты первая, — кивнул он на лохань посреди комнаты.

— Спасибо, конечно, но я не буду принимать ванную при тебе, — смутилась.

— Боги, Виолетта! Не выдумывай и полезай в воду, пока она не остыла! — закатил глаза отступник.

Меня такое поведение вывело из себя. Кончено, за неделю совместного путешествия мы и спали вместе, и ели, и повидали друг друга с разных сторон, но неужели я одна стеснялась? Неужели мое голое тело не вызовет у него совершенно никаких эмоций? Я до сих пор помнила те чувства, что испытала, стоило увидеть его обнажённого. Решив позлить мужчину, я начала медленно стягивать с себя одежду. Молча, гипнотизируя его взглядом. Пуговицы на куртке закончились слишком быстро, и я схватилась за ремень на штанах, медленно вытягивая кожу из железной пряжки. Пальцы чуть подрагивали, потому пуговицы поддавались с трудом. Мужчина приподнял одну бровь, наблюдая за мной и подбадривая хищной, ленивой улыбкой. Он как будто издевался и не верил, что моего мужества хватит дойти до конца. Ох, милый, как ты ошибаешься! Разозленные девицы двадцать первого века и не на такое способны! Это ваши кисейные барышни стесняются показаться без слоя одежды, а наши ходят на пляже в трех сшитых между собой полосках и гордятся этим.

Брюки упали, скользнув по ногам. Мелкие мурашки сразу же заплясали на обнаженной коже, чуть выше кромки чулок. Я видела, как дернулся кадык Кайроса, стоило мне расстегнуть первую пуговичку белой плотной рубахи и обнажить ключицу. В этом мире не носят нижнее белье. Есть привычные трусики на завязках, из ткани, напоминавшей шелк, но не было бюстье — его заменяли майки на тонких бретельках, либо плотные, приподнимающие грудь корсеты. Я от орудия пыток в повседневной жизни отказывалась, а в путешествии не носила и майку. Мужчина как зачарованный следил за тем, как мои пальцы медленно порхают над пуговками. Когда плотная белая ткань рубахи скользнула на пол, я осталась пред мужчиной полуобнаженной. Тот явно не ожидал такого поворота и дернулся в мою сторону. На секунду показалось, что вот сейчас он сожмет меня своими огромными руками, прижмет к груди и поцелует… Но чуда не случилось. Отступник мотнул головой, еще раз глянул на меня и, схватив за шкирку Айдена, спавшего на кровати после сытого ужина, вылетел из комнаты как ошпаренный.

— Довела мужика, — грустно констатировала Лариса, приоткрывая глаз.

Я-то думала что она, как и альшаин отступника, спит. А нет, моя любопытная подруга зорко следила и явно наслаждалась устроенным шоу.



Елизавета Визир

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться