Розы для мамы

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 19

   В памяти Эвелины навсегда останется чувство, преследовавшее её перед аварией, в которую попал брат на своём личном автомобиле. За две недели до смертоносного происшествия Душа её кричала от боли, и с ней творилось что-то до изнеможения невыносимо-страшное. Сейчас на тот пройденный урок можно посмотреть как на прочитанную главу в открытой книге, в которой есть объяснение до мельчайших подробностей. Но это сейчас... а тогда ей – сестре, не хватало знаний и уверенности в себе. Все, что с ней происходило внутренне, было за пределами земного понимания, и словами объяснить это оказалось невозможно. Психологическое состояние её вымотанного организма стояло на грани непонятного энергобеспредела, и были такие минуты, когда казалось, что лучше умереть, чем так жить. Лина знала: данным мышлением она совершает самое опасное преступление перед Богом и поэтому, проходя жгучую Душевную боль и заливаясь слезами, всё время просила:

- Господи, прости, защити и помоги выстоять! Прости все мои грехи.

   Но... в психологическом состоянии Эвелины были и крайности. Когда боль Души становилась раскалённой и запредельно невыносимой, она снова обращалась с просьбой к Высшим силам, только фразы её просьбы были искорёженными.

- Господи, мне больно! Боль выжигает Душу калёным железом. Забери меня к себе, Господи, забери… - дикая просьба уходила в Небеса, но её там не принимали и вновь... Тупик – боль бумерангом возвращалась в тело и пыталась его испепелить огнём.

   Находясь в таком состоянии, Лина несколько раз звонила своей приятельнице Ольге плакала и всё рассказывала:

- Я больше так не выдержу, понимаешь, не выдержу...

- Спрашивай и получишь ответ! Высший мир что-то хочет тебе передать и помочь в какой-то ситуации, - объяснила ей Ольга и просила работать над собой.

- Господи, подскажи, что ты мне говоришь? Помоги понять глубину происходящего, - снова шло обращение к Богу.

   Ответ пришёл мгновенно:

- Влад, беда... беда…

   И вновь звонок к Ольге, и разъяснение полученной информацией. Эвелина от изматывающей боли была в таком состоянии, что энергетически просто угасала.

- Ты спросила, какой Влад? Ведь у тебя два родных человека с данным именем, - вновь подсказала Ольга.

- Да, два, - согласилось сознание.

   Среднего сына Эвелина назвала в честь своего брата, и теперь у неё в жизни было два Влада – маленький и большой. Она не переставала плакать, и боль, всё больше и больше преобразившись в монстра, высасывала жизненные силы. В таком состоянии понять, о каком Владе ей говорят, было невозможно.

- Господи! Спаси и помилуй, – бесконечно, стоя на коленях, просила изболевшаяся Душа.

Собравшись с силами, Лина продолжала задавать вопросы в информационный центр Вселенной:

- Боженька, родненький, подскажи, о каком Владе мне идёт информация. Подскажи…

   Взрыв... внутренний взрыв… Он разрывал Душу на окровавленные клочья и разбрасывал их в разные стороны. Молния пронизывала всё тело, поджигая своим ударом каждую клетку.

- Безысходность... сплошная безысходность, - стонало всё женское яство.

   Стон своими стрелами поражал пространство и приносил чувство горечи, казалось, что жгучая боль никогда не остановится. Лина одновременно стала слышать и видеть – в глазах проплывала картина аварии, а в ушах звучало:

- Влад, беда, авария.

   Это звучание повторялось несколько раз. Видение в ускоренном темпе показывало обрыв знакомой дороги, на которой переворачивается и загорается машина её брата.

- Господи! Скажи, что мне делать, как помочь Владу? – снова был задан вопрос и ожидание... ожидание подсказки с Небес.

- Проси, только проси, – таков был краткий ответ для сестры, указывающий на её дальнейшие действия.

   Как просить и что просить, она в тот момент не выяснила, и это была её большая ошибка, но поймёт об этом Лина намного позже. В те тяжёлые минуты, находясь на огненном перекрёстке судьбы, главным для неё стало одно-единственное желание – и это желание было выше её собственной жизни. Оно посылало зов в Небеса о том, чтобы брат, её самый родной и дорогой человек на земле, остался жив. Душа Эвелины находилась в психологическом аду, который уходил за пределы реальности, и выжить в создавшейся ситуации можно было только опираясь на Божественные подсказки.

- Отче, защити моего брата. Я прошу единственное – оставь ему жизнь, - умоляла она Небеса.

- Защити, - кричало её сердце.

   Лина в своей агонии даже не понимала, что то единственное, о чём она просит, было самым большим и драгоценным подарком Господа для каждого человека.

   Об аварии, которая надвигалась на Владмира, она рассказала своим близким друзья и полученное известие их удивило.

- Кто, Влад? - запомнился тогдашний диалог. - Да не может такого быть. Он ведь отличный водитель, да и стаж у него не только любительский: он ведь практик. Влад и авария – это несовместимо.



Лилиана Штригель

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться