Рождественские Байки о воре и принцессе

7

Прошло два часа. Олег ходил туда-сюда вдоль закрытых дверей и, тихо матерясь, выдёргивал волоски из собственной накладной бороды. Митя рассматривал в зеркале Надин профиль. Она сидела на чемодане и о чём-то болтала со Снегурской. Морозов зачем-то полировал тряпочкой наконечник своей трости и насвистывал мотив «Маленькой ёлочке холодно зимой».

- Ну что, Новый Год, как говорится, на носу, - сказал он, глянув на наручные часы, больше похожие на компас, - три минуты осталось. Отметим? - бородач вытащил из-за пазухи металлическую флягу, а Снегурская достала из саквояжа бумажные стаканчики и раздала их всем присутствующим.

- Загадывайте желания, только, чур, добрые, - говорил Морозов, разливая пенящийся напиток. - Плохие не исполняются.

- Ты, папаша, шампанское, что ли, из фляжки пьёшь? - усмехнулся Олег.

- Так ведь праздник, - ответил тот добродушно.

Все, за исключением Олега, чокнулись.

- С Новым Годом, - сказал Митя, чуть дольше положенного задержав свой стаканчик прижатым к Надиному.

Она тоже не спешила отводить руку и, кажется, даже улыбнулась Мите в ответ. Как бы ему хотелось, чтобы рядом с ним в следующем году была вот такая девушка. Но загадал он всё же другое: чтобы мама поправилась, а ему не пришлось для этого никого грабить.

- А ты, Клаусов, с нами не чокнешься? - спросила у Олега Снегурская.

- Может, мне с вами ещё и на брудершафт выпить? - бросил тот.

- Злой ты, Клаусов, недоброжелательный, - причмокнул губами Морозов, убрав флягу во внутренний карман плаща, и неожиданно добавил: - Кстати, твоё желание не исполнится. Я предупреждал, что плохого загадывать нельзя, а вооружённое ограбление к добрым делам явно не относится и подходит под статью 161 УК РФ.

Олег поменялся в лице.

- Та-а-ак значит, да? - проговорил он, отбросив недопитый стаканчик, остатки шампанского потекли по зеркалу. - Теперь всё ясно… Я то, дурак, думал, конкуренты они, а оказалось — менты… И ты, Митька, всё знал с самого начала, но изображал невинность. Молодец, не такой уж ты и додик, как я думал. Всё просчитал: и лифт остановил, и засаду подстроил, - он вдруг выхватил пистолет и, дёрнув к себе ничего не понимающую Надю, приставил ей дуло к виску, - та вскрикнула.

- Нет, Олег, оставь её, я понятия не имею… - закричал Митя и стянул с себя шапку с бородой.

- Заткнись, иначе я твоей принцессе мозги вынесу.

- Олег, прошу тебя успокойся, - настойчиво повторял Митя, то и дело глядя на Надю. Она смотрела на него переполненными ужаса глазами, в которых читалась мольба о помощи.

- Я как жопой чуял, что ты нас подставишь, - сплюнул Олег. - Эй, Мороз и Снегурка, колитесь, вы на задании?

- На задании, - спокойно ответил Морозов.

- Я так и знал. Гоните сюда оружие.

- Оружия нет, - сказал бородач, раздвигая полы плаща, внучка тоже расстегнула куртку.

- Что в сумке? - рявкнул Олег.

- Это саквояж, - поправила Снегурская.

- Да мне один хрен! Что внутри? - заорал он, выкатив глаза.

- Леденцы, игрушки, шарики, хлопушки, - нараспев сказал Морозов.

- Весело тебе, да? мать твою, открывай быстро, только без шуток, иначе девка пострадает.

Снегурская щёлкнула замком.

- Переворачивай, - потребовал Олег.

Та спокойно опрокинула саквояж вверх дном, оттуда посыпались подарки в цветной обёртке, маленькие, большие, с бантами и без, конфетти, хлопушки, ёлочная мишура…

Митя перестал что-либо понимать. Кто эти чудаки? Неужели они правда из полиции? Он протёр очки, соизмеряя кучу коробок на полу с объёмом саквояжа, который даже после опустошения оставался полным.

- Фокусники, да? - зло усмехнулся бандит. - В коробках что?

- Сам посмотри, - сказал Морозов и подтолкнул к Олегу ближайший свёрток.

Тот разорвал с остервенением обёртку, содрал крышку, и тут же из коробки вывалилась куча снега, белого, мелкого и рассыпчатого, какой обычно метёт порошей при сильных морозах.

- Что за хрень? - оторопел Олег.

- А ты подарков не заслужил, - сказал Морозов, - желания не те загадываешь, так что довольствуйся колючей северной метелью.

- Дед, ты свой фольклор для внучки прибереги, - сплюнул бандит. - Договоришься сейчас до дырки во лбу.

- Олег, прекрати, - снова попытался успокоить напарника Митя, хотя фокусы Морозова удивили и его. - Ты же не собираешься стрельбу в лифте устраивать? Мы застряли, помнишь, тебе потом всё равно не выбраться.

- А мне пофиг, я псих! - завопил Олег, брызжа слюной. - Скоро тут будет Серый с подмогой, он меня вытащит.

- Серый не придёт, - сказал бородач, не меняя расслабленной позы.

- Как?.. Чёртовы мусора! Что вы с ним сделали?

- Ничего, - лениво ответил Морозов, дыхнув на свой перстень и отполировав его об плащ. - Серый просто внезапно вспомнил, что давно не навещал свою бабушку из Сибири, и уехал к ней встречать Новый Год.

- Какая нахрен Сибирь? Открывайте лифт, или живым отсюда никто не выйдет, - рассвирепел Олег и внезапно выстрелил в потолок.

Надя завизжала, посыпались искры и осколки лампы.

- А ну не зли меня, Клаусов, - вдруг рассердился Морозов и будто бы вырос ещё больше.

Неожиданно откуда-то повеяло ветром, стало холодно, и собравшиеся задышали белым паром. Ковровое покрытие на полу подёрнулось инеем, зеркала затянуло замысловатым морозным узором, а на лампах повисли сосульки. Митя с Надей встретились ошарашенным взглядами. Нет, эти не из полиции, мелькнуло у программиста в голове.

Олег меж тем продолжал удерживать девушку и лихорадочно тыкал пистолетом то в неё, то в сторону Мити и странной парочки, хотя руки у самого стали подрагивать.

- Не знаю, что вы за черти, - прохрипел он, - но если через десять секунд лифт не поедет, к утру в нём обнаружат четыре трупа.



Ксения Пильщикова

Отредактировано: 06.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться