Рожденная в пепле 2: Империя в огне

Размер шрифта: - +

Глава 8.2

***

Деревня встретила нас лаем собак, перепачканными в грязи детьми и перешептыванием старушек, сидевших на скамейках возле покосившихся домов. Гостей, видать, здесь давно не было, и тут я, да не одна — с Ларисой, а простой люд знает: девушка со зверем — это ведьма. Да только не путешествуют они сами, да еще и на лошадях. Чаще на зачарованных метлах группами передвигаются. Эх, не доучилась я до собственной метлы. Обидно. Такие перспективы собственная метла открывала — ух!

— Матушка, — вежливо обратилась я к старушке, — не подскажете, где постоялый двор? Или к кому можно попроситься на ночлег?

Старушка уставилась на меня немигающим взглядом. Заулыбалась, как-то даже приосанилась, молодея на глазах.

— Чего ж не подсказать? — проскрежетала. — Есть у нас двор, кхе, — усмехнулась она, — постоялый. Да негоже там девице одной появляться, разные люди там собираются.

Конь подо мною всхрапнул — его за хвост потянули маленькие перепачканные ручки деревенской детворы. Пацаненок, стоило ему встретить мой взгляд, тут же покраснел и отбежал к группе детей, что-то говоря им. Те с усердием вникали в каждое слово, заглядывая в рот и смотря, как на героя.

— Что ж делать-то? — вновь вернула свое внимание к бабушкам. — Мне на денек всего, может, на два.

То, что в местной гостинице спать небезопасно, я поняла еще на подъезде к деревне, гордо носившей название "Три дороги". Домов около сотни, может меньше — вот и вся деревня. Даже меньше той, в которой я ночью одежду воровала несколько месяцев назад. А значит, таверна у них одна, и двор постоялый — место сборищ всяких забулдыг. А мне только лишнего внимания сейчас и не хватало. Нет уж, лучше напроситься на постой к кому-нибудь из местных. Я бросила взгляд на старух, внимательно следивших за мной.

— Может, у кого из вас койка лишняя найдется? Я непривередливая и заплачу честно.

— А сколько предлагаешь?— прищурившись, спросила все та же старушка.

— Все по-честному. Цена вашего местного номера. За еду дополнительно серебрянка сверху.

Хорошие деньги для местных. Даже слишком. Но сейчас мне не с руки привередничать. Лариса думала так же. Мы с ней обсудили все еще утром, когда подъезжали к Трем дорогам. И теперь она сидела у меня на плече и помалкивала, крутя головой и осматриваясь.

— Ну пошли, — старушка с кряхтением встала со скамьи. — У меня поживешь. Если что, Магдой меня зовут.

Я соскочила с коня и, поддерживая за поводья, пошла вслед за Магдой. Назвать эту женщину милой старушкой у меня язык не повернулся бы. Несмотря на сгорбленную спину, палочку в руках, на которую она опиралась, Магда выглядела на удивление сильной, и сила эта шла откуда-то изнутри.

— А муж ваш против не будет? — спросила, поравнявшись с ней. — Ведьма все-таки.

— Вдова я, — коротко ответила она. — Отступники убили мужа и двух сыновей.

— Простите.

— Да чего уж там, — отмахнулась женщина, — дело былое. Забылось уже все.

Но я знала — такое не забывается. Это те раны, которые навсегда остаются, напоминая о себе тупой ноющей болью. И как бы сильно женщина ни пыталась показать свою стойкость, я заметила, как складки на лбу стали глубже, губы сжались плотнее, а шаг сбился. Напоминание о семье причинило ей боль. А тут еще и отступница на ночь просится. На душе стало как-то горько. Имею ли я право входить в ее дом после всей той боли, которую ей причинили чистые маги?

Отступники не были святыми и часто боролись за место под солнцем нечестными методами. Таких, как Кайрос — хороших ребят, меньшинство. Многие привыкли к вечной борьбе и ненависти народа. Я с ужасом думала о будущей войне, даже мысленно не решаясь подсчитать предполагаемое количество жертв.

Лариса поглядывала на меня с беспокойством. Ночью мне снились кошмары. Я то и дело вскакивала, подгоняемая ужасом и видениями кровавых магических битв.

— Вот и домик мой, — прервала мои терзания Магда. — Чем богаты, тем и рады. Прошу.

Двухэтажный дом когда-то был добротным и, наверное, не раз вызывал зависть соседей. Сейчас же забор вокруг покосился, грозя в любой момент рухнуть. Чахлые кусты вокруг вызывали только тоску. А сам дом явно нуждался в ремонте и мужской руке. Там окно сквозит, крышу уже нужно бы поменять да половицы на крыльце обновить. Но и то хлеб. Мне всего на пару дней.

Я привязала коня к дереву и, подумав, навесила на него защитное плетение — перестраховаться не помешает. Увидит кто одинокую животину, и мало ли какие мысли появятся? Нет уж, лучше сейчас потратится на магию, чем потом пешком до Академии.

Магда проследила за моими действиями с легким прищуром и понимающей улыбкой. Я схватила сумку, в которую еще вчера ночью переложила все свои и украденные вещи, и последовала за женщиной, не желая больше заставлять ее ждать.

— Спать будешь на втором этаже. Первая комната с левой стороны. За ночь сорок медянок, с едой уже обсуждали. Завтрак, обед и ужин будут на столе, если не успеешь спуститься ко времени, — коротко и по существу начала Магда. — Гостей не водить. Магии чтобы не видела. Не люблю ее.

Я понятливо кивнула. Колдовать я и сама не собиралась. Знала до противного мало, да и выдавать свое присутствие в деревне остаточной аурой не хотелось. Мало ли кто по моему следу идет.

— Деньги вперед? — уточнила я.

— Потом отдашь, — отмахнула бабушка, колдуя над старой, сложенной из камней печью.

Я такие только по телевизору видела да в книжках о них читала, а тут вживую, да такое чудо. Эх, сейчас бы в свою кухню, к электричеству и технологиям двадцать первого века!..



Елизавета Визир

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться