Рожденный в забвении

Размер шрифта: - +

12. Битва в ущелье.

Утром я очнулся разбитым. Адель порхала вокруг, сворачивая постель. Разбойники давно проснулись и сейчас седлали лошадей. Я же с трудом заставил себя разлепить веки и отправиться в главный зал. Тело ныло, голова раскалывалась. 

  Харм первым заметил меня, оценил мой вид, потом перевел взгляд на улыбающуюся Адель и криво усмехнулся, забормотав себе под нос какую-то пошлость. 

  Пару минут я угрюмо рассматривал порушенный алтарь. 

  - Еще вчера стоял целый, а сейчас какая-то неведомая сила обратила камень в песок, - сообщил мне очевидное Фриг, укладывавший в мешок вещи. 

  Ничего не ответив, я потянулся к ножнам щиколотке и достал кинжал. Лезвие оказалось погнутым. Теперь этот клинок бесполезен. Вздохнув, я убрал его обратно в ножны.

  Рядом возникла Адель. 

  - Доброе утро, любимый, - шепнула она, протягивая мне флягу. - Возьми-ка, взбодрись. 

  Из ее голоса пропала едва заметная фальшь. 

  - Настойка бенезы,- узнал я знакомый сладкий запах тоника. 

  Волшебница кивнула. 

  - Ты выглядишь усталым, - произнесла она и приподняла бровь. - Надеюсь, в этом нет моей вины? 

  Я приобнял ее, наслаждаясь сладким запахом белоснежных волос. 

  - Нет, любимая. Наоборот, ты даешь мне силы... - и, вздохнув, добавил шепотом ей на ухо. - Просто мне удалось кое-что узнать... 

  Она резко вскинула голову и пристально посмотрела мне в глаза. В них вспыхнуло нетерпение, но она сдержалась, медленно обвела взглядом помещение. В главном зале все еще находился Фриг, Харм вышел минуту назад. Бард же не обращал на нас никакого внимания. 

  - Что? Рассказывай быстрее. Кзар с призраком на улице. 

  Я сжато пересказал вчерашний подслушанный разговор разбойницы и верховного жреца, опустив сентиментальные подробности, сконцентрировавшись на сделанном Темным предложением. 

  Моя любимая чародейка внимательно выслушала, ни разу не перебив. 

  - Вот оказывается почему Юлиана с утра такая взвинченная, - пробормотала она, когда я закончил. 

  - Да уж. Это многое объясняет, хотя бы как мы прошли через границу, почему ее не трогают каратели. Всего-то нужно быть женой местного верховного жреца. 

  - Судя по тому что ты рассказал, у них что-то наподобие магического брачного договора. У чернокнижников практикуется подобное. Любящие друг друга супруги после брачной ночи и кровной клятвы уже не способны испытывать любовь к другим людям. И так пока смерть не разлучит их, - машинально выдала Адель очередную справку из магической энциклопедии. 

  - Бедняга Харм скорее всего не знает этого и на что-то надеется. Адель, ты успела сдружиться с Юлианой, как думаешь, предаст она Кзара или нет? К чему нам сегодня готовиться? 

  Волшебница на секунду задумалась, но потом покачала головой. 

  - Не знаю, Марк. Я бы сказала что она не предаст, но... Беря во внимание, что чернокнижник ее супруг, и она любит его... Не знаю... Любовь это же странная штука. Мало ли что вступит ей в голову. Не знаю, Марк... 

  - Мы должны быть готовы. 

  Она кивнула. 

  - Не известно, что задумал высокий, но ему будет непросто справиться с Кзаром, - покачал головой я. - Мы можем по случайности оказаться зажаты между двумя смертоносными силами. 

  Волшебница взглянула на меня испугано. 

  - Ты все-таки думаешь, что Кзар... 

  - К сожалению, я полностью уверен в этом, - кивнул я. - Он демон. Нам нужно быть осторожными. 

  Спустя полчаса мы покинули храм мертвых богов. За ночь подморозило. Кое-где на камнях лежал снег. Дождь прекратился, но небеса заволокли холодные белоснежные облака. Тут в горах они казались такими близкими, нужно лишь протянуть руки и коснуться облаков. Несмотря на теплую одежду, неслабый ветер продувал насквозь. Я стучал зубами, морщился и кутался все глубже в шкуры. Мои попутчики испытывали те же проблемы. Мы двигались по узкой горной тропе между отвесными скалами след в след. Впереди, необычно молчаливая и задумчивая, ехала Юлиана. Она уже не ругалась на Харма и Фрига за пошлые шуточки, а просто их не замечала, ничего не замечала. Это казалось странным. Я боялся и, похоже, небезосновательно, что демон что-то почует... Кзар уже посматривает в ее сторону с подозрением. Он не глупец, ощущает перемену. От одной мысли, что он может выкинуть, заподозрив предательство проводника, мурашки по спине забегали. 

  На меня покосилась Адель. В глазах волшебницы плескалось предупреждение. Я и сам ощущал напряжение, исходящее от Кзара. Только два разбойника ничего не замечали, продолжая шутливо перекидываться бестолковыми фразами. Лихтор ехал между ними и тоже веселился. 

  - Юлиана, - позвала волшебница разбойницу. 

  Девушка не расслышала. Адель опасливо покосилась на Кзара, который наклонил голову вперед и не смотрел в нашу сторону. Но это лишь казалось... Он внимательно следил за нами из-под полуопущенных ресниц. Он подозревает. Разбойница слишком взволнована и выбита из колеи. Она не понимает, что Кзар подозревает ее. 

  - Юлиана, - чуть громче позвала волшебница. 

  Предводительница шайки вздрогнула и оглянулась. 

  - Что такое? 

  - Какой маршрут на сегодня? 

  Девушка сморщила лоб и поджала губы. 

  - Имей терпение, дорогая. До Шхармы осталось два дня пути... Но это будут тяжелые перевалы. Видишь что впереди? 



Мария Быстрова

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться