Розы

Размер шрифта: - +

Розы

Конрад лежал в густой траве.

Ночное небо безжалостно пронзали шпили замковых башен, и звезды, словно серебряные брызги крови, окропили темно-синее сукно. Тишина не была полной. Ночь жила. Жила в этом саду пением сверчков, дышала благоуханием полночных бутонов. Руки, что ухаживали за садом, были нежны и добры, и сад отдавал себя сторицей, радуя глаз. Он был самым настоящим островком покоя среди опасных лесов и строгих гор.

Розали, дочь хозяина замка, высадила кусты дивных цветов, что раскрывали свои белоснежные, как полная луна, лепестки только после захода солнца. Их аромат был еле осязаем, но очень нежен, ибо Темный владыка, которому принадлежали сад, замок и даже сам Конрад, не выносил резких запахов.

Крупные цветы висели на гибких ветвях и покачивались на легком теплом ветру, приносящем со стороны поселения людей целый букет запахов. Сегодня у горожан был праздник – Конрад уже не помнил, какой. Он нередко сопровождал Розали в городок, но никогда не интересовался его жителями.

Темный владыка уже давно привык следить за покоем в своих краях и оберегать немногочисленные людские селения от волколаков из ближайших лесов. Некогда эти земли процветали, но после того как мрак овладел лесами, калеча людей и животных, Темная владыка оборотней стала настоящим проклятием для этих мест. Бывший хозяин замка не смог справиться с ее натиском и, доведенный до сумасшествия, сначала убил всю свою семью, подозревая в ликантропии и колдовстве, а потом сам повесился на воротах. Отрезанные от всего мира густыми чащобами селения людей впали в отчаяние. Безопасные леса превратились в царство ужасных монстров, а тракты стали смертельными ловушками.

Напуганными людьми легко манипулировать, и одно единственное предложение сделало вернувшегося в эти края Ардена настоящим повелителем земель – от горных острогов до Волчьего леса. Зажатые словно между молотом и наковальней люди уже не первое поколение добровольно находились в тени крыльев хозяина замка. Страх не проснуться на утро, будучи растерзанными волкоподобными монстрами, сменился тревогой рассердить Темного владыку, но люди, славившиеся своей способностью приспосабливаться к любым условиям, свыклись и с этим.

Человеческий век недолог и хрупок, как цветок. Протяни руку, сожми бутон, и прохладные лепестки останутся на твоей ладони подобием былого величия. Разница только в том, что сломанный цветок не оставляет на пальцах следов пряной крови. Но Конрад не любил цветы не по этому.  Он смежил веки. Темнота ночи и ее многоголосная песня сменилась ревом пожара и обугленным фамильным гербом. Три белые розы на щите почернели от копоти. Три белые розы, втоптанные в грязь, обесчещенные чужим вероломством. Три белые розы, которым уже никогда не вернуть былую свежесть. Не осталось ничего: ни дома, ни герба, ни рода. Был только Конрад, согласившийся обменять на холодных залитых кровью ступенях белые розы на красные во имя мести.

- Не стоит так жестоко обращаться с цветами, - произнес бархатный голос, и Конрад открыл глаза.

Он нехотя разжал кулак, и белые изящные лепестки соскользнули с бледных пальцев в темный шелк травы.

- Я звал тебя. Ты не слышал?

Конрад внутренне вздрогнул:

- Прошу простить меня. Я… задумался.

Темный владыка медленно сел на траву рядом. Льняные, почти белые длинные локоны обрамляли узкое, обманчиво юное лицо.  У вампира был спокойный взгляд, а тонкие губы редко покидала легкая улыбка. Конрад был обязан Ардену всем, что имел сейчас, и был готов ради него на все, даже если придется вернуть обратно дар, что спас его от смерти. Ему казалось, что белые розы больше не имели над ним власти, и Конрад не жалел о своем выборе.

- Вы хотите, чтобы я сопроводил Розали в город?

- Именно, - Арден кивнул. - Я бы отправил с ней кого-нибудь другого, но ты сам знаешь, что меньше всего люди нервничают в твоем присутствии.

Темный владыка никогда не выпускал свою дочь из замка одну. Тень Конрада следовала за ней неотступно. Он знал обо всех ее перемещениях – что делала девушка, с кем говорила. Если ей грозила опасность, то он возникал перед угрозой, словно из под земли – бесстрашный, сжимающий рукоять клинка, готового вот-вот покинуть ножны.

Розали упрочила связь между вампирами замка и людьми. Она была устами Ардена в поселениях, и через нее решались все вопросы. Девушка росла в мрачных стенах замка с ранних лет, но ее сердце оставалось чутким, улыбка – доброй, а намерения – самыми искренними. И, что говорить, городскому управляющему и старостам деревень гораздо приятнее было иметь дела с милой леди, несмотря на то, что все звали Розали дочерью Темного владыки и относились к ней настороженно. Девушка была для Ардена самой настоящей драгоценностью, и ее безопасность Темный владыка мог доверить только Конраду.

- На пару часов, не больше, - золото глаз блеснуло из-под светлых ресниц, - я обещал ей.

- Как пожелаете, - ответил вампир.

Розали не позволялось долго находиться вне территории замка. В саду она могла проводить сколь угодно времени, но посещения любого поселения людей были строго ограничены. Однажды она вернулась со ссадиной на щеке, но от вампира невозможно  было скрыть следы даже под слоем пудры. Темный владыка был в ярости, и Розали с трудом удалось убедить его не наказывать людей в городе за их опрометчивый поступок. По ее словам, людям было достаточно собственных терзаний, в которых они проводили дни и ночи. Их жизнь была тяжела. Большинство людей сами себя изводили, но были и те, кто боролся с собственной судьбой. Розали считала, что быть человеком очень непросто.



Катрин Полночь

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться