Рожденная в пепле 2: Империя в огне

Размер шрифта: - +

Глава 18.4

Нет, допустить этого никак нельзя. Люди этого мира возводили Триединых в ранг богов как нечто цельное, нерушимое, даже несмотря на запечатанного Ромирана. И если увидят, что они ничем не отличаются от простых смертных, их авторитет падет. Ведь идолы не должны обладать людскими пороками. Боги потому и боги, чтобы быть идеальным олицетворением людских мечтаний. Да, Триединые обладают силой, которая людям и не снились, но это не значит, что они смогут противостоять целому миру существ. Единственным выходом будет полное уничтожение  мира с зарвавшимися людишками. А этого допустить никак нельзя.

Я перевела взгляд на содрогавшуюся от ударов дверь, подскочила к обломкам колонны и постаралась сдвинуть кусок колонны, чтобы заблокировать дверь.

— Что ты делаешь? — чуть прищурившись, недоуменно спросила богиня.

— Ты хочешь, чтобы все увидели, как они дерутся? — с иронией уточнила, пыхтя над очередным камнем.

Богиня задумчиво покосилась на дерущихся мужчин, а потом пощелкала пальцами, и, словно по волшебству, глыбы завалили дверь.

— Я думала, ты не умеешь колдовать...

Я совсем не понимала, как работает божественная волшба. Их сила похожа на ту, которой пользовались маги и я сама. Но они использовали невероятно сложные многоуровневые комбинации, на которые простым людям просто не хватило бы магических сил. Да и, судя по всему, каждый из них обладал какими-то особыми талантами. Не так уж и просто создавать целые планеты одной лишь силой мысли.

— Это сложно объяснить. Наши силы иные. Мы рождаемся не так как вы, не умираем от старости, нас практически нельзя убить. Нас создает Мать. Каждый бог — это порождение Галактики. Мы помогаем ей управлять, создаем новые «дома» и следим за ними. Каждый из нас по-своему одарен, каждого из нас Мать наделила особым даром. И все мы проходим специальную подготовку в Академии перед тем, как создать новый мир. Это сложно понять простому человеку, но так мы живем.

— У тебя не может быть детей?

— Нет, — покачала головой богиня, грустно улыбаясь. — Но я могу создать жизнь. Я могу создать человека так, как если бы он был моим ребенком. Но он будет смертным. Поэтому нашими детьми становятся наши творения. Планеты. Они вечны. В большинстве своем. И мы наслаждаемся любовью наших творений, — мечтательно улыбнулась богиня. — Чем сильнее планета, тем сильнее боги, ее создавшие. Моя сила — сила Жизни и Смерти — дает мне возможность управлять жизненными потоками. Тем, что вы зовете «душой» и «телом». С помощью своей силы я перенесла тебя сюда, возродив тело Виолетты Ди Крейн. С помощью этой же силы я управляю камнями, выискивая в них часть живого. Это специфическая магия, понять ее нелегко.

— Это сложно...  

Если богиня смогла перенести меня сюда, значит, сможет проделать тот же трюк и с моей мамой? Я пережевала за нее. Не так-то просто оставить единственно родного человека одного без всякой поддержки и опоры. Я сходила с ума лишь от одной мысли, что маме пришлось похоронить меня, совсем молодую, и как это могло на ней сказаться. Она после смерти моего отца воспитывала меня одна. И с рождения я испытывала особую, тесную связь с ней даже после того, как я съехала из родного дома, сняв квартиру. И сейчас она совсем одна. Мне сложно даже представить, как она провела этот год.

— Ложись! — навалилась на меня богиня, спасая от обломков разрушенной колонны, которую снесло воздушной волной. — Не знаю, о чем ты думаешь, но приди в себя!

— Да-да, прости, — проблеяла я, побледнев.

О, какой ужас! Я так ушла в свои мысли, что совсем забыла о том, что происходит вокруг! Бросила быстрый взгляд на богов и грязно выругалась сквозь зубы, припомнив родной могучий русский. Вокруг мужчин, скрыв их от наших глаз, вихрился торнадо силы, грозно завывая. Боги, что же они натворили?!

— Что это? — испуганно спросила, некультурно тыча пальцем в черный вихрь.

— Сила вышла из-под контроля, — убито проговорила Вирсавия, неотрывно следя за смерчем. — Так Мать наказывает своих детей.

— И что теперь?

— А теперь ждать.

— Чего?

— Вот этого! — выкрикнула богиня, прикрывая уши руками.

Что-то внутри торнадо взорвалось, разрывая вихри силы на части. Разлетелись на осколки окна, задребезжали витражи, осыпаясь цветными обломками. Мужчин разнесло в противоположные стороны Обители, протянув по полу. Двери снесло с петель. Кто-то, ругаясь, полетел следом, придавленный весом деревянных створок. Я, спрятавшись за колону, ежесекундно повторяла слова призыва щита. Богиня, как и обещала, исчезла в вспышке телепорта, бросив меня одну. Мерзкая баба! Сила, утратившая контроль, ревела и металась раненным зверем внутри комнаты, снося все на своем пути. Деревянные балки падали с потолка. Крыша, не выдержав напора энергии в неравном бою, теперь зияла огромными дырами. Стены едва не скрипели от боли, раз за разом принимая на себя все новые удары, от которых на каменных плитах оставались ужасающие вмятины. Но больше всего доставалась виновникам всего произошедшего. Вихри хлестали богов, как нашкодивших детей. Да только сила ударов была разной. После каждой такой оплеухи на теле мужчин появлялся кровавый след, каждый ужаснее предыдущего.

Колонна, за которой я скрывалась, треснула и разлетелась на осколки. Меня, подняв в воздух, буквально вышвырнуло на улицу, словно блохастого котенка. Я сжалась, приготовившись к удару. Дьявол, какой же силой нужно обладать, чтобы творить такое?! Я не могла даже представить когда и чем это закончится. Мне было страшно. Ужасно страшно. Я, проехав лицом по каменной плитке, которой была уложена столичная площадь, спиной впечаталась в какое-то кафе с яркой вывеской. Сейчас она, колыхаясь от поднятого Силой ветра, угрюмо свисала с одной петли, опасно наклонившись.



Елизавета Визир

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться