Рожденная в пепле 2: Империя в огне

Размер шрифта: - +

Глава 1.1

«Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени».

Дэн Браун

— Кай, черти бы тебя побрали! Сколько можно? — вопила я, припоминая земной фольклор и отплевываясь от земли, попавшей в рот.

Хорошо бы это имело хоть какой-то эффект, так нет же — мужчина только посмеивался, наблюдая за моими мучениями. Я уже миллион и один раз пожалела о глупой затее научиться управлять собственной магией. Да, отступник согласился, чему я, в мыслях рисуя себя великой магиней, была безумно рада. До первого занятия. Избили меня как младенца, и жаловаться запретили. Дескать, сама просила — сама виновата. А жаловаться себе на себя же как-то не комильфо.

— Щит проходили? Проходили. Не выставила? Прозевала? Валяйся в пыли, — безразлично пожал плечами Кайрос.

Мужчина в принципе был холоден. Я отметила это еще месяц назад, когда он выпроводил свою любовницу из замка пинками под зад, буквально подгоняя бедняжку магией — искры пламени не пожалели ее платье и нежную кожу на ягодицах — она успела сверкнуть ей, выбегая из замка в чем мать родила. И наблюдала эту картину не только я, но и все присутствующие в Форте. Что именно у них там произошло — неизвестно, но выяснять это я не собиралась. Своих проблем выше шпиля замка.

— Я не настолько хорошо владею щитом, ты же знаешь. Да и плетения у меня все еще не выходят — слишком сложно.

— Это не мои проблемы. И не проблемы твоих врагов, которым наплевать на уровень твоей подготовки. А он просто отвратительный!

С правдой не поспоришь, поэтому я послушно замолчала, потупив взор, и лелея обиду. Да, недоучка. Но ведь не я виновата, что уже четыре месяца провожу в стенах Форта Огня, занимаясь не пойми чем.

— На сегодня все. Можешь отдыхать, — милостиво разрешил Кайрос.

Мужчина, не дожидаясь моего ответа, развернулся и пошел прочь, не обращая внимания на почтительные кивки прохожих. Многочисленные обитатели замка, как и гости, относились к нему с уважением, вознося его едва ли не наравне с богами. И глядя в спину удалявшегося мага, я понимала почему: сильный, уверенный, несгибаемый, требовательный к себе и другим, но заботливый и неравнодушный к чужим проблемам. Этот мужчина восхищал меня и внешностью, и характером.

— Хватит глазеть! Глазенки сломаешь и слюной куртку закапаешь, стирать потом сама будешь. Иди, давай! — усмехнулась Лариса, наблюдавшая за мной с ветки дерева.

— До чего же ты противная! — покачала я головой. — Я восхищаюсь им как человеком!

— Да-да, я так и подумала.

Наши с Кайросом занятия проходят во внутреннем дворе замка, доставляя удовольствие всем жителям. Поначалу я наблюдала любопытные лица почти в каждом окне — всем было интересно наблюдать за добровольными пытками, как называли наши тренировки местные ребята. Конечно, сейчас ажиотаж поутих, и за нашими занятиями с каждым разом наблюдает все меньше зрителей, но тем не менее я успела заметить мордашку Вальвиры, которая пыталась слиться с деревом. Вот уж кто точно слюной капает на Кая.

— Давно она там стоит? — полюбопытствовала я у Лары.

— С самого начала, — подтвердила мои мысли птица.

Свою особенность, как и многое другое, я скрывала от отступников, предпочитая не выдавать такие козыри. Да и зачем? Неизвестно, кто враг, кто друг, и как они отреагируют. Вот и малышка Валь не знала, что я, в отличие от того же отступника, за которым она, собственно говоря, и следила, прекрасно вижу ее сквозь скрывающее заклятие метаморфов, хотя и без деталей истинного облика.

— Упаси Триединые от таких безумцев, — покачала я головой, наблюдая за девчушкой, тенью скользившей за Кайросом. — Она же больная!

— Пусть живет как хочет, это ее проблемы, — отмахнулась Лариса, не желая снова развивать эту тему. — Ты лучше скажи, удалось найти портрет?

— Нет, — я нахмурилась, — как в воду канул. Может, богиня постаралась?

— Это вряд ли… Она для нас и пальцем лишний раз не пошевелит, ты же знаешь.

— Увы… — вынуждена была признать.

Богиня после того памятного разговора больше не появлялась. И, признаться честно, этому я была рада. Пока все, что она мне принесла — это дополнительные проблемы. Одной из которых был портрет моей мачехи, пропавший в тот же день из кармана моего ученического платья. Найти его мы с Ларисой до сих пор не смогли. Оставалось тайной, кто его взял и зачем. И это меня нервировало. Ведь такая с виду невинная картинка могла принести кучу неприятности моей семье и мне самой.

— Ладно, боги с ним. Что ты выяснила о местоположении камня?

— Ничего, — отрицательно покачала головой арка,— знаю только, что он где-то в замке, но где именно... — развела крыльями. — Мы так годами его искать будем. Я даже представить не могу, где он может быть... Да еще и эти мерзкие альшаины везде шпыняют — сильно не подслушаешь.

— Ты одна из них, — усмехнулась я, — побольше уважения к собратьям.

— Не признаю я этого! Ты как хочешь, а я лучше буду фамильяром, чем каким-то там альшаином!

— Не каким-то, а частью моей души, — почти обиделась я. — Мы наконец-то выяснили причину нашей связи, а ты...

Ларисе и в самом было сложно принять свою сущность. Сколько бы мы ни спорили по этому поводу, она продолжала считать себя фамильяром.

— А я не хочу! — отрезала птица, недовольно нахохлившись.

Я пожала плечами, не желая спорить. В конце концов, мы не так давно встретились вновь и нарушать наступившую идиллию не хотелось.



Елизавета Визир

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться