Рождество после апокалипсиса

Рождество после апокалипсиса

Маша и Миша лежали на животе и рассматривали торчащее перед их носом растение. Несмотря на слой грязно-серой субстанции, почти постоянно сыпавшей с неба, растение смогло пробить сквозь его толщу свой путь к свету. Давно уже люди не видели растений вне теплиц. Лишь редкие чахлые елки, скупое разнообразие тепличных культур, да мох, растущий под толщей снега, что раскапывали глупые брамины, напоминали об огромном царстве растений.

Прошло много лет со дня Катастрофы, когда старый мир перестал существовать. Дедушка говорил, что его дедушке рассказывал его дедушка о том, что его дедушка читал в одной полуистлевшей книге, последней из сохранившихся к тому времени, про жизнь людей до Катастрофы. Говорят, те люди жили счастливо и беззаботно: им не нужно было таскать с собой оружие для защиты от диких зверей; у них всегда было вдоволь еды; их дети могли посвящать развлечениям и учебе целых двадцать лет - а сейчас в двадцать лет люди готовились к старости. А еще говорят, что тогда существовало «Лето», это было прекрасное время, было тепло, на земле росло множество красивых цветов, пели птицы и порхали бабочки. Но почему-то многие люди больше любили «Зиму». Дедушка говорит, что именно зимой, в одну единственную ночь в году, наступало время чудес. Эта ночь называлась Рождественской, дети и взрослые получали удивительные подарки, люди пели и танцевали.

Как же Маше и Мише хотелось посмотреть на этот праздник! Но нет, в новом мире на праздники не было времени. Чтобы выжить всем, от мала до велика, приходилось тяжело работать. И лишь чудеса, подобные этому цветку, могли отвлечь их внимание от работы.

- Как ты думаешь, как оно называется? – спросил Миша.

- Не знаю, может одуванчик?

- А может подснежник? Он же из-под снега вылез.

- Ну не знаю, никогда о таком не слышала.

- Может, бабушке покажем? – сказал Миша и протянул руку, чтобы сорвать его.

- Ты что, не смей, - вскрикнула Маша, отдергивая его. – Забыл? Запрещено уничтожать все, что не изучено и может навсегда исчезнуть.

- Вечно ты со своими правилами, - разочаровано протянул Миша.

- Не с моими, а с общими, ты сам клялся их соблюдать.

- Клялся-клялся, - пробурчал загнанный в угол брат.

Они никогда еще не видели таких растений: на ярко-оранжевом стебле с узкими листьями покачивался довольно большой бутон с узкими сиреневыми лепестками. Миша уже хотел ткнуть в него пальцем, чтобы посмотреть, что произойдет, но Маша не дала ему и этого сделать.

Тут послышалось знакомое, холодящее сердце жужжание. Скосив глаза, они увидели, что над ними летает Снежный шмершень - один укус этого насекомого с легкостью мог парализовать крупного брамина, не говоря уже о детском теле. В обездвиженное тело шмершень откладывал яйца, из которых, попадая в благоприятную среду, практически сразу вылуплялись личинки, начинающие пожирать изнутри еще живое существо. Такая смерть была поистине ужасна. Миша и Маша замерли, боясь дышать. Шмершень покружил над ними и хотел уже сесть на нос Миши, как вдруг из середины цветка пыхнуло небольшое облачко, очень сладкого привкуса, шмершень тут-же изменил свое решение и полетел к цветку. Но стоило ему приблизится, как из цветка выстрелил один из лепестков, оказавшийся тонкой стрелкой на ниточке. Она с легкостью проткнула насекомое, зазубрины не давали стрелке выскользнуть из тела жертвы, и тонкая нить стала тянуть шмершеня к цветку. Насекомое было слишком крупное и, несмотря на ранение, почти вырвалось. Но тут вылетело еще несколько стрелок, и судьба шмершеня была решена. Он был подтянут к бутону, лепестки раскрылись и сомкнулись вокруг жертвы.

- Ого, - прошептал Миша, - оно ведь спасло нас.

- Вот тебе и ого, а ты его еще сорвать хотел. Вот бы его семена вокруг деревни рассадить.

- Угу! Ладно, пошли домой, поздно уже. Нас, наверное, уже хватились.

Близнецы поднялись и пошли в сторону холмов, за которыми виднелись струйки дыма от очагов их соплеменников.

- Маша, давай быстрее, а то нам влетит.

Но Маша уже его не слушала. Она задумалась о только что увиденном чуде и принялась рассматривать его со всех сторон. Нужно обязательно, в мельчайших подробностях описать увиденное бабушке с дедушкой и расспросить их, что бы это значило. Они всегда очень живо интересовались всеми их находками. А этот цветок еще никто никогда не видел. Как жаль, что нельзя его сорвать и показать вживую! Бабушка с дедушкой уже очень старенькие, и до этого места точно не дойдут.

Поняв, что от Маши толку мало, Миша привычно перехватил контроль и побежал. По дороге Миша встретил стадо браминов. Огромные травоядные животные оставили широкую полосу протоптанного снега. По привычке они, во время движения, рогом в виде лопаты, взрывали снег и, добравшись до земли, постоянно ели мох. Брамины прошли на север в сторону гор. Это было хорошей новостью: через горы им не перейти, а, значит, охотники с легкостью сумеют их нагнать. Тогда у племени будут мясо и шкуры, а значит «время забвения», самый страшный из периодов этой бесконечной ядерной зимы, племя сможет пережить.

Пробежав еще немного, он нахмурился. Стадо сопровождала стая Призрачных убийц. Эти крысо-волки были грозой всего живого, их интеллект был очень высок, а в силе и ловкости им не было равных. Хорошо еще, что они предпочитают обходить деревню стороной. Страшно представить, что произошло бы, если бы убийцы напали на нее. Они очень хитрые и всегда бегут нога в ногу, поэтому сложно определить, сколько же их здесь прошло, но никак не меньше десяти. Больше всего беспокоило то, что они бегут рядом со стадом браминов. Они явно его куда то гонят, но куда и зачем? Почему они не вырезали стадо еще на подходах к равнине? Обязательно нужно предупредить охотников.

Уже совсем стемнело, когда Миша и Маша подбегали к воротам. Завидев их, навстречу выскочили Витя и Викой.



Максим Касьянов

Отредактировано: 07.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться