"Рождественский подарок"

Размер шрифта: - +

"Рождественский подарок"

Она лежала в больнице, а он уехал. У нее было бледное и заплаканное лицо  - все в грусти и тоске. А причина была всего одна-эта больница.

Конечно, в любой больнице люди лежат не от того, что им больше нечего делать.

И приходят туда вовсе не танцевать и веселиться.Но именно в этом месте особенно чувствуется одиночество, если твои близкие тебя покидают, верно ведь?

А в той больнице, где сейчас находилась она, исчезновение не просто близких, а ...мужей было событием горьким вдвойне.

Здесь же лежали одни женщины.И не просто лежали, а собирались рожать...

То есть, как у нас принято говорить: выполнить свое самое важное женское предназначение на свете. И в первую очередь  каждая  хотела угодить  в этом смысле своему Мужчине.

Вот и она тоже расстаралась...Да так, что встречая в морском порту  корабль, который привез Его из дальних странствий, промочила ноги и застудила себе почки. Поэтому понятно, почему рожать ей надо было не в обычном роддоме, а в этой старинной клинике. Это ради него она долго выбрасывала все ядовитые таблетки, которые прописывали ей врачи и , можно сказать, рисковала своей жизнью.В прямом смысле-почти как на фронте.

Ведь врачи ей все доходчиво объяснили: «Нам надо вас в первую очередь спасать, юная дамочка. И в этой трудной ситуации, может быть, придется пожертвовать - да, да -даже  ребенком.Останетесь жива и еще ого-го сколько нарожаете! А так...»

Она все делала именно так, как они... не хотели: потихоньку выбрасывала таблетки в унитаз.Они де легкие и долго плавали на поверхности воды, а врачи или нянечки могли ведь запросто заглянуть и в горшок.Они за нее все так волновались, что даже запираться в отхожем месте не разрешали: мало ли чего может случиться с больной, да еще и беременной, притом на высоком сроке, да еще с постоянно заплаканными глазами, которые она, кстати, тоже от них прятала...

Девчонки в палате сначала думали, что у нее проблемы с желудком, поэтому-то она, конечно же, по сто раз спускает воду... И потихоньку шепнули об этом врачу. Молодой доктор долго допрашивал ее по такому неудобному поводу, думая, что она стесняется им о трудностях с ..., ну то есть со...стулом  сообщить.Пришлось кивнуть головой, а что она таким образом подтвердила, сама не знает...Но таблеток на тумбочке у нее сразу ...прибавилось: она только догадывалась, что они, видимо, были то ли от запора, то ли от поноса.. Что им жалко что ли? В смысле не только таблеток, но и Его, с его надеждой на здорового Сына.

После этих лекарственных добавок ее трудности только усилились: ведь теперь гораздо больше таблеток приходилось спускать в унитаз, и у них в палате постоянно журчала вода- как будто неподалеку находился  целебный источник.

Но вместо дурацких пилюль она неожиданно нашла другой действительно целебный ручеек, который и спас... Его положение как Будущего Отца.Она ведь только ради Него так старалась.Ну неужели же для ребенка, которого она еще никогда не видела? Тем более, что Он  даже имя для него придумал сам- без ее согласия: очень простое и на ее взгляд неказистое-в честь своего отца.Он был уверен, что у него родится Сын.

А она лишь была призвана  эту Веру спасать. Испокон веков герои за Веру шли и в огонь, и в воду, а она еще похлеще – на Роды...И все это только ради Него-поверьте!

Целебный ручеек вытекал из... огромнейшей бутыли с микстурой «Уве-Урзе» ,  по-народному  называемой «Медвежьими ушками».

Стоило тихонько открыть кран, приделанный к бутыли, как из него шла густая темная жидкость с горчайшим вкусом. А она как разведчик выжидала момент, когда в коридоре никого не было, и набирала это ужасное пойло-просто целыми стаканами, даже впрок, пряча их за марлевыми прокладками в тумбочке.

Нет, к этой жуткой жиже у нее не было ненависти, хотя она и вызывала приступы тошноты.Она научилась зажимать себе нос пальцами и держать его в таком состоянии даже еще несколько минут после принятия «ушек».Конечно, когда врачи пару раз застали ее и за этим необычным занятием- зажиманием носа и корченьем «рвотных»гримас, у нее появились на тумбочке новые... таблетки...На этот раз, видимо, то ли от насморка, то ли от нарушений... психики...

Своей тайной она из жалости поделилась c  еще  одной «почечницей»- бледнюще-сенюшной и тощей беременной девочкой, у которой и был только впридачу к глазам один огромный живот-шар...Так что теперь они бегали к «бутыльку» по очереди –одна наполняла стакан, а другая- в это время стояла «на шухере»...

У нее были серьезные основания так пристраститьсяч к этой «бормотухе»:она хорошо запомнила вкус  « медвежьих ушек» с детства, со времени, когда  у нее тоже было жуткое воспаление почек.Тогда один старенький гомеопат спас Девочку,  жизнь которой уже потихоньку уходила из измученного  тела , сбегая от огромного количества антибиотиков и других вредных лекарств, которыми ее  пичкали в детской больнице.Отец увез это почти эфимерное существо на свой страх и риск к  домашнему гомеопату.И вопреки предсказаниям врачей, тот  вытащил девочку из болезни за эти самые... «Медвежьи ушки», отменив весь остальной, по его словам,«Крысинный яд»...

Но врачи и сейчас, как и тогда, не верили в целебную силу растений, а только -в свои опасные пилюли, и она не собиралась их разубеждать. Ведь они не знали, что она должна спасать вовсе не ребенка, а Его как Отца...

Это последнее понятие они оставили для Бога.А на что еще расчитывать в ее трудном положении, когда из-за сильнодействующих медикаментов она могла потерять ребенка или родить больного...Врачи так и говорили: «Положимся на Бога!»...



Марина Симонова

Отредактировано: 10.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться