Рождённая звёздами

Часть 2. Глава 2. Падение барьеров и души

Не подчиняйся тьме...
Словам её не верь...
Храни в душе свой свет,
И отвечай ей: "Нет"

Лишь: "Нет"!

"Наставление для Ул"
Автор: Северный Мудрец-маг



— Казнь? — пытаясь устоять и не упасть, севшим голосом спросил Макаров, Мастер гильдии «Хвост Феи». — Прошу вас, молю, госпожа Марджиа, не делайте этого. Неужели разрушенный город стоит жизни троих столь сильных магов? — он практически рыдал.

— Вы правы, — Макаров просиял, но я продолжила говорить, — разрушенный город в действительности не стоит их жизней, но, десяток погибших, мирных, ни в чём не повинных, обычных граждан, стоит того. Ваша гильдия и маги, вы слишком многое себе позволяете. Совет уже не тот, что раньше, он изменился, в нём появилась я и много других новых магов, поэтому терпеть и спускать вам с рук всё то, что спускали раньше, уже никто не будет. Вам стоит преподать урок. Все вы прекрасно знаете, что на уничтожение города, мы готовы закрыть глаза лишь в том случае, если задание заключается в том, чтобы истребить тёмную гильдию или же сама суть задания состоит в том, чтобы зачистить город. Но самое главное и ужасное-таки это то, что вы не понимаете своей вины, это наиболее ужасно.

      Мне действительно нравилось, как человек, которого я готова была называть вторым отцом, сейчас стоит передо мной практически на коленях и молит меня о пощаде. Если бы он только знал, кто сейчас насмехается над ним, но, увы, я не собиралась сегодня показывать, кто я есть на самом деле.

— К тому же, — снова начала говорить я, смотря на четырёх магов «Хвоста Феи», — я ведь не говорила, что собираюсь их убить, — на лицах всех присутствующих отобразилось непонимание и недоверие.

— Но, позвольте… Вы ведь сказали, что хотите казнить их. Как нам понимать вас, как истолковать ваше предложение? — задал вопрос седьмой Богоизбранный.

— Очень просто, я не говорила, что предлагаю казнить их тела, я хочу убить их души, а оболочка, пускай она живёт, — искренне улыбаясь, ответила я, и они увидели эту торжествующую улыбку.

— Интересное предложение, мы готовы принять вашу задумку, только изложите её суть, — ответила на мои слова Минерва Орландо, что стала пятой Богоизбранной.

— Эрзу Скарлет, лишить магии на два месяца и запереть на месяц в темницу Райской Твердыни, одну, с её личным надзирателем и надеть кандалы на руки и ноги, — Титания в слезах упала на мраморный пол. — Грея Фуллбастера отвезти на Север, на место смерти его учителя Ул, а его сознание заключить в тело ребёнка, которым он был, когда убил своего учителя. А Нацу Драгнила заключить в клетку памяти-боли. Срок наказания для всех троих — два месяца. Грею и Нацу разрешается пользоваться магией, только вот она им всё равно не поможет.

— Решение принято, — провозгласили все Богоизбранные вместе. — С завтрашнего утра, наказание вступает в силу, — сказал один из них.

— Прошу вас, делайте со мной всё, что хотите, — сложив ладони рук в умаляющем жесте, говорил Мастер Макаров, — но их, прошу… Не делайте этого с ними. Марджиа, вы ведь тоже Мастер, все те маги, которых никто не знает, они ведь вам дороги, они ведь тоже для вас семья, ваши дети, вы ведь должны понимать меня… Вы ведь убиваете, должны понять и их тоже, — он перегнул палку, и я резко встала со своего места.

— Нет, мне не понять вас, ни вас, ни ваших «детей». Потому что, ни «Дети Виверны», но в первую очередь я, никогда не тронут тех, кто не виновен, потому что я убиваю лишь наших с вами врагов, а вы демонстрируете свою силу на мирных жителях. Вот поэтому мне больше никогда не понять ни вашей философии, ни философии ваших «детей», — я стояла перед хвостатыми магами.

— Монстр, кто-то в этом мире создал монстра. Хотел бы я посмотреть в глаза тому магу, что искалечил вашу душу и превратил обычного мага в бездушное создание с магией, предела которой никто так и не видел, — я даже рассмеялась на эти слова, но в душе уже чернела огромная буря, что вот-вот должна была перерасти в настоящий шторм или буран.

— Аха-ха-ха, как смешно, — и я притворно согнулась, при этом держась за живот. — Смешно, — прекратив смеяться, сказала я. — Узнай вы имя этого человека, упали бы вслед за Титанией на этот мраморный пол с выражением полного ужаса на лице. Пока что вам не стоит знать имя того человека. К тому же, уж точно не вам, меня судить, вы не имеете на это никакого права, — я говорила совершенно серьёзно, без малейшего намёка на смех, а внутри горело пламя боли, душевной боли, что буквально съедала меня изнутри.

— Вы слишком самоуверенны, слишком много мните о себе и своих магах. Три месяца назад, вы дали обещание, что ваша гильдия станет лучшей, но так ничего и не сделали. Вы лишь постоянно ездите по заданиям и в самой гильдии бываете крайне редко. Вы не думаете, что пока вы сколачиваете для себя состояние, при этом совершенно забыв о своих обязанностях Богоизбранного Советника, за вашей спиной, два некогда тёмных мага создают магов, что пойдут против всех нас с вами войной? Вы говорите, что мы слишком многое себе позволяем, но это обосновано на звании: «Сильнейшая гильдия Фиора», но на самом деле, это вы тот маг, которого не возможно контролировать и хоть как-то сдерживать, вы делаете лишь то, что вам вздумается, — Макаров гигантизировался и теперь свысока смотрел на меня.

— Что по поводу двух тёмных магов, то я говорила однажды, что беру полную ответственность за их поступки на себя, так что, минутой ранее, ты, Макаров, — я внезапно, даже для себя самой перешла на «ты», — обвинил меня, Марджиу, «Нулевую» Богоизбранную в том, что я создаю армию тёмных магов. К тому же, по заданиям я езжу для того, чтобы поднять гильдию на ноги, молодой гильдии нужны деньги абсолютно на всё. И ещё одно, в прошлом я позволяла себя контролировать, меня сдерживали все, кто только мог, но однажды, один маг и его друзья сняли эти ограничения, даже сами того не подозревая, с тех пор я не позволяю себя контролировать, а сдерживаюсь лишь по собственному желанию, — под моим напором хвостатый Мастер снова уменьшился в размерах. — И тебе, Макаров, никогда не понять, что значит поднимать молодую гильдию в нынешние времена. Если хочешь знать как это, то спроси у Первой, она ведь стоит рядом с тобой, я ведь вижу её, — Нацу, Эрза, Грей и сам Макаров шокировано уставились на меня.

      Я была довольна собой, мне нравилось смотреть, как эти псевдо могущественные маги удивлённо хлопают глазками, как ими постепенно овладевает страх предо мной, перед неизбежной войной между нами, между нашими гильдиями. Это было очевидным, лишь вопрос времени, когда же всё это начнётся. Мне кажется, что уже где-то через месяц после того, как «Дети Виверны» начнёт выполнять свои первые задания, как члены этой гильдии.

      Встав со своего места, я покинула зал, в котором проходило собрание. В том зале остались десять Богоизбранных и четыре мага из гильдии «Хвост Феи», а так же призрак их Мастера основателя. Проносясь по коридорам Магического консульства, я выбежала из него. В назначенном месте меня уже ждал Эрик, а возле него стоял Миднайт, друзья разговаривали между собой.

— Джиа, — одновременно воскликнули оба парня, когда я неожиданно, для них, появилась рядом с ними.

— Что он здесь делает? — на глаза навернулись слёзы, но благодаря моему капюшону, мне удалось скрыть их.

      Найт виновато потупил взгляд, а Эрик издал какой-то нечленораздельный звук, в попытке придумать оправдание. Недалеко от нас, часы, что находились в двухэтажной башне, показывали полтретьего дня. Сердце сжималось от обиды. Я понимала, что одновременно, Найт виноват, но в тоже время, то, что он правильно поступил, но почему-то от этого не становилось легче, скорее, даже наоборот. Руки дрожали, из-за этого, пришлось сжать ладони в кулаки, чтобы не показать друзьям того, что я на грани истерики.

— Впрочем, — я снова заговорила, голос предательски дрогнул, но я продолжила говорить, — мне это не важно. Вы двое, отправляйтесь обратно в гильдию и соберите всех на перроне, как мы и договаривались, я прибуду в нужное время сразу же к месту сбора. Чтобы в шесть все уже были на перроне… Сами доберётесь к гильдии? — строго спросила я.

— Конечно. А куда ты идёшь? —спросил меня Эрик.

      Парень уже был готов выслушать целую лекцию по поводу того, что это не его дело и это только моя жизнь, поэтому он не имеет никакого права вмешиваться в неё. Всё это было видно по тому, как он напрягся и даже, непроизвольно, сделал несколько шагов назад. Но сегодня, я не собиралась ничего такого делать, не в этот раз.

— Хочу проведать могилу матери, и отца тоже, я уже давно не наведывалась к ним, — спокойно ответила я, а парни расслаблено выдохнули.

      Я развернулась и направилась подальше от здания Совета, за своей спиной я услышала печальный вздох одного из парней, а затем тихий хлопок. Повернувшись, я уже не обнаружила своих друзей-согильдийцев, что стояли у меня за спиной минутой ранее. Из-за того, что они совместили свои силы, чтобы потратить меньше энергии, ведь перенос или же телепортация, всегда отнимают много магии, поэтому и произошел этот странный хлопок.

      Вызвав одного из своих духов, я отправилась в путь, в голове строились совершенно разные мысли, и ни за одну из них мне так и не удавалось ухватиться. Какие-то совершенно разные, не связанные между собой: мысли, догадки, сомнения и желания — устроили у меня в голове свою собственную войну, отчего виски внезапно начало ломить. Я чуть было не упала со своего верного духа, но вовремя успела ухватиться. Прижавшись к своему другу, я продолжила свой путь.

      В моей голове внезапно всплыла одна догадка, по поводу внезапно появившейся головной боли. Но это был просто абсурд, с чего бы это делать этой девушке? Но защита от отслеживания уже практически пала, поэтому сомнений не было…

— Кана Альберона, зачем тебе нужна Люси Хартфилия? — спросила я в пустоту неба.

      Но не смотря на то, что рядом никого не было, она и вся гильдия «Хвост Феи», что давали девушке магию для исполнения этого заклинания, они меня услышали. 

— Зачем вы ищете её? — задала я сразу же ещё один вопрос.

— Кто ты? Почему заклинание вывело меня на тебя? — голос девушки дрожал от перенапряжения.

— Не тебя, а вас. Сколько бы лет не прошло, но тебе никогда не удастся использовать данное заклинание в одиночку, пускай ты и дочь великого мага, но тебе никогда в жизни не превзойти отца. Ты могла бы это сделать, но не в твоей гильдии. Так с какой целью, вы, все, потревожили меня, в конце концов, я ведь специально сняла защиту, после того, как обнаружила, что хвостатые прибегли к такому? — я всё ещё летела в небе при помощи своего товарища — Пегаса.

— Я… Мы, — поправила сама себя девушка, — мы искали Хартфилию…

— Я, не она. Вы наткнулись на меня по той причине, что я являюсь сильнейшим заклинателем Звёздных Духов, а после того, как вы убили её, её душа и тело превратились в звёзды и теперь она живёт в каждом создании звёзд. Так как у меня все ключи, следовательно, у меня больше всего частиц её души и тела.

      Приходилось врать, хоть в моих словах и была не малая доля правды, но всё же, было как-то не уютно в такой ситуации. А правда была в том, что моя душа, из-за тесного контакта с духами, действительно соединилась с ними. На меня это никак не действовало, но со временем я стала чувствовать их души, ещё лучше понимать своих верных друзей, что всегда оставались рядом со мной, в которых я была уверена лучше, чем в себе самой.

— К тому же, — продолжила я после небольшой паузы, — вам лучше знать, что девушка которую вы ищете — мертва и её уже, никакими способами, не вернуть. Даже мне не под силу собрать её душу по всему Звёздному Миру… А зачем вам Хартфилия? Вы ведь изгнали её, а затем убили, — по щекам уже давно бежали тонкие ручейки слёз.

— Тебя это не касается, Джиа. Мы не убивали её, а вот ты убьёшь души наших товарищей, ты убиваешь постоянно. Ты главный убийца этого Мира, ты опаснейший маг этой Вселенной и ни одному тёмному волшебнику не сравниться с тобой, — в сердцах выкрикнула Леви, её голос я бы узнала где угодно.

— Значит я хуже Акнологии и Зерефа? Мне нужно поступать так же, как и они? Может мне стоит присоединиться к ним? Если я это сделаю, пред нами тремя, падут все существующие миры, ты этого хочешь, Леви МакГарден? — я уже подлетала к месту, где находились могилы моих родителей.

      Сосредоточившись, я снова наложила на себя заклинание против отслеживания. Связь прервалась, но голова всё ещё продолжала немного болеть. Пегас начал снижаться и мягко приземлился, он сложил свои багровые крылья.

      В скором времени я уже стояла возле могилы родных мне людей, которых мне не хватает больше всего на свете, не смотря ни на что, я скучала, скучаю и буду скучать по ним. Родительские могилы были ухожены и на них лежали свежие, белоснежные цветы. Интересно, кто это так заботиться о них, если даже родная дочь забыла о отце и матери на несколько лет?

— Простите меня, — обратилась я к своим родителям, несколько слезинок скатились по моему лицу, — простите, что так долго не навещала вас, мама, папа, за то, что другие, чужие люди заботятся о вас куда лучше, чем я… Мама, — я встала на колени перед её могилой, меня совсем не волновало то, что недавно здесь прошёл дождь, — мама, — повторила я, а слезы полились с невероятной силой, — прости за то, что стала той, о которых ты рассказывала сказки, что стала главной злодейкой, нарушила обещание, что дала тебе больше десяти лет тому назад. А ты, папа, — я перевела взгляд на отцовскую могилу, — прости за то, что не верила тебе, твоим словам, убеждениям, за то, что не верила тебе, когда ты говорил, что самые преданные друзья, рано или поздно, всё равно предадут и чем больше дорожишь ими, тем больнее будет. Я не поверила тебе, ослушалась, и уже поплатилась за это. Я знаю, что виновата перед вами и очень сильно, но знайте, я всегда помню и буду помнить о вас, всегда буду любить вас такими, какими вы были, буду лелеять в своей душе и сердце те счастливые, хоть и редкие, наши общие воспоминания.

      Я замолчала, просто стояла на коленях перед могилами своих родителей. Вот скажите, почему осознание приходит так поздно? Почему мы понимаем, что родители были правы, когда уже поздно, что-либо менять или исправлять. А ведь, порой, нужно послушать совета тех, для кого мы, их дети, — целый мир, самое ценное в их жизни? Но чтобы понять эти простые вещи, мы должны совершить большую ошибку, почему-то всё устроено в этом мире именно так.

      Поднявшись с колен, я сменила обычный плащ на плащ Богоизбранной, и ещё раз взглянув на могилы дорогих моему сердцу людей, запрыгнула на спину Пегасу, и мы снова поднялись в воздух, направившись к вокзалу города Оака, где в скором времени соберутся все члены гильдии «Дети Виверны».

      Спустя пол часа я уже заходила на вокзал, пролетев вихрем, я стремительно приближалась к группе магов из пятнадцати человек, что ждали и меня, и поезд, что должен появиться с минуты на минуту. Что поезд, что я, прибыли на перрон одновременно, поэтому даже не успев поговорить с кем-либо из своих согильдийцев, я зашла в нужный мне вагон и принялась искать своё купе.

      Кинана, Эрик, Найт и я, мы ехали вместе, как маги основатели и те, кто занимают важные должности в руководстве самой гильдии. Для Каори и Элладии мы выкупили целое купе, чтобы девушки ехали лишь вдвоём, чтобы наши парни их не смущали, а посторонние не отвлекали, всё, кто должны были сдавать экзаме, так нервничали, до безумия.

      В скором времени поезд тронулся с места, к утру мы должны будем прибыть к нужному нам городу. А пока что каждый занимался своё место. Я разместилась на правой полке справа от двери, Кинана разместилась на второй полке надо мной и погрузилась в себя, о чём-то размышляя, Эрик занял полку напротив своей девушки, на втором ярусе и теперь подложив подушку под голову, наблюдал за своей возлюбленной, а Миднайту досталась нижняя полка напротив меня. Но парень надолго не задержался в купе, он положил свой чемодан на своё место и куда-то ушел.

— Кобра, — обратилась я к своему другу, — ты себя нормально чувствуешь? — спросила я, заметив, как парень начал бледнеть на лице.

— Убийцы драконов не переносят транспорт. Я думал, что отвар, который приготовил вчера, мне поможет. Помогло, но его действие слишком быстро закончилось, — ответил парень и скрутился у себя на полке.

— Я пойду, проверю-ка там ребята, — встав со своего места, предупредила я ребят, что на время покину их.

— Предупреди их, что если они хоть что-то сломают, то не выйдут за пределы города ещё месяц. Думаю, это подействует на них успокаивающее, — пробормотал Эрик и перелез на полку к Кубелиусу, что принялась ласково гладить того по голове.

      Я покинула купе, я решила начать обход с парней. Во всех трёх купе было тихо, заглядывая в них, я видела медитирующих мужчин или же лежащих на своих полках молодых людей, что были погружены в свои мысли.

      Хоть Элладия и была магом основателем, но я попросила её приглядеть за Каори. Я хотела было, чтобы и Кинана ехала с ними, но парочка наотрез отказалась расставаться, поэтому получилось так, как получилось.

      Предупредив, на всякий случай, парней о том, что если они хоть что-то да разрушат, то ещё месяц не покинут пределов города, в не зависимости от результатов теста, я отправилась в купе к двум девушкам. Даже не постучав, я тихонько вошла в их купе: Элладия уже спала на одной из верхних полок, девушка не очень сильно переживала по поводу того, сдаст она этот экзамен или же нет, ведь всё равно хотела продолжить обучение, а затем снова пройти это своеобразное тестирование, поэтому она могла позволить себе просто поспать и ни о чём не волноваться.

      Каори же я решила взять на этот тест для того, чтобы убедиться в своих догадках. Её я не собираюсь допускать к выполнению заданий, в начале она должна будет пройти двухнедельную тренировку со мной, а затем вернуться в гильдию, пройти обучение и снова сдать экзамен. В этот раз я не требовала, чтобы она его сдала, я хотела лишь увидеть, на что она способна, поэтому девушка могла так же не волноваться об этом.

Переведя своё взгляд с мирно посапывающей Элладии на Каори, я увидела последнюю, страстно целующуюся с каким-то парнем. Поморгав, а для достоверности, я даже протёрла глаза и немного приподняла капюшон своего плаща для того, чтобы убедиться, что у меня сейчас не галлюцинации. Убедившись, что это не так, я наконец-то узнала этого парня и застыла в немом шоке. Все мои магические барьеры пали, я осталась абсолютно беззащитной, в голове крутилась одна лишь мысль: «Почему он выбрал её, а она его?». В объятиях друг друга находились Каори и Миднайт. Лишь теперь я осознала, что одно его имя, уже радует меня, приносит в мою душу тепло, но я осознала это слишком поздно, время не повернуть вспять, никому не под силу изменить прошлое.

— Ой, простите, — сделав вид, что только вошла, а не стою уже в купе, практически, пять минут, притворно изумлённо воскликнула я.

      Я стремительно покинула купе вагона и побежала, минуя вагоны один за другим. Меньше чем через минуту я уже стояла в хвостовой части поезда, на открытой площадке. Солнце, как раз начинало покидать владения «Неба» и скрывалось за горизонтом, уступая место не менее прекрасной, чем оно само — Луне. Закат и восхождение — две противоположности, совершенно разные, но одинаково прекрасны. Пожалуй, Каори была именно солнцем и магия у неё соответствующая, её любили и ждали точно так же, как и солнце в хмурый день. Когда-то и я была такой, когда-то и меня называли «солнцем» гильдии «Хвост Феи», но не теперь, теперь я больше была похожа на луну, звёзды, ночь в целом. Никто не знал меня, я была и есть загадкой для всех, многие хотят понять, что же я, на самом деле, из себя представляю, точно так же, как люди пытаются понять саму суть звёзд и луны. А ночь, её боятся, боятся того, что она в себе таит, точно так же, как и меня.

— Слишком красивые слова для такого монстра, как я, — сказала я вслух.

— Ты не монстр, ты лучший Мастер светлой гильдии, — услышала я у себя за спиной голос своего давнего врага, что стал мне очень хорошим и, что не мало важно, верным другом.

— Гильдии, задание которой убивать, — поправила я немного парня. — И вообще, Эрик, что ты здесь делаешь? — так и не повернувшись, и наблюдая за тем, как солнце садиться за горизонт, спросила я.

— Крик твоего сознания было тяжело не услышать. От такого вопля, я даже с верхней полки упал, так перепугался. И выбежав с того купе, ты так и не заметила меня, — я повернулась к нему лицом, хотела было говорить, но он продолжил, — не стоит что-либо объяснять, я всё видел.

— Мне всё равно на то, что я увидела.

      Я старалась снова построить блок вокруг своего сознания, но под напором моих эмоций, он снова и снова рушился, все мои попытки оказались безуспешными. Сейчас мне меньше всего хотелось, чтобы Кобра слышал мои мысли, но что-либо сделать с этим, я не могла. Именно сейчас я была больше всего уязвима.

— Я пожалуй пойду, нужно хорошо выспаться и просто отдохнуть, сегодня был тяжёлый день, а завтра будет не менее лёгкий… И пройдись по купе, предупреди ребят, чтобы они хорошенько выспались, потому что следующую ночь они будут бодрствовать.

      Я прошла мимо парня, что больше так ничего и не сказал, направилась к нашему общему купе. Зайдя в него, я обнаружила Кинану, что сидела на моей полке и читала какую-то книгу из библиотеки гильдии, и Миднайта, что что-то упорно искал в своей сумке.

— Кинана, я лягу на твоей полке? — спросила я девушку, при этом стараясь не смотреть на парня, что копошился в своём багаже возле меня.

— Конечно, — ответила она, видя моё невменяемое состояние.

— Царь Зверей, — призвала я своего друга, пока лезла на полку подруги.

      Верный друг понял меня без каких-либо слов или объяснений, он забрался вслед за мной. Я легла под стенкой, а Локи закрыл меня своей спиной ото всех, кто находился в этом месте, прижал к себе, нежно обнял, словно пытался защитить от целого, огромного мира, что словно пытается убить меня, испытывая снова и снова, снова и снова.

      Я спряталась в его тёплых и родных объятиях. Слёзы, наконец, вырвались из меня, я снова плакала, беззвучно, без всяких содроганий всем телом, из глаз просто текли слёзы, не контролируемый, бесконечным потоком боли и отчаянья. Вцепившись своими пальцами в рубашку Льва, я и сама не хотела, чтобы сейчас он отпускал меня или уходил. Локи гладил меня по голове, перед этим сбросив с меня капюшон, перебирал пряди моих длинных волос, поглаживал по спине и что-то рассказывал, просто чтобы я не слышала тишины, чтобы хоть как-то меня занять. Но я всё равно его не слышала, видела, как шевелятся его губы, но не слышала, будто бы оглохла на самом деле, вокруг была лишь тишина, звенящая тишина и давящая, на сознание, пустота.

      Я не помнила, когда именно окунулась в забытие, но лучше бы я этого не случилось. Очнулась я от собственного крика, тот кошмар, что я увидела во сне, никогда не сумею забыть его, как бы сильно я не старалась и не хотела это сделать. Я кричала от ужаса. За окном уже светало. Миднайт, перепугавшись моего крика, упал со своей нижней полки и подскочив с пола, попытался залезть ко мне на полку. В голове всплыли события вчерашнего вечера.

— Не приближайся ко мне, — зло прошипела я и толкнула парня подальше от себя, отчего он снова упал на пол.

      Локи рядом не было. Наверняка его в срочном порядке вызвал к себе Владыка Звёздных Духов, из-за чего Царь Зверей был вынужден покинуть меня и вернуться в свой мир.

      Немного успокоившись, я сосредоточившись, принялась заново строить барьер вокруг своего сознания, восстанавливать все магические барьеры, что рухнули вчера вечером. Всё это заняло у меня примерно сорок минут, может немного больше, я не особо следила за временем.

      Как только я закончила с восстановлением барьера, в купе, в обнимку, зашли Эрик с Кинаной, при этом воркуя о чём-то своём, но увидев моё хмурое и опухшее от слёз лицо, которых, этой ночью я пролила немало, сразу же стали серьёзными и выжидающе уставились на меня.

      Я поздно поняла, что капюшон не надет на мою голову, ведь Локи снял его, когда гладил меня по голове, в безуспешной попытке успокоить. Наконец-то накинув на себя капюшон, я спустилась с верхней полки и взяв нужные вещи, чтобы привести себя в порядок и перестать походить на приведение вдовы, которую убили на похоронах её мужа, я отправилась в уборную. Пускай моего лица никто и не видит, но это нужно было именно мне.

      Лишь теперь я осознала, что своими утренними воплями наверняка разбудила всех своих согильдийцев, которым нужно будет этой ночью ещё и экзамен сдавать.

      А где прохлаждалась парочка влюблённых из моего купе, у меня даже догадок не было.

      Вернувшись в купе, я достала из своего чемодана одну из тех трёх книг, которые не хотела, чтобы увидели мои друзья и забравшись на полку, где спала этой ночью, поставила вокруг себя два барьера… Я оказалась в чисто белой сфере, никто не мог увидеть меня, никто не мог услышать меня. Я принялась за изучение одной из самых опасных книг Мира. К прибытию в нужный город оставалось практически три часа.

      Углубившись в изучение книги, что была написана немного больше чем триста лет тому назад, я совершенно забыла о реальности. Данная книга была скорее дневником мага, чем тем же учебником магии, скажем так. Чтобы достать этот дневник, мне пришлось приложить не мало сил. Я была вынуждена, практически целую неделю блуждать океанскому дну, в самом глубоком ущелье. Благодаря Водолею и Рыбам, мне даже не приходилось подниматься на поверхность. Но, всё же, мои старания увенчались успехом, мне удалось найти вход в подводное строение, что находилось в скале ущелья. Но меня всё ещё мучал один вопрос: «Почему я смогла беспрепятственно попасть в само строение?». Прикоснувшись к дверям, я даже не успела что-либо сделать, как они сами открылись, любезно пропуская меня внутрь самого большого хранилища тайн магии и самого Мира. Вода не могла попасть внутрь хранилища, магия которой был пропитан весь воздух, всё пространство в том месте, она буквально не пускала её.

      Один единственный коридор вывел меня в просто огромных размеров залу, даже замку короля Фиора было не сравниться с великолепием того места, куда я попала. Мраморный пол, начищенный настолько сильно, что я с лёгкостью могла детально разглядеть своё отражение в нём, десятки величественных колон, что поддерживали на себе потолок где был изображен бой драконов, десятков драконов с людьми, это было невероятное зрелище, ужасно-прекрасное, захватывающее дух, лишающее возможности воспринимать целый Мир вокруг тебя и оставляющее лишь одно желание: «Провести вечность в этом зале», чтобы смотреть на это творение веками. В прекрасной зале стояло, практически, два десятка столов, некоторые были завалены старыми исписанными папирусами, на каких-то огромными стопками лежали аккуратно сложенные друг на друга книги, а на каких-то столах аккуратными рядами стояли пробирки. В центре зала располагалась огромная лаборатория магии. Под одной из стен, в два ряда стояли большие металлические клетки, что, слегка, светились точно таким же светом, что и кандалы, которые применял Совет для заключённых, с целью, заблокировать их магию. А над всем этим парило Солнце, его точная копия, что освещала это место.

      От созерцания того места, тогда меня отвлёк знакомый мне голос, но его обладателя в этот момент не было в этом хранилище, хозяин этого места отсутствовал, но я знала, что покинул он его, чуть меньше суток назад, не почувствовать его магию было не возможно.

— Добро пожаловать в хранилище звёзд и мой дом, Люсьена Сердоболия. Ты желанный гость в этом месте, дитя мира магии, отныне, мой дом — твой дом. Это место и твоё тоже, ты можешь забрать всё, что тебе угодно, но лишь с одним условием, что эти предметы, которые ты возьмёшь, никогда не попадут к кому-то другому в руки, кроме тебя самой. Мой мир, теперь он твой, — я внимательно слушала, запоминала эти слова.

      Лишь через несколько дней я нашла то, что искала и смогла покинуть то место, взяв с собой то, что мне было нужно. Хозяин хранилища так и не появился, он понимал, что лучше нам с ним пока не видеться, дабы избежать очередного Апокалипсиса для этого Мира. В конце концов, не смотря на то, что его дом, теперь может быть домом и для меня, я считала его своим врагом и память о его деяниях всегда будет со мной, до самой смерти.

      Два часа пролетели слишком быстро, мне удалось изучить лишь пару страниц, да и те не идеально. Мне стоило задуматься о том, чтобы наконец-то выучить заклинание телепортации, раньше я не смогла его изучить, но теперь, теперь я просто обязана это сделать. Мне нужно будет создать своё собственное место, где я буду хранить собственные тайны и разбираться в секретах магии этого Мира, где я смогу проводить свои собственные эксперименты со своей магией, но прежде всего, мне нужно будет создать это место. Он выбрал место под землёй, спрятав свои секреты под водой, я же выбрала для себя горы, наиболее труднодоступное место, самый высокий пик, что находился далеко на Севере. Вечность покрытые льдом и снегом горы, приравнивали к нулю попытку попасть на самую высокую вершину этого Мира. Пик горы находился далеко за облаками, тем самым надёжно пряча от глаз людских всё, что может происходить там, далеко за облаками. Даже, если бы не облака, даже убийцы драконов не смогли бы увидеть то, что происходит на том пике.

      Закрыв этот дневник из старой, местами, потрескавшейся, от времени, коричневой кожи, я наложила на него наиболее мощное защитное заклинание, а затем, поместив в самую яркую звезду нашего Мира, в уменьшенную в миллиарды раз, копию Солнца. После этого я сняла с себя защиту, белая сфера исчезла. Под удивлённые взгляды двоих парней и Кинаны, я отправила уменьшенное Солнце в Мир Звёздных Духов, в небольшую комнату, где находились вещи, что могли мне понадобиться во время путешествий или длительных заданий, мне не хотелось таскать с собой целый баул из нужных мне вещей или предметов. В небольшой чемоданчик я слаживала самое необходимое, остальное размещала в Мире Звёздных Духов. В ту, небольшую комнатку могла войти только я, но в Звёздном Мире долго не поработаешь, один день в Мире Духов, равно три месяца в моём Мире. Данное правило было выгодным, когда тебе нужно было скрыться от кого-то на длительное время, во всех остальных случаях, оно, скорее, приносило вред, чем пользу.

      Покинув верхнюю полку и встав на пол, я потянулась чтобы размять мышцы, что затекли из-за длительного сидения в одной позе.

— Сообщите всем, чтобы собирали вещи, в скором времени мы уже прибудем, поэтому, пускай поторапливаются. Как предупредите их об этом, возвращайтесь и тоже, соберите вещи, — всё ещё потягиваясь, говорила я.

      Эрик с Кинаной сразу же убежали выполнять моё поручение, а на Найта я старалась не обращать внимания. Развернувшись к нему спиной, я упаковывала чемодан, парень занимался точно тем же, он справился быстрее меня. Уже застёгивая чемодан, я услышала, как он позвал меня по имени, по настоящему имени.

— Люси, — тихо и приглушенно прозвучало его голос. — Прости меня за то, что вчера произошло, — немного помолчав, извинился он.

— За что ты извиняешься? — спросила я и повернулась к нему, благо моё лицо скрывал капюшон, а голос всё-таки не подвёл и не задрожал.

— За то, что ты увидела вчера вечером, — он уселся на свою нижнюю полку и опустил голову вниз.

— Ты извиняешься за то, что я это увидела или за то, что ты сделал вчера вечером в купе у Каори и Элладии? — спросила я, но он промолчал и тогда я решила продолжить говорить. — К тому же, ты не обязан передо мной оправдываться, это твоя личная жизнь, и я не имею к ней никакого отношения. Меня не волнует с кем ты спишь, кого ты любишь. Я не имею каких-либо прав лезть в твою жизнь, точно так же, как и ты… Поэтому, спрошу ещё раз, за что ты извиняешься?

      Но Миднайт так и не смог ответить, в наше купе зашла смеющаяся над чем-то Кобра и Кубелиус. Вопрос так и остался висеть в воздухе, словно воздушный шарик. Я не решалась что-то ещё у него спросить, а он не торопился с ответом, но почему, я так и не смогла этого понять. Раньше всё было по-другому, взаимопонимание всегда было между нами, но не теперь, теперь между нами зияла свой пугающей темнотой, огромная пропасть, куда страшнее, чем самые ужасные твари, что когда-либо создал великий чернокнижник по имени Зереф, это было ужасней буйствующего Акнологии и куда больнее, чем смерть родителей и предательство гильдии. Но я упрямо, собственными руками душила эту боль у себя в душе и сердце, я знала, ничем хорошим это не закончиться.

— Над чем смеётесь? — спросила я у друзей, при этом улыбнувшись, но на душе уже скребли кошки, давно, ещё со вчерашнего вечера.

      Я даже не слышала, что они рассказывали, ушла в собственные размышления, а Эрик видя моё состояние, перевёл разговор в сторону догадок по поводу того, что же за испытание я приготовила ребятам, ведь об этом я никому и ничего не рассказала.
Через десять минут, мы все, все пятнадцать магов, уже стояли на перроне.

— Экзамен начинается с первой секунды. Никто не имеет права друг другу помогать, каждый сам за себя. И ещё одно, если вы упали и не смогли подняться, значит экзамен не сдан, — громко говорила я, стоя лицом ко всем согильдийцам. — Собираемся в три часа дня в горной деревеньке, возле домика, что стоит последним в этом поселении, прямо у подножия скал. Кто опоздает хоть на секунду, не будет допущен к основной части экзамена и будет вынужден снова потратить три месяца на обучение. Всем всё ясно? — спросила я.

— Да, Мастер, — хором прокричали ребята на весь вокзал.

      Люди, что слышали меня, а так же крик моих согильдийцев, провели удивлённым взглядом магов, что преступили к первой части экзамена, разбежались в разные стороны. Кто-то решил спросить дорогу у местных, кто-то решил для начала покинуть вокзал, а кто-то изучал карту города, что висела на стене станции. Люди удивлялись тому, что происходит, но увидев меня, облачённую в плащ Совета и Миднайта с Эриком, снова смотрели на магов волшебной гильдии, которые были облачены в одинаковые чёрные плащи где на спине золотыми нитками был вышит герб нашей гильдии, они лишь улыбались, смотря на всё это.

      Вызвав Альфина для себя и Пегаса для Миднайта, мы поднялись высоко в небо, Эрик же стоял на спине ещё одного из моих духов, что обрела облик большой змеи. Скрывшись в облаках, для того, чтобы проходящие экзамен не смогли увидеть в какой стороне деревня, мы направились именно туда. Для Элладии мне пришлось придумать немного другое задание, ведь она знала дорогу. Её задание заключалось в том, чтобы она прибыла к месту встречи по воздуху, но при этом используя свою силу, а её сила заключалась в природе и её силе, у девушки была больше развита живая часть. Дело было в том, что её магия делилась на два типа: живая и мёртвая, способность второй заключалась в том, что она могла черпать силу из мёртвой земли, даже из пепла дерева. Это Великая магия, научить её этому, было некому. Но сама девушка побаивалась магии мёртвой природы, она казалась ей тёмной, она боялась, что однажды эта сила выйдет из-под её контроля и она будет убивать всё живое вокруг, в какой-то мере, она боялась, что однажды может стать похожей на Зерефа. Но её магия совсем другая и мне никак не удавалось убедить девушку в том, что между ними, нету ничего схожего, даже отдалённо.

      Солнце было в своей наивысшей точке, но не смотря на это, было очень и очень холодно, особенно, когда ты находишься в горах. Часы показывали два часа дня. Я, Эрик и Миднайт, стояли на улице и ждали ребят в назначенном месте. Я боялась, что дала Элладии слишком сложное задание, но сделанного не воротишь, поэтому оставалось просто стоять и ждать, при этом волнуясь за всех ребят. Холодный, зимний ветер пробирал до костей, было ужасно холодно.

      Вдруг, Эрик нахмурился, а затем, довольно улыбнулся, при этом сложив на груди свои руки. Следом за ним улыбнулись и мы с Миднайтом. К нам, на всех парах, неслись злые, но довольные собой два мага: Кинана и Вейрок, их стремительно догоняли по воздуху, Элладия поравнялась с друзьями и теперь летела наравне с ними. Каждый был доволен и счастлив, их тела, в буквальном смысле пылали магией.

      Эти трое стали первой троицей, что прошла первую из двух ступеней испытания.

      Лицо Кинаны было покрыто тонкой чешуёй, она спасала девушку от холода, я уверена, что такая чешуя у неё по всему телу, она приобрела частичную трансформацию и я уверена, что в скором времени девушка сама научиться менять свой облик с «Души», на «Разум» и обратно.

      Элладия так же, эволюционировала, она сумела создать живые крылья природы. Крылья были созданы из покрытых листвой веток деревьев, а от них отходили несколько зелёных лиан, местами покрытых светло-желтыми цветами, они летели, колыхались на ветру, словно хвост Жар-птицы.

      Вейрок так же, не остался в стороне и тоже изменился в своей силе. Он обладал магией схожей с магией Джуры, с той лишь разницей, что он мог превращать в камень и землю, и всё, что только ему вздумается. Теперь же, парень превращал землю в камень, а затем нагревал его, отчего снег таял, и он мог свободно перемещаться.

      Ребята подбежали к нам, а Элладия приземлилась рядом с ними. Они немного устали. Они показали себя, как сильнейшие, а девушки уже подтвердили статус магов основателей нашей гильдии.

— Вы справились, вы сильнейшие на данном этапе, но не расслабляйтесь. Идите в дом, — и я указала на домик, в котором раньше жил Миднайт, — на обеденном столе найдёте коробку с едой со своим именем, в камине уже горит огонь. Отдыхайте и набирайтесь сил. В восемь вечера встречаемся у ворот в деревню, только с внешней стороны, — говорила я.

— До этого у вас свободное время, но в лес не заходить, за пределы поселения не выходить, по горам не лазить, ничего не ломать и жителей деревни не доставать, — грозно и совершенно спокойно говорил Миднайт. — Сломаете хоть что-то в моём доме и вам не жить, — добавил он.

— Элладия, в свободное время можешь заглянуть к друзьям, но правила те же, — высказал наше решение Эрик, что мы, втроём, приняли полчаса назад.

      Ребята убежали в дом, а через пять минут, следом за ними появилась запыхавшаяся Каори. Девушка грела своей магией себя изнутри и растапливала перед собой снег. На руках, она несла, как мы позже узнали, она несла зайку, что угодил в какой-то капкан.

      Сухо поздравив девушку с успехом, я сообщила ей нужную информацию. На душе стало ещё хуже чем было.

— Аптечка в тумбочке у шкафчика с травами, что у окна на кухне, — прокричал ей вслед Найт, сердце снова предательски трепыхнулось, а затем опять умолкло.

      На протяжении пятнадцати минут никто не появлялся, и я уже начинала волноваться, не случилось ли чего с парнями. Но вдруг, со стороны входа в деревню, послышался невероятный шум. Жители деревни были поставлены в известность, что что-то может произойти, да и всё это происходило лишь с их разрешения, но некоторые даже выглянули на улицу, чтобы посмотреть, что же это такое происходит.

      На меня и Найта с Коброй неслись десять парней, каждый был за себя, каждый хотел прибыть раньше за своего друга и товарища. Когда же эти раздолбаи всё таки остановились, мы их конечно похвалили и сообщили нужную информацию, и всё же я отчитала некоторых из них, за то, что навели столько шуму в деревне, а один из них получил хорошую вычитку морали за то, что всё-таки снёс меня, благо Миднайт успел меня поймать, и я не свалилась в большой сугроб снега, что был за моей спиной. Мораль, провинившемуся читал так же Найт, отчего мы с Эриком, удивлённо переглянулись. Парни скрылись в домике, и он сразу же наполнился: воплями, криками, счастливым смехом и поздравлениями.

— Они все прошли, удивительно, — воскликнул Эрик и радостно улыбнулся.

— Вы, оба, молодцы, хорошо натренировали их. В том, что они все прошли это испытание, только ваша заслуга, я ничего для этого не сделала, — похвалила я ребят.

— Без тебя ничего бы этого не было, к тому же, ты сделала всё, чтобы все мы думали только о тренировках и ничто другое нас не заботило. Твой вклад — наиболее весомый, — энергично размахивая руками, говорил Найт.

      Редко, когда можно увидеть этого мага настолько энергичным, можно даже сказать, что сейчас он был живым, а не походил на статую, пускай и безумно красивую, но холодную статую с мёртвым сердцем и такими же безжизненными глазами. В те моменты, когда он был таким, я могла часами наблюдать за ним, но такого подарка мне судьба не даровала, хотя, может это и к лучшему.

      Осознание то, что этот парень мне не безразличен, даже очень симпатичен, пришло как-то само собой, слишком неожиданно, по началу, я даже боялась возвращаться в гильдию, смотреть ему в глаза, казалось будто бы, как только я появлюсь на пороге нашего дома, нашей гильдии, то он и все остальные, сразу же всё поймут, казалось, что за глаза надо мной будут смеяться. Я действительно боялась всего этого. И это казалось мне весьма правдоподобным. Ведь, как так, «Нулевая» Богоизбранная, которую светлые маги, гильдии и их Мастера боятся и уважают, точно так же, как и великих драконов, вдруг влюбиться в своего бывшего врага, до не давних пор, тёмного мага и начнёт распускать романтические нюни, уму непостижимо…

— Что дальше? — прервал мои размышления Эрик.

— В восемь вечера, мы собираемся в назначенном месте, точнее, вы собираетесь, меня с вами не будет. Вы, должны будете им, вот, что рассказать… Их задание — пройти через лес, опять же, каждый сам за себя, они должны будут добраться к подножию скал, — я указала на то место, где лес внезапно прерывался из-за того, что через два метра начинались скалы. — так же, они должны подняться на скалу к площадке, её видно даже ночью, а дальше они должны будут вступить в схватку с моим духом. Подниматься в воздух — запрещено. Я буду ждать их там, на скале, призывать духа буду тогда, когда маг предстанет передо мной лично, духи будут худшими противниками для них… Теперь, что касается непосредственно вас, один из вас, должен будет пугать ребят в лесу, другой должен быть у подножия скал, — я перестала говорить на несколько секунд, а затем, продолжила. — Прости уж, Миднайт, но пугать наших согильдийцев будет Эрик, потому, как если они увидят твои глаза, да и тебя самого ночью, в лесу, когда они взволнованы, даже если ты скажешь банальное «Привет», боюсь придётся их откачивать потом и экзамен будет сорван, — я хотела было уже развернуться и уйти, но вспомнила, что забыла сказать немало важную деталь. — Экзамен оканчивается в восемь утра, это время, когда последний маг может ступить на скалистую площадку, для схватки с моим духом.

— А куда ты собралась? — услышала я голос Миднайта, когда уже повернулась спиной к двум парням. 

— На скалистую площадку, мне есть о чём подумать, над чем поразмыслить… И ещё одно, скажите ребятам, что первых пятерых, наиболее безумных, будет ждать сюрприз, если они конечно пройдут экзамен.

      Я развернулась и ушла, направилась к месту, где буду встречать своих согильдийцев. Ребятам будет трудно, я боялась за них, за их жизни, меня тревожила мысль, что кто-то из них может получить серьезные травмы во время прохождения экзамена.

      Уже через десять минут я стояла на нужном мне месте. Здесь было на много холоднее, но ветра практически не было, высокие пики гор защищали это место от неистового и ледяного хулигана, что забирался в самые крошечные щели между одеждой.

— Мне бы сейчас шубу, как у Лаксаса и этот мир казался бы мне раем, — не слишком тихо сказала я, отчего эхо разнеслось по всей местности.

      Лишь через минуту, ко мне дошло, что же именно я сейчас сказала. Как мне кажется, в моих глазах промелькнул ужас от осознания того, чего же я желаю.

— Почему я вспомнила именно его? — пробормотала я себе под нос.

— Принцесса? — вдруг услышала я знакомый возглас с левой стооны от себя.

— Дева, что ты тут делаешь? — спросила я, повернувшись к своему духу.

      Девушка ничего не сказала, она молча подошла ко мне и, щелкнув пальцами, довольно улыбнулась. Плащ, что был надет на мне, сменился на совершенно другой. Он был цвета ночного неба с белоснежным мехом, он согревал меня, так же, на руках появились черные меховые перчатки, очень теплые.

— Спасибо тебе, — сказала я в ответ и начала укутываться, попутно накинув на голову капюшон.

— Не стоит благодарности. На капюшон уже наложено заклинание Весов и я поставила палатку позади вас, чтобы в случаи сильного ветра вы могли там спрятаться, — говорила Дева, иногда позвякивая своими цепями.

      После того, как сообщила все это, она просто исчезла, перед этим помахав мне рукой на прощание, а затем просто испарилась. Кажется, на нее плохо влияет общение с Локи, потому что она уже начала перенимать некоторые его повадки. Я не переживу, если и Водолей начнет вот так вот заявляться ко мне.

      Я невольно заулыбалась своим мыслям. Затем я ушла в размышления по поводу того, что хорошо было бы если бы мои ребята смогли пройти краткий курс у волшебников с подобной силой, поэтому я принялась гадать кому, кто подойдет.

      Вейрока можно было бы отправить к Джуре, их силы чем-то схожи, хоть и не очень, по крайней мере, паренек хоть научиться быть более ответственным и станет более дисциплинированным, это ему явно не помешает. Думаю, что Джура должен согласиться, ведь наша прошлая сделка была аннулирована, потому, как мужчина ничего не смог найти о Миднайте, слишком мало времени прошло, к тому же, он говорил, что с радостью мне поможет, если у меня, вдруг, возникнет данная потребность. Это если парень пройдет экзамен и войдет в пятерку наиболее безумных, но почему-то, я в нем не сомневалась, точно так же, как и в Кинане с Элладией.

      Кинану я хотела бы отправить к Лисанне в «Хвост Феи». Не смотря ни на что, я думала, что они будут ей рады, но Кубелиусу самой придется договариваться о ее обучении. Так как младшая Штраус, превосходно овладела своей магией и обладает добрым сердцем, думаю бывшие товарищи по гильдии сумеют договориться.

      Элладию я не прочь отправить к… А собственно к кому я могу ее отправить на дополнительное обучение? Чтобы развивать живую природу, у меня нету на примите никаких магов, совершенно. Что же по поводу мёртвой природы, то дела обстояли ещё хуже. У меня есть один маг на примете, но ни девушка не захочет у него учиться, ни я не захочу её отпускать к нему на обучение, да и не думаю, что Зереф захочет взять себе ученика. Как по мне, то проще отыскать Акнологию, чем убедить Чернокнижника хоть в чём-то, да и сама Элладия на это никогда не согласиться, уж слишком сильно она боится этого мага и того, что может стать похожей на него. Поэтому данный кандидат отпадал моментально, других же, у меня пока нету, нужно будет подумать по этому поводу.

      Если же Каори так же сумеет попасть в эту пятёрку, то я бы хотела отправить девушку в гильдию «Саблезубый Тигр», на обучение к Роугу, его сила противоположна с её силой, это был бы хороший опыт для неё, так же я бы хотела попытаться договориться, чтобы их Мастер, Стинг Эвклиф, так же провёл для девушки несколько занятий. Думаю, что Минерва помогла бы мне договориться с ним. С ней мы не были друзьями, но хорошими знакомыми — это точно.

      Кто мог бы быть пятым волшебником, я даже представить не могла, у каждого равные шансы. Но, что делать с Элладией, я так и не могла придумать. У меня, конечно, есть ещё один вариант, но согласиться ли на него девушка, это действительно вопрос на который я не имею каких-либо ответов. Я не знаю, согласилась бы я потерять, практически, два года ради семи дней тренировок… Большой вопрос.

      Слишком сильно задумавшись, я даже не заметила, как наступил вечер, но думала я не только над тем кому, какого учителя подыскать, но и о многом другом, что касается только меня. Иногда мысли возвращались к той сцене в поезде, что я увидела вчера вечером. Сердце снова и снова предательски сжималось от боли, поэтому я гнала эти воспоминания поганой метлой, прям, как Полюшка своих гостей.

      У входа в деревню стояла группа магов с факелами в руках, а затем, разделившись по одному, они начали входить в лес. На небе светила яркая, полная Луна и тысячи звёзд.

      Решив окончательно прогнать со своей головы плохие мысли, я материализовала из мира Звёздных Духов тот самый дневник, что читала парой часов ранее. Так и не вытащив его из Солнца, лишь сделав прозрачным, чтоб не повредить драгоценные записи снегом и принялась дальше поглощать интересную информацию, при этом упёршись о выступ скалы.

      То там, где-то далеко, то уже ближе к скале, иногда слышались крики моих согильдийцев, кого-то пугал Эрик, кого-то лесные животные, а кто-то пребывая в стрессовой ситуации, пугал такого же сдающего экзамен, как и он сам согильдийца или же его пугали. А под скалой, куда должны будут взбираться ребята на площадку, где я сейчас нахожусь, дребезжал небольшой огонёк-факел, это Миднайт мерил поляну шагами, при этом он наверняка нервно поглядывал и вглядывался в глубь леса, он волновался за своих друзей, точно так же, как и я, может даже больше.

— Я вижу тебе пришелся по нраву один из моих дневников, — услышала я возле себя знакомый голос. — Что именно читаешь? — заглядывая в собственные записи, спросил маг.

— Зачем ты пришел, я думала ты явишься, как минимум через неделю, а то и позже, — не отрываясь от чтения, сказала я.

— Создание жизни? — увидев, что именно я читаю, спросил он, попутно проигнорировав мой вопрос.

      Я промолчала, но его дневник закрыла и отправила в мир Звёздных Духов, сейчас мог произойти важный и серьёзный разговор, поэтому было не до чтения.

— Раньше ты меня боялась, дрожала увидев меня и вздрагивала при упоминании одного лишь имени, а что сейчас? Неужели вместе с домом, под названием «Хвост Феи», ты потеряла чувство страха и самосохранения? — сильнее укутавшись в свои одежды, спросил маг, буря усиливалась.

— Это было раньше, многое изменилось с тех времён, сам мир, ты тоже изменился, но главное, я стала другой. К тому же, зачем мне бояться того, кто назвал свой дом моим домом и доверил мне все свои секреты, весь свой мир, — смотря в глаза своему собеседнику, говорила я… — Зачем ты пришёл, Зереф?

      Ещё несколько часов между нами длился разговор, мы говорили о прошлом, о будущем и о настоящем, мы даже кричали друг на друга и наши крики, наверняка, слышали мои согильдийцы. Ближе к четырём часам утра, на площадке появился Миднайт, его в буквальном смысле выплюнуло из портала.

— Как же я ненавижу эти переносы, вот поэтому я никогда и не пользуюсь ими, — встав с земли и отряхивая одежду от снега, причитал новоприбывший.

      Заметив его, что Чернокнижник, что я так и замерли, а заметив тёмного мага, что стоял рядом со мной, мой согильдиец чуть было снова не оказался на земле, в очередном сугробе, но успел ухватиться за скалу, возле которой он появился и устоять на ногах.

— Что… Здесь… Происходит… — запинаясь после каждого слова, спросил Найт и снова перевёл взгляд с меня на Зерефа.

— Всё отлично, — даже не изменившись в лице, ответил Величайший маг. — Так, что ты скажешь по поводу моего предложения? Ты согласна…

— Молчи, — оборвала я его. — Никто не должен об этом знать. Я всё решу сама, — решительно сказала я.

— Ты хочешь решить судьбу мира? Но не тебе это делать, — удивившись, говорил маг.

— Мне, раз ты пришел именно ко мне, а не к кому-то другому. Всё равно, рано или поздно, эта ноша упала бы кому-то на плечи, но этим кем-то стала я.

— Я дам тебе предостаточно времени. У тебя будет чуть больше четырёх лет. У меня, вечность впереди, но не у этого мира, и не у тебя, хотя всё возможно, я о тебе говорю… Ты проклята и благословенна одновременно…

      И он просто исчез.

— Объяснишься? — состроив серьёзное лицо, спросил всё ещё шокированный, временно отстранённый мой помощник.

— Нет, — в моём сердце заиграла обида, и главное, почему, я и сама не могу понять. — Зачем ты явился? — повернувшись к нему лицом, спросила я.

— Внизу все уже собрались, но они считают, что сейчас слишком опасно лезть в гору, поэтому решили, что начнут подниматься, когда станет хоть чуточку светлее. Но насколько я понял, то есть несколько ребят, что хотят начать подъём прямо сейчас. Они готовы рискнуть, чтобы быть пятёркой первых, лучших из лучших, — с азартом говорил парень.

 — Тогда будем их ждать.

      Минуты уходили за минутами. Я стояла над обрывом и размышляла о том разговоре, что произошел между мной и Найтом, три месяца назад, в поезде и возле его дома, и в самом доме, тоже. С того времени многое изменилось, я столько всего узнала, так много чего произошло. Я никогда и подумать не могла, что буду хранить столько тайн, что однажды свяжусь с самым опасным тёмным магом. Я думала, что после того, как вынужденно покинула «Хвост Феи», что могу жить более спокойной жизнью, хоть и знала, что после того, как, обрела статус Богоизбранной, то об обычной, заурядной жизни, можно будет забыть, то хотя бы спасать этот мир не придётся. Но всё сложилось не так, как ожидалось, совсем наоборот. Судьба Мира оказалась только в моих руках, пожалуй, это худшее развитие событий.

      Вдруг, неожиданно для меня, на площадке появилась Элладия, а если быть точнее, то я заметила её лишь потому, что Миднайт легонько потянул меня за рукав, и я наконец-то вынырнула из собственных размышлений.

— Я готова, — встав в боевую стойку уверенно, но устало произнесла девушка.

— Царь Зверей, — Локи тут же появился. — Отведи Элладию в палатку, предоставь ей новую, чистую и тёплую одежду и что-то из горячительных напитков. Затем отправляйся к себе и пришли Деву с палатками для каждого члена моей гильдии и пускай возьмёт новую тёплую одежду для каждого из них, — я сделала небольшую паузу и посмотрела на шокированную Элладию. — Милая моя подруга, этот экзамен тестирует вашу духовную силу волю, точнее его вторая часть и ты его сдала, поздравляю.

      Искренне улыбаясь, я обняла её, а затем отправила в палатку. Через минуту явилась Дева и выполнив мои просьбы, исчезла. В скором времени, на площадке появилась Кинана, будучи полностью готовой к ожесточённому бою, следом за ней явился Вейрок, а за ними, немного запыхавшаяся и перепуганная Каори.

      После этой четвёрки, на площадке появились все остальные. В свете сегодняшних событий, я решила предложить всем оставшимся пройти курс боевой магии в Совете. Были оглашены все результаты, так же я решила рассказать ребятам о сюрпризе, а затем… Затем мы всей гильдией, стоя в ряд у обрывала скалы, мы, все вместе, встречали рассвет, новую ступень жизни для каждого из нас.

      Взглянув в правую сторону, где любуясь расцветающим небом стоял Найт, а на него, безумно влюблённым взглядом смотрела Каори…
 



Екатерина Щербанюк

Отредактировано: 21.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться