Рожденная в пепле

Размер шрифта: - +

Глава 10.3

Встретили меня улыбчиво, вежливо поинтересовавшись, зачем приперлась и чего мне здесь надо, из чего я сразу же сделала вывод, что ведьм здесь не любит никто. Даже директор Академии относится к ним с каким-то пренебрежением, судя по тому, как именно меня направили к ним. В голове сразу же сложился образ вредной стервозной дамочки, а таких в Академии имелся целый факультет. Как я понимаю, ведьмой может стать только женщина, мужчин в общежитии я не заметила. Хотя опять-таки в этом я тоже уверена не была. Я вообще мало что знала и мало в чем могла быть уверена.

Меня проводили в отдельную палату, там в большой клетке была заперта скучавшая Лариса. Выглядела она намного лучше. Крыло вновь напоминало крыло, а не кусок мяса с костями. Перышки лоснились и выглядели еще лучше, чем до посещения лазарета. Да и сама она была переполнена здоровой энергией.

— Виолетта! — взволнованно воскликнула Лариса, как только увидела меня. Она хотела было броситься ко мне, но помешали прутьях клетки. — Забери меня отсюда. Я прекрасно себя чувствую, а они все пичкают меня какой-то гадостью, — ворчала Лара. — Нет, ты представляешь, они меня в клетку посадили!

В конце ее голос превратился в возмущенное карканье, она нервно ходила взад-вперед, размахивая крыльями, насколько ей это позволяло ограниченное пространство.

— Я тоже по тебе соскучилась, — усмехнулась, наблюдая за подругой.

При виде ее поведения мне невольно стало легче, я наконец-то смогла отпустить внутреннюю пружину тревоги за нее. Но медицина в этом мире явно шагнула намного дальше нашей. Если уж переломы они лечат за сутки… Может, тут и венерических заболеваний нет? Кстати, регул у меня тоже так и не было, несмотря на мое долгое пребывание в этом теле, хотя морально я была к ним готова. Их нет вообще или же это тоже благодаря магии?

— Конечно же, я скучала по тебе, — почти обиженно, — но сейчас важнее другое! Забери меня отсюда, я схожу с ума!

— Я только спрошу, можно ли, и сразу вернусь, — поспешила заверить пернатую, улыбаясь. — Подожди еще пару минут.

Ее поведение меня смешило. Моя мама так же боялась больниц и врачей. Загнать ее на обследование было невыполнимой миссией. Она упиралась, скандалила, а иногда даже плакала, давя на жалость и действуя шантажом. Но ради справедливости надо сказать, болела она нечасто.

— Простите!

Я выглянула из палаты. Снаружи никого не оказалось, пришлось возвращаться к входу и вновь тормошить дежурного лекаря. Тот поглядывал на меня недружелюбно, я оторвала его от чтения. Ничего, поработает, не сломается!

— Простите, — еще раз повторила, — могу ли я забрать свою… свое животное?

Очередной раз объяснять, что Лариса вовсе не фамильяр, мне не хотелось, да и сомневаюсь, что парниша поймет меня правильно. А потому просто животное. Мое.

— Арку? — лениво уточнил он.

Я молча кивнула. Логично, что из всех я хотела забрать именно ее, ведь к ней и пришла.

— Наверное, можно, — дежурный пожал плечами.

— Наверно?

— Да забирай, что с ней будет? — отмахнулся он.

Меня такое наплевательское отношение к пациентам возмутило. Да, пусть он всего лишь провинившийся студент, отбывавший наказание в лазарете, но как так можно?! Это ведь здоровье, пусть и птицы, но важного для кого-то существа. Конечно, сейчас такое поведение было мне на руку, но кто знал, как это обернется в будущем для кого-то несчастного, попавшего к таким вот лекарям. Попадись мне тот преподаватель, который отправляет сюда студентов…

— Лара, собирай вещи, тебя отпустили, — пошутила я, аккуратно приоткрывая створку клетки, чтобы не задеть арку.

— Слава Триединым! — счастливо воскликнула та. — Ну, рассказывай, как все прошло. Где мы теперь учимся? У меня столько вопросов, ты должна мне все рассказать!

— Тише-тише, все по порядку!

Я решила, что летать самой ей еще рано, а потому подхватила ее на руки. Выходили мы из лазарета под прицелом пытливых глаз дежурившего студента.

— Ну! — поторопила меня Лариса, изнывавшая от любопытства.

Рассказ получился долгим и эмоциональным. Лариса слушала внимательно, не перебивала, за что я была особенно благодарна. Сомневаюсь, что смогла бы начать заново, очень уж все запутанно, а поговорить хотелось о многом, спросить — еще о большем. Уж слишком все сложно для меня, непонятно и непривычно. Когда я закончила, мы уже подходили к столовой, народ еще толпился, что не могло не радовать. Значит, я не последняя и еду все же получу. На меня с аркой в руках поглядывали с любопытством, но сильно не косились. Скорее, просто отмечали для себя новую фигуру, да еще и с такой интересной зверушкой.

— М-да… — под конец рассказа выдохнула Лариса. — С Георгом это нехорошо, конечно, получилось.

— Не то слово, Лара! Представь мой шок, — меня передернуло, стоило вспомнить зеленые глаза, смотревшие с холодной усмешкой.

— Но он вроде адекватный, трогать не стал.

— Я представляю, как ему было смешно… Я ведь угрожала ему потерей места в Академии. Глупость какая, директор вылетает из собственной Академии.

— Кто знал, — попыталась успокоить меня птица. — Тогда он выглядел по-настоящему злым, не думаю, что ему было смешно. Скорее уж, его поразила твоя наглость.

— Ой, все, давай забудем, — попыталась закрыть я тему. — Тебе что взять?

Мы как раз подошли к раздаче. Столовая была типичной, все как в моем мире. Вначале попадаешь в большой зал со столами и лавками. Некоторые столики стояли особняком и рассчитаны были на небольшое количество человек. Дальше виднелись окна раздачи. И судя по двигавшимся студентам, мне предстояло взять поднос и самой выбирать себе ужин. Так я и поступила, пристроившись в самый конец очереди.



Елизавета Визир

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться