Рожденный в забвении

Размер шрифта: - +

11. Тайны Юлианы.

Адель настойчиво толкала меня в бок. Голова раскалывалась, тело ныло, а мысли не желали собираться в кучу. 

  - Забери тебя демон! Кзар же еще не проснулся! Дай и мне поспать, - простонал я. 

  - Можешь дрыхнуть, сколько хочешь, но прежде скажи, что ты вчера узнал, - тихо шептала разведчица, прижимаясь ко мне всем телом. 

  На ощупь она такая теплая и мягкая, я притянул ее еще ближе и чуть не получил по морде тонким кожаным ремешком. 

  - Что, превратишь мне в жабу, как того несчастного? - поморщился я, выбираясь из-под пледа на холод. 

  Волшебница удивленно раскрыла рот. 

  - Откуда ты... - краснея, пролепетала она, но я лишь поморщился, посмотрев по сторонам. 

  Лихтор спокойно спал рядом с Фригом, разбойники похоже вообще не просыпались с вечера и, конечно, не заметили моего ночного путешествия. На миг мне показалось, что все это было лишь жутким кошмаром. Мои пальцы нащупали старые шрамы на груди, оставшиеся с детства. И почувствовал боль. Нет, это не воображение. 

  Адель коснулась пальцами моего плеча, и я вздрогнул. 

  - Что с тобой, Марк? - в синих глазах девушки светился вопрос. - Что случилось? 

  - Все в порядке, - соврал я, натянуто улыбнувшись. 

  Разведчица с сомнением покосилась в мою сторону, я почувствовал, что волшебница не отвяжется от меня, пока не вытрясет из меня всю правду. 

  - Зря ты думаешь, что я что-то важное выяснил, - тихо шепнул я. - Дубина вернулся. Второй призрак. 

  Адель испугано оглянулась по сторонам, вероятно опасаясь, что Дубина может подслушивать. 

  - Нет, нет, он опять свалил куда-то. Из подслушанного разговора я узнал, что Кзар ищет в Шхарме некого Мелитара по приказу некого Эвандэра. Вот и все. 

  Разведчица сложила руки на груди и задумчиво посмотрела в ту сторону, где спал чародей. 

  - То есть можно ждать появление еще одного такого уникума? - нахмурилась девушка. 

  - Вполне. Кзар сказал Дубине, чтобы без этого Эвандэра не возвращался... 

  Колдун пошевелился, перекатился с бока на бок и проснулся. Мы с Аделью смотрели, как маг резво поднимается на ноги, зажигает факел. Он осветил спящих Юлиану и Харма, взглянул в нашу сторону. 

  - Доброе утро, - широко улыбнулась Адель, нежно обняв меня за шею. 

  Кзар хмуро кивнул и прикоснулся двумя пальцами к виску Харма. Тот моментально открыл глаза. 

  - Почему не спите? - подозрительно поинтересовался маг у нас, подходя к Фригу и Лихтору. 

  Моя "женушка" выскользнула из-под пледа и отправилась собирать наши вещи. 

  - Холодно, - ответила она, проходя мимо со сложенным пледом. 

  Колдун проводил ее хмурым взглядом. Похоже, ночь не удалась не только у меня, кошмары его мучили что ли... 

  Рядом остановился Харм и начал пристраивать длинные ножны к поясу. Вот кто выглядел счастливее всех. Еще бы, ему позволили согреть любимую женщину. И хотя Юлиана наблюдала за воином с недовольством и настороженностью, он, разумеется, этого не замечал. 

  - Что ты такой уставший, Марк? Чем вы там с Аделью занимались всю ночь? А? - он противно хихикнул и подмигнул мне. 

  У меня не было никакого желания отвечать. Его предположения не смешили. Харм подозрительно поглядел на меня и догадался об этом. 

  - Эй, парень, да что произошло? 

  Между нами возникла Адель. 

  - Иди, буди мальчишку, все почти собрались. 

  Лихтор все еще спал на волчьей шкуре, подложив локоть под голову. Словно почувствовав мой взгляд или суету вокруг, медленно разлепил веки и повернул белую голову.

  Глаза испускали свет... Я вздрогнул, отпрянув назад. Моргнул. И ничего. Глюк. Мальчишка был нормальным и никем не одержимым. 

  - Марк, - как-то странно протянула волшебница. - Ты себя хорошо чувствуешь? 

  Разозлившись, я резко вскочил на ноги, схватил саблю и направился вниз по лестнице, ощущая на себе удивленные взгляды разбойника и волшебницы. 

  Солнце еще не взошло, хотя ночная тьма уже уступала место предрассветному сумраку. Туман стелился между стройными деревьями. Небо заволокло серыми слоистыми облаками. Я замер на пороге, вспомнив последние слова предсказателя. Та ночь, когда я увижу звезды, станет для меня последней... В груди неприятно защемило. Пальцы подрагивали. Мне затошнило от презрения к самому себе. Я трясся от ужаса, а ведь мне удалось загнать всякий страх в глубины своего сознания. И ночью он вернулся. Смерть столько раз ходила со мной под руку, и вот она, наконец, распахнула передо мной объятья. В словах этого провидца не приходилось сомневаться. 

  Ворон дремал стоя, я похлопал его по спине, погладил по морде. Жеребец успокаивающе заржал. 

  - Скоро разойдемся, друг, - тихо шепнул я ему на ухо. 

  Он недовольно дернул им и грустно покосился на меня. 

  За спиной послышались голоса. Разбойники и Лихтор высыпали на опушку, следом выскочила Адель. Бросив на меня настороженный взгляд, она вовремя отпрянула от отверженного. 

  Мы покинули стойбище спустя четверть часа, когда снарядили всех лошадей. Путь пролегал в густом промозглом тумане. С хвойных веток капала вода, копыта вязли в болотистой жиже. Когда посветлело, мы подъехали к пологому подъему оврага, поросшего молодыми пожелтевшими березами. Пришлось спешиться и вести лошадей под уздцы. Юлиана дважды чуть не поскользнулась на скользкой грязи. 



Мария Быстрова

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться