Рождённая звёздами

Часть 1. Глава 7. Восхождение гильдии

«Она взойдёт,
Начнёт свой путь,
Её не остановить,
Ею правит месть…

Отрывок из книги: „История мести“»



— Ну и что это было? — устало откинувшись на подушку, спросил я девушку.

— Разве ты не понимаешь?

      Она перевернулась со спины на живот и аккуратно подползла ко мне, затем положила свою правую руку мне на грудь и приблизилась к моему уху. Схватила зубами сережку и потянула ее, отчего я громко застонал.

— Неужели тебе нужно объяснять, что сейчас произошло? М-м-м-м? — тихо прошептала она, и ее горячие дыхание обдало меня.

      По телу пробежали сотни мурашек наслаждения. Эта девушка, эта не та Люси, которую я когда-то знал. Девушка, что сейчас выводит на моем теле ведомые только ей узоры, ее я совершенно не знаю, но ее страсть, напористость и холод, они мне явно нравятся… Мысли о том, что случилось парой минут ранее, полностью заняли мою голову. Я грубо схватил ее за подбородок и, посмотрев в затуманенные глаза девушки, впился в ее губы грубым поцелуем, кусал ее губы и слышал протяжные стоны, даже почувствовал ее кровь на своих губах.

      Схватив Люси за талию, я подтянул ее к себе и она сдавленно простонала от легкой боли. Перевернувшись вместе с девушкой, я оказался сидящим на ней. А она красива. Я никогда и представить не мог, что мы с ней будем такое вытворять. Она ведь хвостатая фея, а я — беглый преступник, убийца и ее враг.

      Я снова поцеловал ее и заложил ее руки ей за голову, больше она не вырвется. Снова укусил ее за шею, а она выгнулась дугой мне на встречу и коснулась своим телом моего, и снова побежали мурашки. А затем мой дом снова наполнился нашими стонами и криками.

      Мы лежали на кровати, Люси спала около меня, укрывшись одним со мной одеялом, ведь в доме было немного прохладно. Она очень сильно изменилась. Волосы отросли и значительно потемнели, из милой и доброй, она превратилась в холодную, властную и безжалостную девушку. Надменность ей к лицу. Перевел свой взгляд на ее одежду, на полу валялись черные брюки из кожи и синяя футболку, чуть поодаль я заметил серые берцы. Ее стиль так изменился, как и она сама, но во сне она мне кажется такой, как раньше.

      Одеяло немного сползло, и я смог увидеть голую спину девушку без каких-либо изъянов. Не смог удержаться, провел своей ладонью по линии хребта. Она действительно очень красива, у нее невероятное тело, и я в этом убедился самолично.

— Холодно, — прошептала девушка во сне.

      Она развернулась ко мне лицом и придвинулась ближе, а затем и вовсе положила свою голову мне на плечо и, уткнувшись лицом мне в шею, касаясь своими губами моей кожи, она тихо засопела. Аккуратно, чтобы не разбудить Хартфилию, я левой рукой укрыл ее, ведь она умостилась на моем правом плече, и нервно выдохнул.

«Как такое могло произойти?» — в моей голове крутилась лишь эта мысль.

      Интересно, а зачем Люси вообще приходила? Я уверен, что не затем, чтобы уснуть голой в моей кровати. Но вдруг в голову пришла совершенно другая мысль. Я думал над тем, как так получилось, что она жива. Ведь по всему Фиору и за его пределами ходили слухи о том, что сильнейшая гильдия всей страны, самая дружная гильдия, которая величает себя одной большой и готовой стоять друг за друга семьёй, Хвост Феи самолично убил сильнейшую Заклинательницу духов. Я даже слышал, как говорили, что на Великих Магических Играх, как какой-то незнакомый Заклинатель обвинил хвостатых в убийстве и обещал им отомстить. Неужели это и была Люсьена? Но как ей удалось выжить? Что случилось в тот день? Если же это была она, тогда выходит, что она винит себя в смерти Сорано и другой Заклинательницы, но почему?

      Я так и продолжал лежать на кровати, старался не двигаться, чтобы не разбудить Люси, я хотел подумать над всей сложившейся ситуацией. Я так и продолжал смотреть в деревянный потолок своего небольшого домика. В комнате царил привычный полумрак, лишь лучи закатного солнца немного освещали комнату, не давая утонуть в полной тьме. Ночь приближалась всё ближе и ближе, а в доме стояла такая же тишина. Мне казалось, будто бы во всей деревне стояла такая же тишина, хоть всегда именно в это время оттуда слышался шум. Обычно, примерно в это время, все кто жил в этой небольшой горной деревеньке, всегда выходили из своих домов, после долгого и трудного дня и собирались вместе, кто-то с кем-то разговаривал, дети играли, подростки сидели у костра и пели песни, по праздникам рассказывали страшные истории. Когда же наступала ночь, взрослые уводили своих детей в дом, укладывали их спать, а затем снова собирались неподалёку от моего дома, на окраине деревеньки, вблизи скал, что окружали нас, и тогда они или веселились, или же решали вопросы. Я никогда не принимал участия в любых их собраниях, жил в деревне, иногда помогал всем жителям в плане защиты. Благодаря этому от меня не требовали моего присутствия на всех собраниях.

      Я так и продолжал лежать и размышлять о своей жизни, о том, как изменится мой мир, после того, как моя гостья проснётся и наконец-то скажет, зачем она приходила в мой дом. Интересно, а как теперь живёт она, ведь всё должно было изменится, кардинально изменится?

— О чём думаешь? — спросила Люси.

      Я так задумался, что даже не заметил, как она проснулась и слезла с моего тела. Теперь она просто лежала рядом и так же, как и я смотрела в потолок; думала о чём-то своём. В ответ я промолчал. Не смотря ни на что, мы всё ещё остаёмся врагами. Хартфилия встала с кровати, даже не попытавшись, хоть немного прикрыться от меня. Быстро нашла свою одежду и принялась одеваться. Решив, что негоже вот так вот лежать, тем более, что нам предстоит важный разговор, я встал с кровати вслед за девушкой и так же, как и она, оделся.

— Снять печать изолирования, врата духов. Восстановление, — проговорила Заклинательница.

      Она начертила в воздухе перевёрнутую восьмёрку, при помощи указательного пальца правой руки, и тут я увидел шрам на её руке.

— Что с твоей рукой?

      Я задал вопрос и подошел к девушке практически вплотную, грубо схватил её за руку и резко повернул её вверх так, что мог легко увидеть, что с стало с кожей на её руке. Это был один единственный шрам, шрам в виде знака гильдии Хвост Феи. Неужели они её выгнали, но за что, за её силу и мощь, за… Я даже представить себе не могу, за что её могли изгнать.

      Только я хотел было озвучить свои вопросы и догадки, как с улицы, со стороны деревни, донеслись крики. Кричала какая-то девушка, её звонкий голос неприятно резал слух. Что такого там могло случится, что она вот так вот кричит. Небось опять кто-то из мальчишек притащил из крошечного леса, что был неподалёку от самой деревни, какое-то животное и напугал кого-то из местных девчонок. Но следом за девушкой-подростком, послышался крик взрослого мужчины, можно даже сказать дедушки. Вот тут я и понял, что на деревню совершили набег, поэтому и было так тихо.

— Ты не справишься один, — заявила Люси, возле которой уже стояла Дева.

— Не делай поспешных выводов, — бросил я ей и поспешил покинуть дом.

      Как только я вышел на улицу, то тут же увидел, что мой дом находится под куполом, а я, соответственно, тоже. Вокруг деревни и над ней, из колючих лиан была сплетена клетка, а по периметру стояли маги, что поддерживали её при помощи своих сил. Что им нужно? Это ведь не обычный набег с целью грабежа, в этот раз что-то гораздо серьёзнее. Неужели им нужен я, хотя тогда на моём доме не стоял бы этот купол. Им нужен кто-то или что-то, что есть в деревне, а чтобы я им не помешал, они заперли меня здесь.

— Они тебя подослали? Ты отвлекала меня, чтобы они меня здесь заперли? — крича я вбежал в дом.

— Я ведь уже говорила, что пришла с миром… И ещё одно, я никогда не перейду на сторону тех, кого уничтожаю, — ответила мне девушка облачённая в плащ. — Я одна из Совета, следовательно, я не могла этого сделать.

      Люси одела на голову капюшон и вышла на улицу вслед за мной. Я попытался разбить этот занавес, но ничего не вышло. В это время она лишь наблюдала за мной. На ней был одет странный плащ, не тот в котором она пришла ко мне, совсем другой, тот был чисто чёрным, этот был совершенно другим, но чем-то напоминал те, которые носят Богоизбранные или Советники.

— Я ведь говорила, что ты один не справишься. Отойди в сторону и не мешай. Их слишком много для тебя одного, к тому же, среди них есть Богоубийца и это значительно усложняет нам задание. Вступишь в бой, когда я скажу, если они до того времени не разбегутся.

      Пока девушка говорила к нам приблизилось несколько человек, что держали в металлических клетках всех жителей деревни. Меня методично подвинули в сторону, и Люси сделала несколько шагов вперёд, при этом, практически вплотную приблизившись к барьеру, что удерживал и меня и девушку.

— Моё имя ничего вам не расскажет обо мне, — не слишком громко начала говорить девушка, обращаясь к разбойникам, а затем сделала небольшую паузу и продолжила уже более увереннее, — поэтому, не думаю, что стоит разглагольствовать на эту тему… — она сделала ещё одну паузу. — У вас есть два варианта. Вы должны отпустить не в чём не повинных селян и, убрав клетку над всей деревней, удалиться, можете даже не снимать барьер с этого дома, чтобы убедится в том, что мы не бросимся вам вдогонку и при этом все вы, будете живы и не ранены, — Люси говорила не очень громко, но была уверенна в своих действиях и словах. — Другой же вариант, совершенно противоположен первому. Так, что вы выберете? — и она поправила свой капюшон, хоть тот бы и так не слетел, уж я то уже сам проверил, что просто так его не снять.

      Хоть и слова девушки были пафосными, а вся её серьёзность напускной, игрой на публику, она всё же уже была готова к началу боя, она была уже готова разрушить барьер, всё это было видно по тому, как она медленно, не делая резких движений, вставала в боевую стойку. Но не смотря на свою готовность к битве, что должна была случиться, слова о том, что она их отпустит, были всего лишь фарсом с её стороны, она никогда бы не отпустила их просто так, но не смотря на всё это, её забавляла сложившаяся ситуация, её это веселило. И лишь теперь я понял, что она даже не позволит мне вступить в бой, видимо цель её прибытия была слишком важной для Хартфилии, чтобы она могла позволить себе разрешить мне участвовать и получить ранения, без этого никак, враги превосходили нас в числе, это был неоспоримый факт.

— Что-то уж слишком самоуверенными стали маги светлых гильдий, даже не хотят показывать своё личико, чтобы потом не говорили, что такой великий маг замарал руки в крови недостойных внимания магов из тёмной гильдии, — откровенно издевался над Люси мужчина, видимо главный среди них.

      Он вплотную подошел к барьеру, будучи слишком уверенным в том, что незнакомка ничего не сумеет ему, что-либо сделать. Он искренне верил, нет, знал, что она не способна сломать его барьер, но ошибался, как никогда в своей жизни.

— Я не маг из светлой гильдии, — буквально прошипела девушка, видимо эти слова напомнили ей о Хвосте Феи, что невероятно её разозлило. — Я представитель власти и имя мне Марджиа.

— Ребятки, — обратился злодей к своим друзьям, — вы только посмотрите, кто попал в наши сети, представитель власти, девчушка на побегушках у Совета. Думаю, они не слишком расстроятся, если мы с ней поиграем, а затем убьём, мёртвое тело отправим им почтой, маленькими кусочками, — и он противно засмеявшись, положил руку на барьер.

— Найт, — позвала она меня, — отойди немного от греха подальше, иначе задену тебя, а нам ещё нужно поговорить.

      Я послушно исполнил её просьбу. Она была зла и не контролировала ни себя, ни свою силу, это мог ощутить каждый, кто здесь присутствовал. И наши враги не были исключением, видимо, не такие глупцы, которыми считали их мы. Они заметно напряглись и приняли боевые стойки, будучи готовыми вступить в драку и применить свои лучшие заклинания. Видимо после того как её изгнали из гильдии, она стала слишком независимой.

      Люси прикоснулась левой ладонью к поверхность купола, что нас с ней держал в ловушке, и на светло-голубой поверхности начали появляться планеты и звёзды, она напитывала своей звёздной магией весь барьер. От диссонанса двух сил, что встретились: силы, при мощи которой был создан барьер и той, которой его напитывали; по его поверхности разбежалась паутина из маленьких трещин. Увидев это тот, кто касался барьера с противоположной стороны, отшатнулся от него и сделал несколько шагов назад, подальше от ломающегося барьера и того, кто с ним такое делает.

      Барьер с характерным треском, не слишком громким и напоминающем звук, когда разбивают зеркало или стекло — разбился. Миллиарды крошечных и очень острых осколков полетели и в нас, и в врагов. Люси резко дёрнулась встала передо мной, закрыла собой меня. Только я хотел было возмутится по этому поводу, как Люси просто взмахнула рукой и мы оказались в какой-то сфере, но не только мы одни, но и все жители деревни. Осколки барьера врезались в сферы, а затем с удвоенной скоростью полетели в сторону врагов.

      Послышался мужской крик, и я довольный тем, что сделала Люси, злостно улыбнулся, захотелось поучаствовать в кровавой бойне, что должна произойти через несколько секунд. Но среди мужской брани и стонов боли я и моя гостья услышали тихие всхлипы и редкие вскрики какой-то девушки, голос шел из самой гущи врагов.

— Я отвлеку на себя их всех, — и она указала на врагов, что уже начинали подниматься с земли, — а ты помоги девчонке, скорее всего они пришли именно за ней, раз она оказалась среди них, а не была в клетке с мирными жителями. Но убедись, что она не враг, если что, действуй по ситуации, — она убежала в противоположную сторону, но я сумел услышать брошенную на последок фразу. — Я доверяю тебе, как никому другому, помни об этом.

      Люси умчалась подальше от меня и заточённых в клетки жителей деревни. А так, как заточённые люди преграждали ей путь к лесу и выходу из полукруга гор, что словно неполная луна возвышались над местностью, то девушка побежала к тем самым горам, что сразу же возвышались к небесам, резко устремлялись к небу и не было никаких пологих склонов. Она сама загоняла саму себя в ловушку и это прекрасно понимала, и я понимал тот факт, что выхода другого просто нету. Мужчины резко поднялись с земли и, забыв о моём существовании, побежали за Люси, никто не остался возле раненой, за которой они, собственно говоря, скорее всего, приходили. Я решил не тратить драгоценное время и поэтому тут же стремглав бросился на помощь.

      Время очень сильно поменяло меня, а жизнь в этой небольшой горной деревушке, окончательно и бесповоротно закрепила во мне все эти изменения. В первый раз, когда я только заметил самые крошечные изменения, подумал было, что схожу с ума и не на шутку перепугался, далее мне стало казаться, будто я начинаю быть похожим на магов гильдии Хвост Феи, что меня ещё больше разозлило, можно даже сказать — привело в бешенство.

      Подбежав к девушке, я действительно узнал в ней одну из жительниц деревни. Она лежала на усыпанной осколками от барьера земле, из светлой кожи торчали те самые осколки, а из ран сочилась кровь тоненькими дорожками, словно слёзы, что текли по миловидному личику. Но, казалось, будто девушке было больно не от этих ран.

— Ты маг? — озвучил я свою догадку.

      Девушка со страхом в глазах посмотрела на меня и утвердительно кивнула. Не смотря на все мои изменения, по деревни ходили слухи о моём неясном тёмном прошлом, к тому же, внешность, которую я решил оставить такой, какой она есть, подтверждала догадки мирных жителей.

      Благодаря молчаливому ответу пострадавшей мне стало ясно, что у девушки магическое истощение и это подтверждала не естественно бледная кожа, большие синяки под глазами, что были куда больше и ярче синих словно океанские воды глаз незнакомки, а так же проступающая под кожей паутинка из вен, что виднелась на коже голубоватым плетением.

      Первым делом я решил избавить её от истощения. Приложив свои руки к вискам девушки, что лежала у меня на коленях, я представил, как моя магия плавно переходит из моего тела, через пальцы, в тело девушки, при этом постоянно сплетаясь и меняясь. Это доставляло некую боль мне, но я мог и потерпеть, а вот если бы я просто переправлял ни капли не изменённую магию, то больно уже было бы пострадавшей, а ей и так порядком досталось. Я решил не вытаскивать из её тела осколки барьера, а всё потому что она могла получить банальное заражение крови, и тогда процент на её спасение тут же понизился.

      Где-то у самого подножья скал блеснул золотистый свет, я заметил это боковым зрением. Затем над толпой мужчин взмыла Люси, но перепрыгнув их, снова побежала по земле, стремительно приближаясь ко мне.

— Как у тебя предстоят дела? — создавая вокруг нас защитный барьер, спросила Хартфилия.

— У неё магическое истощение, я помог, но не до конца, нужно особая процедура, которую на скорую руку не проведёшь, тебе должно быть об этом известно. Так же у неё большое количество ран. Вытянем осколки здесь и сейчас — будет заражение, позже — может умереть от потери крови. В общем, я в замешательстве и не знаю, как поступить, — пытаясь не дать наиболее пострадавшей жительнице этой деревни потерять сознание.

— Что же делать… Что нам делать? — спросила Люси сама себя, так и продолжая скрывать своё лицо по капюшоном, хоть сам плащ и был уже прилично потрёпан, а в это время наши враги плотным кольцом обступили барьер и пытались его разрушить. — Кажется, у меня есть план, — после пяти минут размышления наконец-то заговорила Люси, барьер всё ещё держался. — Я призову трёх духов. Один от сюда унесёт на себе её, — и она указала на лежавшую у меня на коленях девушку, — хоть будет и не очень этому рад, другой во время перемещения будет её лечить, а третий обеспечит им полную защиту. Ты… Ты останешься здесь, а я постараюсь одним заклинанием победить их всех, парочка, что останутся, будут на тебе, потому что я уже буду не в состоянии что-то сделать или как-то тебе помочь. Тебе всё ясно?

      Я хотел было возразить, что ей не стоит одной так напрягаться, но вместо этого ответил чётко и громко: «Да!».

— Как тебя зовут? — обратился я к пострадавшей.

— Элладия Кирс, — тихо прошептала в ответ она и всё-таки потеряла сознание.
      
Люси встала ко мне спиной и, сосредоточившись, тяжело вздохнула и выдохнула. Я понятия не имел, что она сейчас будет делать, хоть она мне и рассказала. Но я понимал, что призыв трёх духов это сложно, к тому же она собирается использовать ещё и заклинание, что должно поразить практически всех наших врагов.

— Покорившего воздух, откройтесь, врата. Альфин. Облик души. Познавшего жизнь, откройтесь, врата. Единорог, — даже не вытащив ключи, призвала двух духов Люси, а затем материализовав перед собой золотой ключ, продолжила. — Царя зверей, откройтесь, врата. Лев.

      Перед нами уже стояло существо из легенд под названием Альфин, а рядом с ним появился парень с именем мифического существа, а уже рядом с двумя не знакомыми мне духами появился Лев. Множественный призыв. А за прошедшее время она значительно выросла в плане магии. Но я никогда не видел двух духов, которые появились первыми. Ангел рассказывала о двенадцати духах зодиака, а они были явно не ними.

— Объясни-ка мне, Люси, почему это ты запечатала наши врата? — как только появился сразу набросился на девушку Лев. — И постарайся найти правдоподобное объяснение тому, что я видел? — поправив очки, продолжил говорить звёздный дух.

— Не до этого. Потом с тобой поговорим. А сейчас, — и она посмотрела на трёх духов, — сейчас ты, Альфин, должен переправить её, — и Хартфилия указала на девушку без сознания, — к Кинане. Единорог, во время полёта тебе нужно будет подлечить девушку, кроме видимых ран у неё магическое истощение. А ты, Локи, должен их защищать, но для начала тебе нужно будет подпитывать своей энергией Альфина, потому что он не выдержит троих. Всем всё ясно? — спросила Заклинательница, при этом ключ Льва исчез из воздуха.

— А ты? — вместе с Единорог и Элладией садясь на спину Альфина, спросил Лев.

— У меня тут есть ещё дела.

— Не перенапрягайся, любовь моя. Ты ещё не готова держать двое врат «Героев Небосвода» и мои открытыми одновременно и при этом использовать заклинания. Это может окончиться плохо, поэтому будь осторожной.

      Люси в ответ лишь согласно кивнула и духи вместе с пострадавшей взлетели в небо и, пролетев между «прутьями» клетки, что висела над деревней, исчезли в неизвестном для меня направлении. Заклинательница заметно напряглась, видимо ей действительно приходилось много отдавать магии и сил на этот призыв. А эти два духа, которых я вижу впервые, они, наверное, очень сильны, раз на них требуется столько сил, а Хартфилия далеко не слабой волшебницей была ещё тогда, во времена когда ещё шестеро просящих были союзниками. Ещё тогда в ней можно было увидеть огромный потенциал, но, увы, не всем было дано это увидеть. Уже после всего случившегося ко мне наконец-то дошло, что случись всё это на несколько лет позже, она бы справилась бы со всем с лёгкостью. Не раскрытый потенциал, сила которая дремлет где-то внутри, всё это есть в ней. Я уверен, однажды её имя войдёт в историю, а дети будут обязаны знать историю её жизни, точно так же чётко, как и историю войны волшебников, что произошла много веков назад, между драконами и людьми.

— Я уничтожу клетку над нами и справлюсь с врагами, — обернувшись ко мне лицом, начала говорить Люси. — Есть вероятность, что с несколькими из них тебе придется закончить самому и на тебе будет освобождение всех жителей деревни. У меня не хватит сил, чтобы сделать все это самой, а если сделаю, то не смогу держать открытыми врата духов и та девушка, она погибнет, — смотря внимательно мне в глаза, продолжала говорить Хартфилия, так и продолжая внимательно всматриваться в мое лицо.

— Мы еще повоюем, вместе, — вытянув руку для рукопожатия, произнес я.

— Будь уверен в этом. Команда? — и она пожала мне руку.

— Команда, — ответил я ей и сжал маленькую ладошку в своей руке.

      Подул легкий ветер, и плащ девушки начал развеваться на ветру. Мы разъединили наши руки, и Люси покинула сферу, что нас защищала. Враги сделали несколько шагов, образую круг вокруг Заклинательницы.

      Она просто замерла на месте, не шевелилась, нападавшие уже хотели было пойти в атаку, но застыли точно так же, как и девушка. Их напугало то, что стало происходить с Хартфилией. Вокруг девушки, вихрем стали появляться потоки её магии, она выпускала её наружу, вихрь становился всё сильнее и сильнее, плащ трепало от сильных потоков магии, и в одно мгновении он слетел с неё и улетел к лесу, где зацепился за ветку одного из деревьев.

      Её глаза были закрыты, а по лицу, начиная от глаз, начали расползаться золотые линии, закручиваясь в причудливые узоры и переходя уже на шею и исчезая под воротом футболки, а спустя пару секунд и её руки были покрыты этими узорами. Люси так и не двигалась, стояла каменной статуей, красивой, величественной, но пугающей своим королевским видом, своей безжизненной бледностью кожи. Казалось, будто бы она действительно замерла, застыла на века, чтоб её помнили, знали, но боялись.

      Так и не открыв глаз, Заклинательница начала говорить, она не кричала, но и не шептала, её голос был ровным и спокойным, словно океанская гладь во время самого солнечного и безветренного дня.

— Одна из звёзд…
Земного мира…
Приди ко мне…
Даруй свою мне силу…
Прошу помощи у той…
Что в заточении…
Жизнями…
Взамен тебе я отплачу…
Смертоносная Звезда!

      Я замер. Слова заклинания дали ясно понять, что оно отнимает жизни всякого, кого поражает, и это было самым страшным. Я привык отнимать жизни, использовать магию для смерти, но и я в последнее время перестал это делать, хоть порой так хотелось. Но я… Я никогда и подумать не мог о том, что сила звёзд может убивать, и, что такой Заклинатель, как она, светлый маг, способен на такое.

      Вихрь начал светиться золотым сиянием, переливаясь от белоснежно белого к угольно чёрному, а затем его лучи устремились ко всем нашим врагам, к тем, кого, видимо, Люси и считала врагами. Лучи касались мужчин в области сердца, и те кричали, а затем становились чёрными и исчезали, а человек падал замертво. От этих криков даже у меня волосы становились дыбом, у того, кто убивал, кто был чёрным магом, хоть, официально, таким остаюсь и на сегодняшний день.

      Я посмотрел на неё, из её носа уже тоненькой струйкой текла кровь, а это значит, что Люси находиться на грани своих сил. Вдруг она упала на колени, а из глаз полились слёзы, а затем всё вокруг заполнил крик девушки, этот крик было слышно и на пиках гор, у самого подножья гор, где-то там далеко, его слышали жители города, что был не далеко. Ей больно. Что же это за магия, что причиняет тому, кто её использует столько боли. Заклинательница упала на колени, а вместе с ней и последний враг, крики стихли и вокруг повисла тишина, вихрь исчез, а золотое плетение линий на руках и лице девушки, растворилось в воздухе чёрной пылью.

— Что ты творишь? — с криком я подбежал к девушке.

— Отнеси меня под какое-то дерево и оставь там, но перед этим, найди мой улетевший плащ, — сидя на земле и утирая кровь, что так и не хотела останавливаться, сиплым голосом говорила Люси.
 



Екатерина Щербанюк

Отредактировано: 21.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться