Рожденный в забвении

Размер шрифта: - +

2. Слежка.

Залитый ослепительным солнечным светов цветущий Дворцовый сквер - неизменное место гуляний золотой адракской молодежи. Состоятельные гранды и юные леди в свободное от утомительных развлечений время ищут здесь сердечных друзей. Девушки приходят со свитой из верных тетушек и гувернанток чтобы посидеть у алмазных прудов и поулыбаться смущенным юношам на противоположенных берегах. Юноши эти определенного сорта - сыны придворных сановников и лордов, забредают в сквер полюбоваться черными водоплавающими драконами, видом на Имперский Дворец и под влиянием прекрасного черкнуть в записке к любимой, какую-нибудь поэму, умещающуюся на длинном в четыре локтя свитке. Это ареал для наивных мечтателей, призванных в будущем стать элитой правления Урфы. За тем чтобы молодых, не приведи древние боги, никто раньше время не стянул с недосягаемых высот прекрасной и чистой романтики в мир современной непритязательной реальности, внимательно следил усиленный отряд городской стражи, охраняющий сквер от "несоответствующих" личностей. "Несоответствующие" личности, или, проще говоря, бродяги и попрошайки тянулись сюда ежедневно как на работу, занимая высокодоходные места у входа еще с первыми лучами солнца. Порой им перепадала пара медных монет, выброшенных из форточек проезжавших гербовых фаэтонов, и тогда начиналась отчаянная схватка между попрошайками за обладание этим несметным сокровищем... 

  Утром, сразу после регулярного обхода городской стражи, я занял свою наблюдательную позицию. Если расположиться чуть в стороне от главных ворот в тени садовых деревьев, то оттуда превосходно видно всех случайных и неслучайных посетителей сквера, оставаясь при этом незамеченным для чужих взглядов. 

  Касательно Кзара у меня уже имелись кое-какие представления. Владелец кабака "Бездонный кувшин" Эмиль Младший в определенных кругах снискал себе славу не хуже своего слепого папаши. Имея дела с этой семейкой, надо держать руку на эфесе... Эмиль отправил приезжего к связному, и, скорее всего, все не столь однозначно как может показаться сначала... Не принято в Адракских доках помогать кому-то даже за звонкую монету, если есть возможность нажить еще больший доход. Впрочем, мое дело простое - наблюдать и не вмешиваться. Тем более гость под мощной охраной призраков, и ему вряд ли грозит что-то менее опасное, чем внезапный конец света. 

  Маг появился лишь ближе к полудню. Я его едва не проморгал в пестрой толпе прохожих, полагал колдун приедет в экипаже... Сегодня он был одет в серую неприметную жилетку, коричневые брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги. Если бы ни некоторая нерешительность, характерная для путешественников оказавшихся впервые в незнакомом месте, я бы точно его упустил. 

  Кзар неспешно шел вдоль высоких стен, отделяющих сквер от городского района, и внимательно вглядывался в чумазые лица бродяг, пытаясь выявить связного Харма. Ему оставалось лишь посочувствовать. В полдень у здешних нищих начинался обеденная сиеста после тяжелого утреннего попрошайничества. Несколько бездомных уже устроились подремать на нагретых скамейках. На лице колдуна читался немой вопрос. 

  Я хмыкнул, выскальзывая из тени, и подкрадываясь поближе. Кзар долго пребывать в растерянности не стал, а направился к ближайшей лавке и начал пристально вглядываться в укрытую поеденным молью плащом фигуру... Нищий, почувствовав чужой взгляд, или, быть может, невидимое колдовство зашевелился. Мне доподлинно известно, что соборникам подобные фокусы доступны. Надо будет тоже как-нибудь попытаться... 

  - Чо надо, богатина? - прохрипел тот, приподнимая веки и противно почмокивая. 

  Кзар брезгливо поморщился и поджал губы. 

  - Харм. Знаешь такого? 

  В мутных глазах представителя социального дна зажглась искра интереса. 

  - Подсоби монетами, узнаю... - расплылся он в хитрой улыбке. 

  Типичный развод. Не знает он Харма. Сейчас выманит деньги и отправит спрашивающего куда подальше за три квартала искать того не знаю кого. 

  Очевидно, Кзар размышлял схожим образом. Я заметил, как ожесточились благородные черты лица. Сейчас что-то будет... Пальцы сплелись в колдовском жесте, но ударить маг не успел. 

  С соседней лавки послышался грубый окрик: 

  - Гнилой, рот свой поганый захлопни! Зарою, гнида, за такие разводы! Предупреждал же уже! Этот почтенный господин пришел ко мне. 

  Мы с Кзаром устремили взгляды на говорившего. Совсем рядом на траве в расслабленной позе, закинув руки за голову, лежал широкоплечий мужик в тонкой ситцевой рубахе, грязных темно-зеленых солдатских бриджах. Лицо связной прикрывал широкополой вельветовой шляпой, проеденной в нескольких местах насекомыми. 

  "Гнилой" недовольно покосился на связного и заискивающе заулыбался, демонстрируя гнилые зубы. 

  - Ааа... Харм. Ну так я же хотел помочь тебе. Обижаешь меня в лучших чувствах! 

  - Не пойти бы тебе, Гнилой, отсюда... пока цел? Это добрый совет. 

  Бездомный сразу съежился и что-то забормотал под нос, нехотя поднялся на ноги и поковылял в сторону главных ворот. Кзар даже не взглянул на него. 

  Харм приподнял загорелой рукой свою огромную шляпу и посмотрел на мага внимательными небесно-голубыми глазами, а затем самоуверенно ухмыльнулся, блеснув золотым зубом. Определенно он такой же "неимущий" как и я. Занятно... "Бедняк" ловко поднялся на ноги, придержав шляпу. Крестьянская свободная рубаха скрывала атлетическую фигуру, без сомнения принадлежащую мечнику. Кзар слегка наклонил голову набок, прищурился, рассматривая связного. 



Мария Быстрова

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться